Тепло ударит по семейному бюджету

Энергетику опять реформируют

08.06.2014 в 17:49, просмотров: 7435

Отечественная теплоэнергетика абсолютно убыточная отрасль, притом что половина от всех коммунальных платежей россиян приходится на отопление и горячее водоснабжение. Если в ближайшее время не будут решены вопросы рентабельности, стимулирования собственников и инвесторов вкладывать деньги в модернизацию производства тепла и сетей, в России не позднее 2025 года наступит технологический коллапс, со всеми вытекающими для северной страны последствиями. Владимир Путин до 15 июня 2014 года поручил правительству подготовить дорожную карту по реформированию теплоэнергетики. Минэнерго разрабатывает новую модель рынка, в том числе принципы формирования тарифов, от которых зависит конечная цена для потребителей. Как в будущем изменятся коммунальные платежи и стоимость тепла для промышленности, можно будет говорить только после опубликования чиновниками проекта расчета тарифов по так называемому методу «альтернативной котельной». Он может привести к росту тарифов на 25% в течение пяти лет.

Тепло ударит по семейному бюджету
фото: Михаил Ковалев

От тепла одни убытки

Сегодня Россия производит в системах центрального теплоснабжения в среднем 1400 млн Гкал/год, или 44% мирового тепла, и обладает самой разветвленной сетью центрального теплоснабжения. Оборот централизованного теплоснабжения — 1,5 трлн рублей, или 2,5% ВВП России.

Исторически в нашей стране развивалась так называемая «когенерация» (процесс совместной выработки электричества и тепла. — «МК»), как экономически наиболее выгодная. Прежде всего за счет экономии топлива. Кроме того, целесообразность развития теплофикации и центрального теплоснабжения было обосновано климатическими условиями. Безусловно, свои плюсы есть и в развитии локальных теплоисточников. Это может стать основой для быстрого развития вновь осваиваемых районов, открывающихся новых производств, благодаря блочно-модульным техническим решениям, легкости монтажа и многим другим факторам.

При реформировании РАО «ЕЭС» теплоснабжение вынесли за скобки, чтобы заняться им позднее. Теперь мы пожинаем плоды этого перекоса: в электроэнергетике хоть как-то развивается рынок, а сфера тепла так и осталась без изменений. Почти все из шестнадцати теплогенерирующих компаний (ТГК), работающих по всей в России, убыточны. Есть, конечно, «лучшие из худших», но это не аргумент.

Сегодня теплогенерирующий бизнес в России испытывает на себе риски высокого износа и неэффективного тарифообразования. Пласт накопившихся проблем существенно сдерживает модернизацию отрасли. К сожалению, в настоящее время регулирование в тепле устроено таким образом, что оно не то что не стимулирует инвесторов к вкладыванию денег в отрасль, а наоборот, побуждает их к уходу с рынка.

По данным Минэнерго, основная часть инвестиций требуется на ремонт 68% теплосетей, изношенных на 100%. Потери тепла от источника до потребителя составляют 25–35% при зарубежных 6–8%. Усугубляет ситуацию практическое отсутствие резервирования в сетях (отсутствие закольцовок, перемычек) на ремонтный период и на случай аварий, в том числе на источниках тепловой энергии.

Ответственность за проблемы сектора размывается между федеральными и региональными властями. На федеральном уровне устанавливаются предельные тарифы, а региональные энергетические комиссии их устанавливают для каждой компании отдельно, чаще ориентируясь на политическую составляющую. Например, за год до выборов тарифы, как правило, снижаются. Государство старается сдерживать тариф для населения, потребляющего 75% тепла, перекладывая затраты на промышленных потребителей, которым становится невыгодно использовать систему центрального теплоснабжения.

