Кто накормит россиян «Вологодским маслом»?

Обострилась борьба за то, чтобы сохранить за государством "Учебно-опытный молочный завод" имени Н.В. Верещагина под Вологдой, где и производят уникальный бренд "Вологодское масло"

10 марта на территорию завода пытались попасть трое неизвестных. Позже выяснилось, что дама представляет Российский аукционный дом, а двое сопровождающих якобы эксперты. Однако обе попытки проникнуть за проходную, даже с привлечением полиции, оказались безрезультатными.

Обострилась борьба за то, чтобы сохранить за государством "Учебно-опытный молочный завод" имени Н.В. Верещагина под Вологдой, где и производят уникальный бренд "Вологодское масло"

Чем вызван вдруг такой интерес – можно только гадать. Ведь и до оценки, и после назначенной даты аукциона представители АД на завод не стремились. Возможно, это были представители потенциального инвестора? К чему такая таинственность? Оценка производства вроде бы была уже официально озвучена - 973 миллиона рублей, к слову, такой доход завод получает всего за полгода работы. По информации одного из местных телеканалов, «У директора завода состоялся неприятный телефонный разговор. Звонил руководитель Аукционного дома, некто Степаненко, который открытым текстом пообещал информационную войну через федеральные СМИ». Собственно, это и произошло: два федеральных издания опубликовали материал на данную тему.

Так кому может быть выгодно отнять у государства процветающее предприятие и почему это происходит чуть ли не с боями?

Его можно делать только в крае, где много дождей и мало тепла. Вологодская область выбила эксклюзивное право производить этот товар пятнадцать лет назад, в 1998-м году. Но знаменитый на весь мир бренд «Вологодское масло» пытаются заполучить чужаки. На фоне запретительных санкций особенно любопытно, что интерес к покупке прекрасно работающего и приносящего доход в федеральный и областной бюджеты предприятия, как мы выяснили, проявляют... украинцы.

Выпускать «Вологодское масло» вне Вологодской области по закону нельзя. За это региональные власти и местные производители бились долгие годы и, наконец, получили эксклюзивное право использовать прославленный на всю планету бренд.

Гигант за копейки

Рецептуру этого масла 139 лет назад придумал Николай Верещагин, брат знаменитого художника-баталиста. Именно в честь Николая Верещагина и был впоследствии назван ФГУП «Учебно-опытный молочный завод», судьба которого сейчас висит на волоске.

Он стоит в плане на приватизацию до 2016 года. Но участь его должна решиться на аукционе уже в апреле. С 2008 года в предприятие было вложено 34,5 миллиона евро только по программе «Дети России» из федерального бюджета. На завершение реконструкции производства было вложено около 10 миллионов евро собственных средств. Прибавьте к этому стоимость земли, подъездных путей, имущества, транспорта и стоимость бренда «Вологодское масло», который оценивается более 400 миллионов рублей. Это градообразующее предприятие, на котором работает 430 человек, является учебно-производственной базой Вологодской государственной молочно-хозяйственной академии имени Н.В. Верещагина. Оборот предприятия составляет более 1 миллиарда 800 миллионов рублей. Завод работает с прибылью - в 2014 году в 35 миллионов рублей, при этом налог на прибыль составил около 8 миллионов рублей в год, всего налогов платится около 70 миллионов рублей в год. Общая сумма вложений на модернизацию составляет более 50 миллионов евро. В поселке Молочное, где находится завод, живут 8 тысяч человек, а также единственная на всю страну Вологодская государственная молочно-хозяйственная академия (тоже имени Верещагина). Завод – учебно-производственная база для студентов академии, будущих маслоделов. За минувший век здесь сменились целые рабочие династии. Весь поселок, так или иначе, связан с заводом.

«Не дадим продать завод!»

Находясь в подвешенном состоянии, рабочие создали свою страницу в социальной сети, где категорически протестуют против приватизации завода кому бы то ни было. Они не понимают: зачем это нужно? Они боятся за свое будущее. Тем более что в Вологодской области достаточно примеров, когда стабильные предприятия, например, после передачи в частную собственность, просто разорялись. К примеру, сегодня два крупнейших молочных предприятия в области находятся в процедуре банкротства.

Работники обращаются в различные инстанции с просьбой спасти уникальное предприятие. В этот процесс включились не только официальные структуры, такие как губернатор Олег Кувшинников, депутаты, сенаторы, но и общественники - профсоюзы и профессиональные сообщества.

