Несжатая полоса

По последним официальным данным, из-за сложных погодных условий картофель в Подмосковье остался неубранным на 40% площадей, а свекла и капуста — на 30%

29.10.2013 в 23:53, просмотров: 1140

Потери урожая огромные, миллиарды рублей. И так уже четвертый год подряд.

Несжатая полоса
фото: Геннадий Черкасов

В нынешнем году все почему-то пеняют на дождливый сентябрь, когда выпала 5-месячная норма осадков и в поле невозможно было войти даже в болотных сапогах.

Но и весна тоже выдалась не подарок: ранняя и дождливая. Кто в майские праздники посадил клубни (для Подмосковья это самые оптимальные сроки), через месяц понял, что картофель под лужами воды задохнулся. Почти везде его пересаживали в июне, и посевная закончилась в рекордно поздние для нашего региона сроки — аж 20 июня.

К сентябрю — традиционному времени уборочной — он не успел созреть, а тут еще и проливные дожди, клубни сгнили прямо в грядках, даже не успев обрасти кожурой.

Если в некоторых районах утверждают, что нынешняя осень обанкротила большинство фермеров, то в Ступине на сей счет ситуация спокойная. Там они разорились еще 3–4 года назад, на плаву только те, кто не был закредитован.

— Банки требуют бизнес-планы, — говорит глава ступинской ассоциации фермеров Игорь Мельников. — Как можно что-то планировать в нашей зоне, где то засуха, то дожди? А потом кредиторы трясут нашими планами и говорят, что никакой отсрочки по долгам не допустят, мы сами виноваты, не умеем просчитывать коммерческие риски. Возвращаемся к натуральному хозяйству…

Как-то у нас все получается, что любое новое, вводимое в жизнь, — хуже старого. Крестьяне имеют в виду дотации от государства на посевную кампанию под ГСМ, семена, удобрения. Замучаешься собирать справки, ездить с ними в Москву. Они давно просили заменить такие дотации целевыми выделениями субсидий на гектар. Так делается во всем мире: есть у производителя, допустим, 300 га пашни, на каждый ему государство выделяет 367 евро, а уже ты их используешь по своему усмотрению, на горючее или удобрения.

Недавно такая чудо-система появилась и у нас. С тем отличием, что в Подмосковье на гектар полагается не 367 евро, а… 20!

— Раньше только под удобрения я получал 300 тыс. рублей из бюджета, — вздыхает Игорь Мельников. — А сейчас мне подо все дают 30 тыс. рублей. Что это за вспоможение?

И Игорю, и его ступинским товарищам изрядно поднадоели общие призывы властей к развитию отечественного села, разговоры об их заботе. Ведь на деле с 90-х годов прошлого столетия ничего не меняется, по большому счету никто не желает вникать в аграрные проблемы.

На федеральном уровне наверняка будет подведение итогов сельхозгода. Владимир Путин или Дмитрий Медведев наверняка констатируют, что «год для крестьян был непростым». И в очередной раз призовут сельхозпроизводителей страховать урожай, возмещать возможные убытки из-за капризов погоды через страховые компании — как, собственно, делается во всем мире.

Никто из отцов народа в эти страховые дебри не вникает, не пытается понять, отчего крестьяне не пользуются этой услугой. Компенсация (если ее когда-нибудь вообще получишь!) идет за недобор урожая до среднего уровня. То есть если совхоз собрал 15 центнеров с гектара, а урожайность составляла 70 центнеров, то за разницу в 55 центнеров с 1 га ему никто не заплатит. А заплатят за некий недобор до среднего уровня, который «подсчитают» страховщики, и получится, что никакого недобора, собственно, и не было.

Неудивительно, что 4-й год подряд областные аграрии по самым разным причинам остаются без прибыли, со сплошными убытками. Самые набожные даже ссылаются на Священное Писание, где говорится о 7 неурожайных годах, а затем и о конце света. Как видим, нам осталось немного…

— Тяжелее всего в нынешнем году крупным товаропроизводителям, — дополняет своего ступинского коллегу глава дмитровской ассоциации Павел Муничкин. — У них последние 4 года потери просто катастрофические. То кризис, то жара в 2009-м, то низкие закупочные цены…

фото: Геннадий Черкасов
Убытки от нынешней жатвы в Подмосковье составили около 2,5 млрд рублей.

Павел знает, что говорит. В 1995 г. кило картофеля оптом стоило 5 рублей — при горючем 15 руб. за литр и удобрениях в 0,8 руб. В 2011 г., спустя 15 лет, тот же килограмм «второго хлеба» оптовики принимали по 6–7 руб. Но цены-то на удобрения подскочили в 20 раз, на ГСМ — в 2–3 раза…

— Работаем только на погашение кредита банку, прибыли в последние годы нет никакой, — резюмирует он.

— Но зачем вы тогда работаете себе в убыток? — удивляюсь я.

— У меня мелкое фермерское хозяйство, — отвечает Павел. — Я последние 4 года от посадки картофеля и овощей отказался. Как показывает практика, поступил совершенно правильно. А крупные фермеры себе позволить этого не могут. В районе есть крестьянские хозяйства, которые в год продавали по 5–7 и даже 10 тыс. тонн овощей. Вот они от них уже не в состоянии отказаться.

Первый звонок для них прозвучал в 2008 г., когда глобальный кризис поставил всех селян на грань банкротства. Как говорится, обидно мне, досадно мне, но ладно. На 2009 г. крупные товаропроизводители без суеты и паники увеличили посевные площади. Мол, где наша не пропадала? Но закупочные цены тогда были ниже плинтуса и долги перед банком не уменьшились, а увеличились.

— У них все производство заточено под овощи, — поясняет Павел. — Построены современные хранилища, закуплена импортная сельхозтехника. Надеются, что возьмут свое в будущем, но каждый последующий год, как специально, оказывается еще хуже предыдущего.

Казалось, во всем виновата погода, стихия стала на пути получения рекордных урожаев. Однако производители не исключают, что страшнее любой непогоды — кредитная политика банков, которые выделяют деньги под посевную кампанию. Все они коммерческие, их деятельность направлена на получение прибыли. И от буквы своего устава они не отступают ни на йоту.

— По итогам 2008 г. из-за кризиса мы не смогли выплатить кредит банку, — рассказывает один из зарайских директоров совхоза. — На 2009 г. нам в кредите не отказали. Но поскольку мы должники, то под льготный кредит, когда 2/3 ставки рефинансирования погашается государственными субсидиями, мы не попадаем. Кредит должны выплачивать полностью, все 20% годовых. Это уже петля, удавка на шее. За последние 4 года влезли в такие долги, что их просто не погасишь, в залоге у банка все имущество. Мы конкретные банкроты, скорее всего будущей весной сажать уже ничего не будем. И не мы одни в таком финансовом положении, почти все крестьяне…

Претензии подмосковные аграрии высказывают и в адрес команды нового губернатора. В этих экстремальных условиях их поддержка была большей частью моральной. Когда стало ясно, что добрая половина урожая останется под снегом, районы начали выходить на региональное правительство с инициативой объявить режим чрезвычайной ситуации. «Чрезвычайщина» была необходима прежде всего для того, чтобы защититься от банков-кредиторов. Если ЧС (чрезвычайную ситуацию) провозглашает государство, это уже не форс-мажор, а настоящее народное бедствие, банки обязаны пролонгировать, реструктуризировать или что-то там еще сделать с долгами, чтоб не пустить земледельцев по миру. Так было в 2010 г., в засушливые лето и осень.

Однако правительство в лице регионального минсельхоза навстречу крестьянам не пошло. Ведомство потребовало от муниципалитетов подробного анализа: насколько погодные условия мешают уборке и соответствуют ли они режиму ЧС?

— Мы тонем, но должны везти в Дом правительства справки, — возмущаются в хозяйствах. — В некоторых районах до сих пор их собирают, хотя уже все кончено…

Словом, ЧС была объявлена только в Коломенском, Зарайском, Каширском и Озерском районах — да и то муниципальными, а не региональными властями. Мобилизация на картошку студентов в те районы существенных результатов не дала. С непривычки или от отсутствия опыта (шефской помощи подмосковное село не знало лет 20!) студенты почти сразу заболели и разъехались по домам.

В итоге случилось то, что случилось: убытки от нынешней жатвы в Подмосковье составили около 2,5 млрд рублей.

Понятное дело, что Подмосковье — не самый сельскохозяйственный регион России, сколько-нибудь заметного влияния на закрома нашей необъятной родины не оказывает. Но все-таки: сколько будут стоить зимой картофель и овощи? Как обреченный, я спрашивал это всех: и фермеров, и директоров совхозов. Они, увы, ничем не порадовали:

— Непогода зацепила не только Московскую область, но и всю Центральную Россию, юг страны, на Дальнем Востоке сами знаете, что творилось, — отвечали они. — В победные рапорты, что Россия — великая сельхоздержава, мы не верим. Картошка будет стоить рублей 50–60 за килограмм…

Одна надежда, что Европа нам поможет. Поскольку Россия — полноправный член ВТО, то дешевые продукты хлынут оттуда.

Подробное интервью с заместителем председателя правительства Московской области , министром сельского хозяйства и продовольствия Владимиром БАРСУКОВЫМ читайте в одном из наших ближайших выпусков.