«За «голову» российского предприятия ИКЕА назначила премию в 500 млн долларов»

Есть ли способ не оплачивать долг в 40 миллиардов рублей?

05.06.2014 в 19:39, просмотров: 6167

Российский суд может обязать всемирно известную компанию выплатить российскому предпринимателю Константину Пономареву свыше миллиарда долларов. 25 млрд рублей уже выплачены. Спор между ними продолжается уже который год и прошел все возможные инстанции.

«За «голову» российского предприятия ИКЕА назначила премию в 500 млн долларов»
Фото из личного архива

Эта скандальная история тянется уже так долго, что впору писать роман. Благо материалов хватает – количество одних только судебных заседаний перевалило уже за полсотни. Да и что удивляться, если на кону стоит больше миллиарда долларов! И все же рядовому читателю, не обремененному юридическими познаниями, все это дело наверняка покажется простым и не стоящим выеденного яйца. Потому что есть закон с его крючкотворством, а есть обычная человеческая справедливость, где все четко и понятно. Короче, судите сами.

  «И рыбку съесть, и молл открыть»

Кто из жителей крупных российских городов не знает ИКЕА? Придя в нашу страну в начале девяностых, компания быстро стала одним из лидеров на рынке розничной торговли. ИКЕА предложила нашим гражданам новый формат торгового центра, куда можно прийти всей семьей на целый день и покупать-покупать-покупать… Естественно, к немалой выгоде самой компании, сдающей помещения арендаторам.

Обосновавшись в начале нулевых в Москве, спустя несколько лет ИКЕА освоилась и во второй столице. Так, на окраине Санкт-Петербурга началось строительство сразу двух моллов – «Мега-Дыбенко» и «Мега-Парнас». Открытие их намечалось на 2006 год. Однако выяснилось, что к моменту их введения в эксплуатацию не было закончено создание инфраструктуры, необходимой для подключения к постоянному электроснабжению со стороны «Ленэнерго». Как оказалось, шведы заключили договор о подключении к городским электросетям только в 2007 году, а «Ленэнерго» по данному контракту обещала свет к 2009-му.

Шведы всерьез обеспокоились: моллы вот-вот откроются, каждый день простоя несет немалый убыток. В результате руководство «ИКЕА Мос» решило пойти на беспрецедентный шаг. Пока не утрясется вопрос с «Ленэнерго», установить дизельные генераторы и питать электричеством торговые центры от них. Пусть дорого, но другого выхода нет – зарабатывать надо.

Для решения своих проблем «ИКЕА Мос» решило воспользоваться услугами фирмы предпринимателя Константина Пономарева. В прошлом аудитор и финансист, в нулевые он занялся поставками строительной техники и немало в том преуспел – его фирма, по некоторым данным, занимала пятую часть российского рынка по сдаче в аренду дизельных электростанций.

Посотрудничать со всемирно известной компанией Пономарев был только счастлив. В октябре 2006 года ИКЕА заключила контракт с его компанией ООО «ИСМ» об аренде дизель-электростанций. Дальше осталось дело техники – тщательно выполнять все условия договора. 

Однако очень скоро руководство ИКЕА поcчитало, что договоры аренды были заключены на крайне невыгодных условиях, мол, слишком дорого обходятся ему услуги “ИСМ”. Шведам объясняли: чего вы хотите, электростанции работают на солярке, а она, сами видите, сколько стоит. Скандинавы сокрушались, но от дизелей не только не отказывались, но еще и не возвращали их.

Но головной офис ИКЕА все равно требовал снижения затрат. Российские менеджеры компании, сменявшиеся один за другим, требовали того же от Пономарева. Наконец в конце 2007 года россиянин пришел к соглашению с очередным директором ИКЕА Пером Кауфманом: ежемесячный авансовый платеж понижается до 55 млн рублей в месяц. Обрадованный Кауфман наверняка тут же отчитался перед своим руководством об успехе, получив свою долю похвалы. Правда, он, видимо, забыл сообщить начальству о главном: те самые 55 миллионов не были окончательной суммой контракта. Тариф не изменился, а на остаток задолженности, не покрытый авансом, предоставлялась отсрочка по ставке 0,1% в день или 36% в год.

Момент истины настал в 2008 году, когда подошел к концу срок аренды электростанций. «ИКЕА Мос» не оплатила долг за их использование и не возвратила оборудование владельцу! Похоже, тщетно Пономарев обращался к шведам, объясняя простую истину: договоры должны соблюдаться, тем более ратующими за честное ведение дел европейскими бизнесменами. Но все усилия оказались бесполезны. Пришлось идти в суд.

Тяжба продолжалась почти два года. За это время Пономареву пришлось пройти через большое количество процессов, доказывая, по его мнению, очевидное, однако в итоге Фемида все же встала на его сторону. Проиграв суды, ИКЕА решила заключить с россиянином мировое соглашение и перевести ему 25 миллиардов рублей. Такую сумму не получал еще никогда ни один отечественный предприниматель. 

  «Мы вам покажем»

25 миллиардов рублей – для 99% россиян это не просто большие деньги, баснословные, фантастические. Казалось бы, живи и радуйся?

А теперь представьте, что это вы заняли кому-то… ну, скажем, миллион рублей. И вот кредитор долго тянет с возвратом, потом со скандалом отдает пятьсот тысяч и начинает обсуждать вас по всем знакомым: мол, пятьсот тысяч – это ж какие деньги, чем он еще и недоволен?

Однако те самые 25 «ярдов», переданные ИКЕА по мировому соглашению, покрывали только лишь долги за 2007-2008 годы, считает Пономарев. Между тем как пользоваться электростанциями они продолжали вплоть до 2010-го. Более того, ИКЕА не оспаривала этот факт. В результате в июле 2011 года «ИКЕА Мос» было выставлено требование на выплату 23 млрд руб. за использование электростанций в 2009-2010 годах.

Сегодня Константин Пономарев признается в сердцах: знал, что добром уладить дело не получится, слишком «хороший опыт общения» он получил. Но что обычный спор «хозяйствующих субъектов» оппонент решит превратить в такое… Кто-то еще хочет поговорить о кристальной честности европейского бизнеса?

Поначалу ситуация развивалась по давно проторенному пути. Снова начались разбирательства в арбитраже, в ходе которого суд вдруг встал на сторону «ИКЕА Мос». И все бы ничего, вот только шведы утверждали, что соглашение, на основании которого теперь требуют деньги, – фальшивка. Казалось бы, что проще – экспертиза в два счета установит достоверность документа. Однако суд запретил проводить экспертизу по спорному документу!

Более того, на бизнесмена началось давление. «В 2011 году по заявлению «ИКЕА Мос» было возбуждено уголовное дело о покушении на мошенничество, – рассказывает Константин Пономарев. – Оно расследовалось шестнадцать месяцев и в результате было прекращено за отсутствием состава преступления. Никаких признаков мошенничества в моих действиях следователи не обнаружили – документы полностью подтверждали правоту моих требований. А в это время в судах продолжалось рассмотрение дела. И вдруг появляется постановление Генпрокуратуры о возобновлении дела о мошенничестве. Мягко говоря, это вызвало недоумение у суда. В итоге оказалось, никакого постановления на самом деле не было. Вы можете себе представить такое?».

В правоохранительных органах Пономареву с тех пор пришлось побывать еще не раз. Однако каждый раз справедливость торжествовала. Но, как известно, вода и камень точит.

31 марта представители IKEA подали новое заявление о мошенническом хищении у них 25 миллиардов рублей во Всеволожское Управление МВД по Ленинградской области — по месту нахождения супермаркетов «Мега-Дыбенко» и «Мега-Парнас». Прежде все разбирательства шли только в Москве и Московской области. Уже 4 апреля следователь возбудил уголовное дело по ст. 159 ч. 4 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) в отношении Пономарева, а спустя  месяц судья Всеволожского городского суда арестовала его банковские счета.

Вряд ли бы кто-то удивился, если бы следом Пономарев и вовсе оказался под стражей – с предпринимателями у нас, как известно, в этом смысле сильно не церемонятся. Однако за годы тяжб Пономарев уже успел стать опытным бойцом. По инстанциям полетели жалобы, прокуратура изучила письма всеволожских следователей и вынесла недвусмысленное определение: арест со счетов снять, а уголовное дело о мошенничестве прекратить, вынеся «законное и обоснованное процессуальное решение».

