“Кинотавр” подвели итоги

Карен Шахназаров: “Молодые режиссеры меня разочаровали”

16.06.2010 в 20:00, просмотров: 2535
Карен Шахназаров специально для “МК” подвел итоги 21-го фестиваля “Кинотавр”, на котором режиссер впервые с 1996 года возглавлял жюри основного конкурса. Итоги оказались неутешительными.
“Кинотавр” подвели итоги
Карен Шахназаров прилетел на фестиваль с сыном.

— Карен Георгиевич, насколько убедительной была победа картины Светланы Проскуриной “Перемирие”?


— Среди членов жюри она набрала подавляющее большинство голосов. Даже те, кто симпатизировал другим фильмам, ставили картину “Перемирие” на второе место. А по сумме ее победа — безоговорочна. Хотя, в сущности, в номинации за главный приз обсуждались всего две картины.


— Вторая — это “Счастье мое” Сергея Лозницы?


— Да. Эта картина была самой спорной на “Кинотавре” в этом году. В итоге она получила награду за режиссуру. Должен сразу сказать, что я был против такого решения. Послание этого фильма очень простое: надо перестрелять всех, кто живет в России. И не надо делать вид, что его там нет. Я тридцать лет в кино и хорошо читаю, что авторы закладывают в свои фильмы. Да и Сергей уже человек поживший, явно понимал, на что идет. Строго говоря, это его право так про нас думать. Его картина небезынтересно сделана. И фестиваль не прогадал, взяв ее в конкурс. Ее надо показывать и стоит смотреть — как симптом. Но зачем ее награждать? Тем более в России.


Но в итоге со своей позицией я оказался в меньшинстве и вынужден был отступить. Хотя сразу предупредил коллег по жюри, что скрывать свое отношение к этой картине не стану.


— Вы же председатель жюри. Неужели у вас не было власти оставить ту или иную картину без наград?


— Должность председателя на “Кинотавре” носит немного формальный характер. У меня не было права на второй голос, а значит, и не было принципиальных рычагов для склонения жюри на свою сторону.


— Перед этим “Кинотавром” немало говорилось о том, как этот фестиваль умеет открывать новых режиссеров, давать им путевку в большое кино. Но главный приз все равно получила уже известный, сложившийся режиссер — Светлана Проскурина.


— Меня программа молодых режиссеров крайне разочаровала. Некоторые из них хоть и выглядели неплохо, но только для дебюта. Но это явно не претенденты на победу. В этом смысле меня совсем не удивляет, что главная награда досталась уже опытному мастеру. Нас еще очень сдерживало новое положение в регламенте кинофестиваля, которое вступило в силу в этом году, — о том, что нельзя давать больше двух наград одному фильму из конкурса. Так, “Перемирие” получило бы призы и за лучшую музыку — Сергею Шнурову, и за лучшую работу оператора — Олегу Лукичеву. Хотя операторские работы, может, единственное, что было действительно высокого уровня у дебютантов.


— Символично, что в итоге приз получил Роман Васьянов — оператор фильма “Явление природы”, снятого полностью на цифровой фотоаппарат.


— Да. Там был какой-то эксперимент, что-то живое... Хотя, повторюсь, “Перемирие” было снято лучше.


— Вы говорите, проблема с молодыми. А в чем конкретно? Нет глубины истории?


— Скорее — истории вообще нет. Про характеры героев и вовсе речи не идет. Они понятия не имеют, что это такое — создание образа. Единственное, что есть в их фильмах, — игра с кадрами. Но это знак нового времени. Теперь, когда у каждого в руках мобильник с видеокамерой, любой с детства может упражняться и выставлять кадры. Но только из них кино не сделаешь. Посмотрите, с чего начинался почти каждый конкурсный фильм: обязательно пейзаж, обязательно долгая пауза. А дальше?.. Будь моя воля, я бы и приз за лучший сценарий отдал Дмитрию Соболеву за “Перемирие”, хотя и в нем многие члены жюри отмечали явные недочеты. Из-за нового регламента нам пришлось долго спорить, кому отдать этот приз. В итоге стали думать: какую в принципе картину стоит отметить. Так он достался фильму “Обратное движение”, хотя и он в смысле истории далек от идеала.


— Хорошо, а с лучшей мужской ролью — Ивана Добронравова из все того же “Перемирия” — жюри тоже определилось единогласно?


— Ну почему? Однозначно голосовали только за лучшую женскую роль — Марины Звонаревой в фильме Дмитрия Месхиева “Человек у окна”. Мне вообще понравилась эта картина. Только она слегка не попадала в формат фестиваля. А что касается мужской роли, то сильные работы были и у Гришковца в “Сатисфакции”, и у Стоянова все в том же “Человеке у окна”. Лично я за него и голосовал. Но и решение наградить Ивана Добронравова я полностью поддерживаю. Это талантливый, безусловно перспективный молодой артист.


— Как вы считаете, итоговый расклад как-то могла поменять картина Алексея Федорченко “Овсянки”, снятая с конкурса в самый разгар фестиваля?


— Я фильм не видел. Но, зная Федорченко как интересного человека, могу предположить, что его картину неспроста сманил от нас другой, международный кинофестиваль. Лично я в поступке Алексея не вижу ничего плохого. Обычная история.


— Если коротко подвести итоги фестиваля, он вас разочаровал?


— Оказался слабее, чем я ожидал. И особенно разочаровали молодые. Но это не значит, что фестиваль был плох. Наоборот, все было грамотно организовано. Приехало много ведущих кинематографистов: и Никита Михалков, и Андрей Кончаловский.


Задача фестиваля ведь не в том, чтобы производить кино, а в том, чтобы его показывать. Я давно уже задавался вопросом: что такое современное российское кино? И “Кинотавр” подарил мне хорошую возможность на него ответить.


|