Репетиция оркестров. ФОТО

Пристраивая беспризорные песни, Пугачева посадила голос

14.06.2010 в 18:22, просмотров: 5410
“Знаете, понятие рок — оно такое расплывчатое”, — пыталась выкрутиться Алла Пугачева из скользкой ситуации, понимая, что предполагаемый угар на трибьют-концерте рок-ремейков ее песен надувается как мыльный пузырь фондовой биржи перед кризисом — и вот-вот лопнет. “Да уж, действительно расплывчатое!” — хрипло заржали в унисон две брутальные рок-фанатки на галерке, безуспешно пытавшиеся весь вечер погрузиться в нирвану рок-буйства. Остальные 6 тысяч (или около того) зрителей, забивших концертный зал, наоборот, очень обрадовались этой “расплывчатости”, потому как опасались именно рок-угара, хотя и готовы были стерпеть что угодно, только бы добраться до вожделенной Аллы.
Репетиция оркестров. ФОТО
фото: Лилия Шарловская

Билеты на концерт “Ты молчи, а мы споем!” с участием множества рок-групп практически не продавались до тех пор, пока на афишах Алла Борисовна, как узница совести с марша несогласных, маячила с заклеенным ртом. Не хотел народ слушать, как Пугачеву лишают права голоса, пусть даже и руками “Зверей”, “БИ 2”, Шнура, “Агаты Кристи”, “Города 312”, хоть кого! Рот спешно расклеили — и тогда билеты разлетелись горячими пирожками.


Наша Алла, как у них — АББА. Затертые до дыр, песни крутятся и поются без устали десятилетиями, покрываясь налетом вечной ценности. Алла на концерте умилялась — многие, говорит, думают, что песня “Куда уходит детство”, например, из репертуара группы “Сливки”, а одна девочка считала, что Пугачева началась с хита “Позови меня с собой”. Зато другой мальчик, готовясь к уроку истории, выяснял у Пугачевой, какие песни она исполняла во времена Великой Отечественной.


Так же, как и АББА, Алла окончательно перестала петь, и, несмотря на то, что многие по-прежнему ждут не дождутся, когда она “сорвется”, как другие, Примадонна из последних сил держится оловянным солдатиком. После прощального тура еще не проронила ни ноты. Но подмывает. Пока со сцены звучали разные версии ее нетленок, она так наподпевалась себе под нос, что к финалу вечеринки окончательно посадила голос. Хрипя, напутствовала рок-музыкантскую братию:


— Много у меня теперь беспризорных песен, пойте их на здоровье. Вы им даете новую жизнь, и слава богу! Хорошая песня останется жить, плохая не приживется все равно, пой ее не пой…

Смотрите фоторепортаж по теме: Песни для Аллы
39 фото


Растрогалась: “Эти ребята, — говорит, — играют совсем другую музыку и так уважительно отнеслись к репертуару певицы, которая работала совсем в другом направлении”. “Ребята”, в свою очередь, с уважительностью явно перебирали. Их было под 20 групп, форменный рок-фест, и перед каждым выступлением не спеша настраивали инструменты и звук, превращая концерт в его репетицию. В любом другом случае это назвали бы провалом. Даже Алла занервничала: “Я начинаю жалеть, что это не фанерный концерт. Фанеру включил — и всё!”. Насмарку полетели заранее заготовленные короткие подводки к каждому номеру, и Пугачева с Алексеем Кортневым, солистом группы “Несчастный случай”, вынуждены были пускаться в пространные разговоры.


Собственно, “пускалась” преимущественно Алла, и это неожиданно превратилось в главную изюминку вечера. Монологи певицы, а также ее диалоги с залом и вечно настраивающимися музыкантами публике очень нравились. Люди сидели, раскрыв рты, а Алла кокетничала: “Я так всю свою жизнь вам расскажу, пока они тут перестраиваются, на книжку ничего не останется”. Публика одобрительно рукоплескала — давай, валяй, не останавливайся. Пришлось задействовать первые ряды VIP-гостей. Стали играть “в радио” — все делились новостями: Юдашкин, Моисеев, Бабкина, Савичева, Агурбаш, Цискаридзе, Стоцкая. С букетом подошла Волочкова. “У тебя-то, Настя, надеюсь, новостей нет, по-прежнему все хорошо? — участливо поинтересовалась Алла и горячо похвалила балерину. — Поцелуй меня в пачку! Колоссально! Фраза века!”. Наконец микрофоном завладел Киркоров. “Ну, как тебе, король ремейков, наши ремейки?” — с артистичной сухостью спросила Примадонна. “Аллочка, больше меня их никто не спел, и лучше, чем я, твои ремейки никто не споет”, — не скромничал Филипп. Зал поддержал его бурной овацией. Но Алла не сдалась: “Будьте любезны, посадите его в клетку! Это ж надо было мне так промахнуться когда-то!”. Наговорившись, все стали хором петь: “Все могут короли”, “Без меня”, “Этот мир придуман не на-а-ами”…


Когда дело доходило все-таки до исполнения обещанных рок-ремейков, публика жадно внимала каждому звуку и неизменно провожала музыкантов горячими аплодисментами, благодаря артистов за сам факт прикосновения к прекрасному. Насколько прекрасны были сами эти прикосновения — вопрос вкуса и ожиданий. Подлинным рок-угаром отличился, пожалуй, лишь Сергей Шнуров, но его на концерте не было. Алла, однако, не смогла отказать себе в удовольствии хотя бы прокрутить эту запись — “Не имей сто рублей” — на прощание. Большинство, перелопатив весь репертуар Примадонны, выбирали для себя в основном грустные песни, и, если бы не веселье в паузах, концерт мог пройти в удручающем миноре.


“Представьте, что через 15 минут случится конец света”, — так предваряла Алла, например, выступление “Агаты Кристи” и Маши Макаровой с “мистическо-готической” интерпретацией песни “Расскажите, птицы”. Валерий Сюткин свинговал “Арлекино” в джазовой манере, “Братья Гримм” по-своему и приглушенно услышали бой “Старинных часов”, Сергей Галанин, словно передразнивая Лайму Вайкуле, чувственно пробасил: “Не отрекаются, любя”. Парни из Jukebox устроили виртуозный вокальный аттракцион с элементами Шер из “Лестницы”, Чичерина перелопатила в регги “Звездное лето”, “Ундервуд” скрестил в одном номере “Все могут короли” и “Маэстро”, Пресняков пронзительно и складно собирал “Белые цветы”, “Токио” затейливо реанимировали диско 70-х с “Просто”. Когда очередь дошла до “Города 312” с балладой “По улице моей” из кинофильма “Ирония судьбы”, стало ясно, что именно сковывало многих музыкантов — пиетет к Живой Легенде, боязнь заляпать “святое” опрометчивыми кляксами. Этой боязни избежали 10 лет назад гениальный Макс Покровский и его соратники из “Ногу Свело!” на первом трибьюте “Сюрприз для Аллы” в “Олимпийском”, когда поставили на уши зал парадоксальным треш-кавером “Тихорецкой заставы” из той же “Иронии судьбы”. На нынешнем концерте, пожалуй, не хватило именно кавер-шедевров на шедевры Пугачевой.


Впрочем, своего слова еще не сказали “Виртуозы Москвы” и прочие симфонические оркестры. Ведь Алла, как и АББА, уже стала классикой, и, как Аббу, ее давно пора перекладывать в классику.