Ходят слухи, что объявлен гонорар в размере 500 млн долларов тому, кто найдет способ вернуть ИКЕА уже выплаченные 25 млрд руб.

Это в 10 раз больше, чем давали США за голову террориста №1.

 Два года бесплатного шопинга

Сам Пономарев уверен: попытки посадить его будут продолжаться и дальше.

— Привлечь меня к уголовной ответственности – это единственная сейчас возможность избежать выплат, потому как такой вариант решения проблемы обошелся бы значительно дешевле, – полагает он. – Меня не удалось привлечь по уголовному делу в Москве и в Ленинградской области. Но регионов в Российской Федерации еще очень много. И что, мне теперь в каждом из них нужно будет доказывать, что все было сделано мной в рамках закона?

Вся эта ситуация и в самом деле может показаться попыткой взять предпринимателя измором. Дошло до смешного: не так давно Константин Пономарев с немалым удивлением узнал, что отныне он включен в санкционный список Есросоюза, составленный по делу скончавшегося в СИЗО аудитора Hermitage Capital Сергея Магнитского. Причем вся фишка в том, что сам Пономарев никогда не имел отношения ни к правоохранительным органам, ни к ФСИН, ни к суду. Все это участие в деле покойного Магницкого заключалось в том, что он в свое время общался с ним и как свидетель дал показания уже после смерти Магнитского. В результате все это больше похоже на сведение личных счетов, чем на справедливость и правосудие.

Чем закончится дело? Сам Константин Пономарев не хочет давать прогнозы – Россия, как известно, страна с непредсказуемым прошлым, настоящим и будущим.

– Моя позиция проста – договор заключен, услуги оказаны в полном объеме, и я прошу всего лишь за них заплатить с учетом процентов, на которые ИКЕА также согласилась при подписании контракта, – говорит он. – Ведь чем дольше мы судимся, тем больше растет долг, который к настоящему времени, по моим подсчетам, приближается к сорока миллиардам рублей. Эти кажущиеся кому-то фантастические суммы появляются не по моей прихоти, а именно из-за нежелания платить вовремя и сразу, как услуги были оказаны. Что же касается мирового соглашения, то я считаю, что по нему ИКЕА оплатила долг лишь за первые два года из четырех. Возможно, руководство компании думало, что оставшуюся сумму российский подрядчик должен простить. Но если следовать такой логике, тогда ИКЕА тоже должна прощать. Например, пусть в течение двух лет бесплатно раздает всем любые товары в своих магазинах и не берет арендную плату со всех своих арендаторов. Тогда это будет справедливый обмен уступками. Почему Россия должна прощать долг Украине за газ? Почему я должен прощать ИКЕА задолженность за пользование моими генераторами? Выбор подрядчика у них был, как были и грамотные юристы, которые читали договор по поставке оборудования. Ведь ИКЕА – это крупнейшая мировая компания, состояние владельца которой превышает 40 миллиардов, причем не рублей, а долларов.

И все же суть этой истории, как мне кажется, очень проста. Как отмечают эксперты, «ИКЕА Мос» вполне могла бы избежать проблем с энергоснабжением своих моллов, если бы своевременно озаботилось решением вопроса с подключением к сетям. Заранее, еще на стадии проектирования. Тогда бы не возникло трений с «Ленэнерго» и не пришлось бы спешно переводить громадные торговые центры на питание с дизель-электростанций.

Думаю, что, даже попав в неприятную ситуацию, прежде всего надо сохранять лицо. Так, по крайней мере, принято среди европейских бизнесменов. ИКЕА не раз публично позиционировала себя как компания, не нарушающая закон. Из-за чего она, якобы, претерпела в России немалые убытки. Увы, говорить можно что угодно. На мой взгляд все выглядит просто: транснациональная корпорация из-за собственных просчетов объявила «войну» предпринимателю-одиночке. Кто-то говорит, что один в поле не воин. Константин Пономарев твердо намерен это опровергнуть и доказать, что права в России есть и у русских предпринимателей тоже.

Андрей ЕФИМОВ.