Так, на пресс-конференции в ГТРК «Вологда» руководитель молочного союза России, ставшая председателем совета директоров УОМЗ, Людмила Маницкая прокомментировала все происходящее:

«Это успешное предприятие являлось лакомым куском для нечистых на руку… Сначала ФГУП «УОМЗ» перевели в ОАО с государственным участием, очень часто менялся совет директоров, из него постепенно вылетели представители региона, а на их место пришли так называемые независимые директора из Москвы. Начали подключаться люди, совершенно не имеющие отношения к заводу, – это Даниленко Андрей Львович, председатель правления «Союзмолоко», с американским гражданством. Он первый написал письмо министру сельского хозяйства Николаю Федорову с просьбой смены директора завода. Никогда не был на заводе, никогда не видел его директора, однако предложил кандидатуру бывшего сотрудника одной из известных пищевых корпораций. Точная копия письма была написана на имя вице-премьера Аркадия Дворковича, но уже подписана Рындиным. Все это, я считаю, было попыткой рейдерского захвата».

Подобная схема опробована на великом множестве других российских предприятий, не таких известных, конечно, как завод имени Верещагина, но тоже довольно привлекательных. Сменить директора, обанкротить и задешево продать.

Вот и здесь начались внеплановые проверки, завод залихорадило. Но никаких нарушений обнаружено не было, даже комиссией из Минсельхоза, которая работала на заводе неделю.

Один из тех, кто постоянно настаивал на проверке деятельности завода, - Александр Рындин. Как раз «директор со стороны». Членом совета директоров данного предприятия он, по собственным словам, пытался стать с апреля 2013 года. Но тогда его не выбрали. Занять желанную должность удалось лишь через полгода — осенью 2013-го. Александр Рындин и не скрывал перед местными журналистами, что имеет большой опыт управления госпредприятиями, которые впоследствии были приватизированы. «На протяжении последних трех лет я вхожу в состав советов директоров ряда государственных сельскохозяйственных предприятий, - говорил он. - В том числе одного из самых крупных сельхозпредприятий – племзавода «Ленинский путь», с уставным капиталом порядка 1,5 млрд рублей. Два года я возглавлял совет директоров предприятия, доработал в нем до приватизации...». Как писали СМИ, судьба приватизированного предприятия была безрадостной. Неужели подобная участь ожидала и молочный завод имени Верещагина?

И хотя на словах он категорически отрицал свое участие в подготовке приватизации завода и даже искренне ратовал, что «такие предприятия государство не должно продавать, тем более в свете санкций» (из интервью осенью 2014 года), однако в реальности новый совет директоров подводил все к тому, чтобы продажа завода состоялась.

Бывший председатель совета директоров предприятия в интервью ИА Dairy News рассказал о том, кто интересуется активом: «Насколько известно мне, интерес к заводу проявляла украинская «Терра групп», занимающаяся переработкой молока. В принципе, интерес к предприятию может иметь «Пир Продукт», как основной дистрибьютор продукции УОМЗ им. Верещагина. Мне известно, что Valio рассматривала вариант покупки предприятия». Затем появились слухи о том, что завод интересен туркам и нескольким российским компаниям. Получить чей-либо комментарий по этому поводу, к сожалению, не удалось.

Масло не атомная бомба

Мы связались с Ольгой Соколовой, заместителем генерального директора ОАО «Российский аукционный дом», в стенах которого уже очень скоро, если ничего не изменится, должны состояться эти публичные торги. Ольга Борисовна не назвала имена конкретных претендентов на вологодские активы, но тем не менее не считает это событие какой-то катастрофой:

- Любое предприятие нуждается в развитии. Производство масла и молока - это же не оборонная продукция, не атомная бомба, которые обязательно должны находиться в руках государства. Это конкурентное производство. Почему же государство должно оставаться менеджером завода, даже если этот завод единственный в своем роде, уникальный? В нашей стране много уникальных предприятий, созданных благодаря частной инициативе и успешно работающих в частных руках.

- Завод выставили на продажу за 973 миллиона рублей, а вложено в него за последние 2 года 24 миллиона евро. Вам не кажется, что его хотят продать подешевке?

