Под крестом или без креста?

Частичное разрушение часовни Александра Невского в Видном вызвало бурю протестов и недопонимания

19.02.2014 в 20:40, просмотров: 1054

КОМУ ПОМЕШАЛА СВЯТЫНЯ, КОТОРАЯ ПРОСТОЯЛА ВСЕГО ПЯТЬ ЛЕТ? ЧТО БУДЕТ ДАЛЬШЕ? И куда пропала мемориальная табличка с памятника павшим в Великой Отечественной войне, который прежде стоял на этом месте? Пока местные интернет-ресурсы обсуждают, кто виноват, видновское благочиние объясняет, кто в этом деле прав.

Под крестом или без креста?
Фото: пресс-служба Ленинского района

Святыню действительно пришлось частично разрушить. Но не ради того, чтобы стереть с лица земли святое место.

Раз в неделю здесь проводили богослужения, но все чаще прихожане стали обращаться с просьбой о проведении церковных таинств — венчания, причастия, крещения. Часовня, как известно, место без алтаря. А нет алтаря — нет обрядов.

Так что было решено поставить на месте этом храм. Средства на него собирают сами прихожане. Кроме того, помочь служителям церкви решили многие организации.

Сначала план был прост: часовню сохраняют, именно она становится алтарем, храм пристраивают к ней, и все счастливы.

— Но, к большому сожалению, осуществить задуманное не удалось: в процессе обследования фундамента часовни выяснилось, что он не смог бы выдержать дополнительной нагрузки, — объясняет внезапные перемены протоиерей Михаил Егоров, благочинный церквей Видновского округа. — Пристройка в будущем неизменно привела бы к серьезным проблемам в эксплуатации здания. Поэтому специалисты в области проектирования и строительства предложили нам снести часовню и выстроить здание нового храма «с нуля», с соблюдением всех существующих требований к безопасности возводимых объектов, чем мы сейчас и занимаемся.

Строительство нового храма на месте прежнего в истории церкви случалось, и не раз. Это вполне нормальная практика. Даже храм Христа Спасителя возведен на месте Алексеевского женского монастыря.

Облик старой часовни сохранят настолько, насколько это будет возможно. Тот же крест, тот же купол, стены с росписями. И даже мозаика на стенах останется неизменной. Ее демонтировали, благо это было возможно, и после постройки здания новой церкви она будет возвращена.

А вот что случится с родником — неизвестно. Подле часовни бил ключ, который многие считали святым. Когда начались работы, вода ушла. Поднялась волна народных волнений — что естественно. Но, как оказалось, шума было больше, чем должно было быть.

— Церковь ни разу не освящала его — следовательно, святым он никогда не являлся, — успокаивает верующих видновское благочиние.

Более того, пробы воды, которые неоднократно брались из этого источника, ставили под большое сомнение саму возможность употребления этой воды людьми. Но, как бы то ни было, строительство храма не имеет никакого отношения к тому, что ключ перестал бить.

Ярые противники перемен свою позицию поясняли не только тем, что часовня полюбилась да родник пропал. Долгое время, еще до появления первой церковной постройки, здесь стоял памятник. Простая стела, но очень важная для многих жителей города. Когда-то давно они на свои деньги установили памятник жителям деревни Жуково, которые не вернулись с войны. Появилась часовня, и мемориальные доски с именами павших разместили в ней. А теперь и ее не видно. Хотя на месте строительства, говорят, кто-то видел старый памятник. Но не на постаменте, как положено, а где-то на земле.

— Эти доски пребывали в Александро-Невской часовне, а одна из них до 2008 года была частью памятника павшим воинам. Оба мемориала бережно сохранены: они находятся в галерее Георгиевского храма, чтобы вскоре занять достойное место на территории возводимой церкви. Планируется, что к ним будет открыт круглосуточный свободный доступ. Сама же церковь во имя святого благоверного князя Александра Невского с Божией помощью должна открыть свои двери для верующих уже в текущем году, — комментирует ситуацию протоиерей Михаил Егоров, благочинный церквей Видновского округа.

И даже в лучшее хочется верить после успокоительных слов святого отца. Год — это недолго. Была бы помощь, от кого какая, — а там и храм построится.