В результате поставщики тепла живут в состоянии постоянного кассового разрыва, оплачивая счета за топливо в месяц потребления, а получают деньги за потребленное тепло только через несколько месяцев. По данным Совета производителей энергии (СПЭ), дебиторская задолженность перед крупными поставщиками тепла на 1 апреля 2014 года составила 173 млрд руб., что соответствует выручке энергокомпаний за I квартал. Прежде всего эта проблема связана не с неплатежами граждан, а с долгами предприятий-посредников, управляющих компаний и муниципальных коммунальных предприятий, которые перепродают поставляемое генерацией тепло, получают от населения деньги и не расплачиваются с ресурсоснабжающими компаниями. Однако в некоторых ТГК эта проблема решается достаточно успешно благодаря переходу на прямые расчеты с населением. Как признаются сами энергетики, это вынужденная мера, чтобы хотя бы остановить рост долгов. И, как показывает практика, там, где компания перешла на такой способ расчетов, собираемость вырастает до 97–98%. «Платят даже в так называемых депрессивных регионах, — утверждает глава генерирующей компании «Квадра» Владимир Шелков. — При посредниках же платежи составляют 70% и меньше от потребленного объема. Поэтому нужно убирать посредников, переходить на прямые платежи, для чего внести изменения в Жилищный кодекс».

В результате участники рынка не имеют достаточно ресурсов для финансирования обновления фондов, что приводит к росту износа производственных мощностей и, как следствие, к снижению эффективности и рискам нарушения теплоснабжения. Требуемый объем инвестиций оценивается Минэнерго в 2 трлн рублей.

Мутные тарифы

На сегодняшний день тарифы в теплоэнергетике — это абсолютно мутная тема. Собственниками ТЭЦ являются в большинстве случаев частные компании, а теплосетей — как правило, муниципалитеты. Цена для потребителей за горячую воду и отопление складывается из двух основных показателей: собственно за генерацию тепла и за его передачу по сетям. Всего 8 параметров.

Подчас, объясняя цепочку формирования цены — от ТЭЦ до потребителя, — путаются даже специалисты. Действительно, для нормального человека непонятно, почему, например, в одном городе в двух одинаковых домах, но расположенных на разных сторонах улицы, цена за эти услуги может существенно различаться. Или, скажем, зачем государство придумало схему перекрестного субсидирования, когда убытки от производства тепла покрываются за счет продажи ТЭЦ вырабатываемой электроэнергии. Не проще ли сразу отрегулировать тариф на тепло так, чтобы он по крайней мере был равен себестоимости затрат энергетиков. Наконец, вызывает большие вопросы система нынешнего тарифообразования, при которой энергетикам невыгодно снижать собственные издержки на производство, так как в противном случае Федеральная служба по тарифам (ФСТ) снизит им тариф, а значит, доходы.

Нынешние тарифы регулируются тремя основными документами: Федеральным законом №190 «О теплоснабжении», постановлением правительства №1075 «О ценообразовании в теплоснабжении» и приказом ФСТ №760-э, утвердившим методические указания «по расчету регулируемых цен (тарифов) в сфере теплоснабжения».

Если их проанализировать, то многое прояснится. Формирование тарифов процесс творческий и увлекательный. Вот цитата из одного из документов: «тарифы в сфере теплоснабжения рассчитываются на основании необходимой валовой выручки регулируемой организации, определенной для соответствующего регулируемого вида деятельности и расчетного объема полезного отпуска соответствующего вида продукции (услуг) на расчетный период регулирования и устанавливаются в рамках предельного роста индексов».

Все понятно, не правда ли? Вообще при регулировании тарифа по методу «экономически обоснованных расходов (затрат)» законодательство позволяет и принимать все расходы, и вырезать их с одинаковой легкостью. В Алтайском крае из года в год орган регулирования рассчитывает тариф, исходя из того, что теплоснабжающая организация обязательно продаст потребителям 4000 Гкал. А та реально, даже в самую холодную зиму, не может реализовать больше 3500 Гкал. В итоге у теплоснабжающей компании каждый год получаются выпадающие доходы на 500 млн руб.