- Насколько я знаю, завод получил крупные государственные инвестиции более 10 лет назад. Сейчас закупленное тогда оборудование следует оценивать с учетом физического и морального износа. Отчет об оценке акций УОМЗ подготовлен независимым оценщиком и прошел экспертизу в саморегулируемой организации.

- Но ведь губернатор тоже боролся за сохранение этого завода как госимущества, и Вологодская область вкладывала в него средства, как следует из отчетности...

- Насколько мы знаем, область прекратила государственную поддержку предприятия. В 2012 году прекратились дотации на производство здесь детского питания, уплату процентов по кредитам и были сняты льготы по уплате имущественного налога. Может быть, новый частный инвестор как раз и внесет новую кровь, увеличат производство, налоговые платежи, рабочие места. И в федеральный бюджет придут деньги, у нас же сейчас сложная ситуация в экономике, кризис, надо пенсионерам выплачивать пенсии и, извините, платить зарплаты бюджетникам. Бюджет тоже должен за счет чего-то пополняться, почему бы не за счет продажи сугубо гражданского конкурентного производства?

Представитель аукционного дома особенно настаивала на том, что на верещагинском заводе не производят ни атомную бомбу, ни автоматы Калашникова - следовательно, интерес государства к этому предприятию должен быть исключительно коммерческим. Какая еще от него стране может быть польза?

А в чем тогда интерес самого Российского аукционного дома, который, находясь в Москве, точно знает, что хорошо для бюджета Вологды, и так активно поддерживает продажу государственного предприятия?

И, видимо, никому невдомек, что доктрину продовольственной безопасности, в рамках которой и работает ОАО «Учебно-опытный молочный завод «Вологодской государственной молочно-хозяйственной академии имени Н.В. Верещагина», никто не отменял. По закону выходит, что он все же относится к объектам стратегического значения. И именно поэтому его хозяевами, то есть владельцами более 50 процентов акций, не могут, например, стать иностранцы. Даже если очень захотят.

Да и государство в данном контексте не является наемным менеджером предприятия — оно как раз выступает гарантом нашей продовольственной безопасности. Конечно, прибыль любой ценой - вещь очень важная, но есть вещи, которые за деньги не купишь.

Вот только поймут ли это высокие чиновники, в руках которых находится судьба завода?

Захотят ли понять?

Заводу — быть

В феврале в Вологодскую область приехала руководитель Росимущества Ольга Дергунова. Именно она должна была сказать последнее веское слово: что делать с заводом? Ольга Константиновна побывала на предприятии, все увидела своими глазами. Дергунова высказалась против его срочной приватизации: «Актив находится в очень хорошей фазе, в очень хорошем состоянии. И в этом, безусловно, заслуга директора и коллектива. Мы увидели значимость предприятия не только для Российской Федерации, но и ту социальную значимость, которую актив несет для Вологодской области. Для себя мы сделали вывод, что целесообразно, под руководством губернатора, в рамках рабочей группы разработать долгосрочную программу развития предприятия. Предоставить ее Правительству Российской Федерации с несколькими предложениями: перейти в модель совместного управления, как РФ, так и субъекта РФ, акциями этого предприятия, предложить перенести сроки приватизации на более долгий срок, дать возможность предприятию реализовать весь тот накопленный потенциал, который сегодня заложен в модернизированном оборудовании».

В начале 2015 года Росимущество полностью поменяло состав совета директоров, и в этом заслуга губернатора Вологодской области Олега Кувшинникова, который не раз обращался в адрес Ольги Дергуновой по этому вопросу.

Сложилась странная ситуация. За сохранение завода за государством, как это не удивительно, сообща бьются чиновники разных уровней: и губернатор Вологодской области Олег Кувшинников, и Минсельхоз, и Росимущество, депутаты и сенаторы, и даже федеральные общественные организации, такие как Молочный Союз России. Но воз, как говорится, и ныне там.

Разумеется, многие хотят заполучить не столько само предприятие, сколько его знаменитый бренд. Потенциальные инвесторы уверены, что покупка завода одновременно означает и приобретение того самого "Вологодского масла". Это мне подтвердили и специалисты Российского аукционного дома.

На самом деле держателем подлинника комплекта единой документации по производству «Вологодского масла» является Департамент сельского хозяйства и продовольственных ресурсов области, и просто так их никому не отдадут.

Екатерина Сажнева

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру