Евросоюз не подаст на Россию в суд в рамках ВТО

А позитивный эффект от вступления в организацию составляет 1-3% роста ВВП в год

17.04.2013 в 20:11, просмотров: 2368

Такую оценку первым девяти месяцам пребывания России в ВТО дал директор департамента торговых переговоров Министерства экономического развития (МЭР) РФ Максим Медведков. На пресс-конференции 17 апреля рассматривались вопросы защиты отдельных секторов отечественной экономики. Выяснились любопытные подробности: кто больше всех кричит о зловредном влиянии импорта, тот меньше всего делает в рамках легальных процедур защиты. Видимо, надеются, что Россия из ВТО выйдет. Как говорится: не дождетесь.

Евросоюз не подаст на Россию в суд в рамках ВТО

«Представители многих отраслей говорят в кулуарах, что ВТО для них—благо. Публично они этого не говорят, поскольку к ВТО у нас принято относиться сдержано»,—улыбался Максим Медведков. Предприятий, получивших немедленный позитивный эффект от ВТО пока мало; несколько десятков. Выгоды от ВТО будут нарастать постепенно; процесс растянется, как минимум, лет на 10. По сравнению с этим 9 месяцев пребывания России в ВТО—мизер. Максим Медведков посоветовал: «Подождите 2-3 года для уточнения цифр. По моим оценкам вступление в ВТО даст 1-3% годового роста ВВП».

Суть ВТО: в хорошем смысле бюрократия. Кавалерийские атаки и мобилизация ресурсов для решения проблем заменяются скучнейшим перекладыванием бумажек. Как говорится, никакой романтики. Только жить становится медленно, но стабильно лучше. Бюрократия действует по инструкциям и процедурам, но заставляет всех соблюдать правила. А от этого общий выигрыш.

К сожалению, российские предприятия и отраслевые объединения оказались к этому не приучены. «В промышленности принято 25 квотных мер. В сельском хозяйстве—ноль. Потому что отрасли промышленности к нам, в департамент МЭР, обращаются, и мы начинаем действовать в рамках процедур ВТО. Сельхозпроизводители не обращаются; наверное, предпочитают другие площадки»,—посетовал Максим Медведков.

Он пояснил, что введение квот и субсидий являются легальными мерами ВТО. Принятые Россией обязательства позволяют довольно широко маневрировать. Так, по сельскому хозяйству объем субсидий в 2013 году ограничен $9 млрд. (в 2014-м столько же), из них реально выбрали половину--$5,5 млрд.

Россия не использует всех возможностей ВТО; Максим Медведков даже призвал СМИ обратиться к отраслевикам, чтобы они активнее формулировали свои претензии. «Если есть ущерб от вступления в ВТО, к нашим услугам антидемпинговые, компенсационные и другие меры внутри организации. Обращайтесь, и они будут приняты»,—призвал он.

Тем более, что наши партнеры по ВТО не стесняются легальных действий против России, в том числе жестких. Так, в начале года Евросоюз заявил, что готов подать на Россию в суд ВТО по проблеме утилизационного сбора. Импортеры иномарок платили при ввозе; а отечественные производители—лет через 10-15, когда выпущенный ими автомобиль превращался в хлам и утилизировался. Европейские партнеры посчитали такой порядок дискриминационным.

«Сейчас исков против России нет. Первым кандидатом был утилизационный сбор, но нам удалось договориться. В соответствии с достигнутыми договоренностями, условия уплаты сбора будут выровнены; законопроект можно увидеть на сайте Минпромторга»,—пояснил Максим Медведков. Так и действует бюрократия: договорились—выполняем; при этом в оба глаза следим друг за другом. Долго, сложно, муторно. Но другого способа нет.