Сейчас тариф что дышло, как повернешь, так и вышло. Руководители ТГК сутками проводят время в ФСТ и региональных энергетических компаниях (РЭК), согласовывая правила игры. Доходит до абсурда. Например, в Кемерове для одной и той же теплоснабжающей компании на 2014 год было установлено два тарифа: для одних потребителей 850,55 руб./Гкал, для других — 993,15. То есть с каждой гигакалории население на одной улице платило больше на 143 руб., чем на соседней. Когда это разные производители и транспортировщики энергии, это еще можно понять. Спор дошел до ФСТ, и в итоге был установлен единый тариф. Почему сразу так не сделали? Ответ примерно такой: раньше часть сетей обслуживала другая компания, и сотрудник кемеровского РЭК просто что-то неправильно проиндексировал.

«Альтернативной котельной» по теплоэнергетике

Сегодня активно обсуждается реформа в теплоснабжении. Оно и понятно, без решения главных вопросов — сделать эту отрасль рентабельной, простимулировать собственников и инвесторов вкладывать деньги в модернизацию производства тепла и сетей — в России не позднее 2025 года наступит технологический коллапс со всеми вытекающими для северной страны последствиями. Кажется, все это наконец осознали.

Президент Владимир Путин поручил правительству до 15 июня 2014 года подготовить дорожную карту по реализации новой модели рынка тепловой энергии, предложенной Минэнерго.

Суть предлагаемой реформы в следующем. С 2015 года использовать для расчетов тарифов на тепло метод «альтернативной котельной». Этот долгосрочный тариф является естественным пределом цены для конечных потребителей, он определяет уровень отказа от централизованного теплоснабжения там, где оно неконкурентоспособно. Тариф будет устанавливаться на федеральном уровне по утвержденной формуле и дифференцироваться по видам топлива, климатическим зонам и технологиям строительства новых мощностей.

Директор Совета производителей энергии Игорь Миронов: «В настоящее время эксперты «Совета рынка» проводят расчеты, которые в дальнейшем помогут ФСТ установить предельный максимальный тариф «альтернативной котельной» по регионам. В этих расчетах определяются удельные затраты на строительство и эксплуатацию альтернативной котельной и коэффициентов, учитывающих их региональные особенности. В частности, стоимость топлива, затраты на разработку и реализацию проекта строительства новой котельной и теплосетей до потребителя, налоги, стоимость техприсоединения к сетям (газ, вода, электрика), покупка/аренда земли, эксплуатационные издержки, стоимость привлеченного капитала. В ходе расчетов определяется стоимость 1 Гкал/час для эталонного варианта строительства».

«Тариф «альтернативной котельной» гарантируется единой теплоснабжающей организации ЕТО — крупнейшему поставщику тепла в регионе, — продолжает Миронов. — Устраняются все посредники на пути к потребителю. ЕТО будет отвечать на договорной основе за качество и надежность теплоснабжения, подпишет с властями соответствующие обязательства и график мероприятий. В пределах альтернативной котельной ЕТО вольна маневрировать на свое усмотрение, заключая контракты со смежными организациями на коммерческих началах. Если мы назначаем в городе ЕТО, она меньше загружает неэффективные котельные. Высвобождается объем денежных средств, который можно направить на ремонт оборудования и теплотрасс. Таким образом, снижается аварийность, уменьшаются потери, появляются новые оборотные средства.

Чем меньше регулирующее вмешательство, тем больше вероятность того, что рынок начнет работать. Не следует опасаться значительного роста цен, ведь генерация пострадает больше других, если потребитель не сможет покупать ее товар. В результате создается модель единого закупщика: ЕТО обязана поставить тепло любому обратившемуся за данной услугой потребителю, принимая на себя всю ответственность перед ним за качество и надежность теплоснабжения».

Переход во всех системах теплоснабжения на систему свободного ценообразования с ограничением цены для потребителей ценой «альтернативной котельной» планируется до 2020 года. Остается только дождаться новой системы тарифообразования, тогда можно будет говорить о реформе более определенно. Пока же в Минэнерго обещают, что этот тариф будет рентабельным для энергетиков, позволит уйти от перекрестного субсидирования между электрикой и теплом. Соответственно, промышленность сможет рассчитывать на справедливую цену без доплаты за население, отказавшись от строительства собственной инфраструктуры. Как это отразится на ценах для населения, в Минэнерго пока не говорят, независимые эксперты подсчитали, что рост тарифов составит 25% до 2020 года.