Непобедимые офшоры: "панамский скандал" вскрыл странности мировой экономики

Сейчас офшорные схемы помогают утаивать от налоговиков $200 млрд в год

12.04.2016 в 20:20, просмотров: 20692

«Панамгейт» — отнюдь не только политический скандал. В основном это скандал экономический. В Америке реакция официальной Москвы на публикацию документов панамской юрфирмы Mossack Fonseca вызвала удивление. «Панамские бумаги», показывающие коррупцию в среде мировой элиты, стали ударом по репутации многих деятелей самых разных стран — Россия лишь одна из них. То, что Кремль увидел в акции Международного консорциума исследовательской журналистики (ICIJ) антипутинскую акцию, западным наблюдателям кажется странным.

Непобедимые офшоры:
фото: morguefile.com

По свежим следам панамского скандала газета The Christian Science Monitor (CSM) рассказывала об упреждающем выступлении пресс-секретаря Президента РФ Дмитрия Пескова, комментируя этот демарш фразой: «Кремль может расслабиться». А вот западные лидеры вряд ли могут «расслабиться», т.к. разоблачения прессы могут любого из них отправить в отставку, как в 1974 году — Ричарда Никсона, а сейчас — премьер-министра Исландии Сигмундура Гуннлаугссона.

В результате «Панамгейта» у простых граждан появилось много вопросов экономического и юридического свойства в дополнение к одному — главному — вопросу: как получается, что во всем мире богатые богатеют, а бедные беднеют? Уход богатых людей от налогообложения — через офшоры, переписывание бизнеса на подставных лиц и т.п. — лишь обостряет проблему. Когда казна недополучает миллион или миллиард, это значит, что столько недополучило общество — государственные школы и больницы, дети и инвалиды, пенсионеры и малоимущие.

По словам Мэтью Гарднера, исполнительного директора вашингтонского Института налогообложения и экономической политики, финансовая секретность и офшоры усугубляют неравенство. «Панамские бумаги» он называет «окном в параллельный мир», через которое можно увидеть, как работает финансовая система в США и других странах. Вот один пример: африканская страна Уганда, которую упоминает ICIJ в своем разоблачительном докладе. Нефтегазовая компания увела из-под налогов в этой стране $400 млн — это больше, чем правительство Уганды тратит на свое нищее здравоохранение; из-за отсутствия денег пациенты угандийских больниц спят на полу...

Американские эксперты сегодня ведут дебаты на тему: станет ли панамский скандал катализатором структурных изменений, которые сделают более прозрачной глобальную банковскую систему? Закроют ли власть имущие под давлением общественного мнения лазейки, которые позволяют не платить налоги с доходов — криминальных или вполне законных?

Ловкость рук — и ничего противозаконного

В США администрация Обамы воспользовалась «панамскими бумагами» как поводом для того, чтобы укоротить корпоративную жадность. (Хотя, заметим в скобках, американских фигурантов в «панамских бумагах» нет — по крайней мере в первой опубликованной порции, за которой должны последовать другие.) Обама сообщил на брифинге для прессы, что американский минфин и налоговое ведомство ввели более строгие правила, регулирующие «корпоративные инверсии». Так называются схемы, с помощью которых крупные компании перемещают свою штаб-квартиру из США за рубеж и таким образом уходят от высокого корпоративного налога (в США он составляет 39,1% — эта цифра слагается из 35% федерального подоходного налога на корпорации плюс средней цифры налогообложения на уровне штата — в каждом из 50 штатов своя налоговая ставка).

Пусть никого не пугают высокие американские цифры — фактическая уплата корпоративных налогов втрое меньше благодаря офшорным «дочкам» и «креативным» фокусам типа тех же инверсий. Еженедельник U.S. News & World Report писал недавно о $160-миллиардном слиянии фармацевтических компаний Pfizer и Allergan (слияние пока не состоялось и, возможно, теперь уже никогда не состоится из-за закручивания гаек в Вашингтоне). Pfizer — американская компания, Allergan — ирландская. Первая — один из супергигантов мировой фармацевтики — хочет слиться со второй, куда более мелкой, чтобы уйти из-под американских налогов. В Ирландии государство не облагает налогом доходы компаний, полученные ими через их зарубежные филиалы; в США — облагает...

Но даже без этого в 2014 году Pfizer должна была уплатить налоги на сумму $3,1 млрд по налоговой ставке 25,5%. А фактически, указывает журнал, Pfizer заплатила менее $1 млрд по налоговой ставке 7,5%. Разница — за счет «прибыли, которую Pfizer еще не репатриировала и, возможно, никогда не репатриирует: с нее не были уплачены налоги». Причем, заметьте, «Pfizer не делает ничего незаконного».

На брифинге в Белом доме президент Обама сказал: «Очень многое из этого не выходит за рамки закона. Но в этом-то частично и заключается проблема». Он призвал республиканцев, контролирующих Конгресс США, провести реформу действующего законодательства. Но главные финансовые авторитеты обеих палат конгресса заклеймили инициативу правительства как ущемление интересов бизнеса, которое потом рикошетом ударит по рядовым американцам, т.к. компании будут еще меньше хотеть вкладывать полученные прибыли в США.

Ни один урок пока не впрок

Скандал-2016 вокруг «панамских бумаг», офшоров и прочего финансового «креатива» — далеко не первый звонок, который прозвенел для тех, кто пишет законы и контролирует их соблюдение. Давайте вспомним некоторые вехи на этом бесславном пути. И ограничимся Америкой, поскольку она, нравится нам это или нет, оказывает решающее влияние на мировую финансовую систему.

К началу 2013 года Обама, подыскивая нового министра финансов для второго президентского срока, остановил свой выбор на Джейкобе Лью — человеке с большим опытом работы в госаппарате. В перерыве между двумя демократическими администрациями, в которых он работал (Клинтона и Обамы), Джейкоб Лью работал на руководящем посту в Citigroup, где одним из результатов его работы стало увеличение числа офшоров этой компании на Каймановых островах до 113 единиц. И сам он этими офшорами активно пользовался. Когда в Сенате США проходили слушания на предмет его утверждения в должности, Лью сказал: «Я был служащим частного сектора, и мне платили таким же образом, как и другим людям... Я сообщил обо всех своих доходах и уплатил все налоги».

И это правда. Беда в том, что финансовые фокусы не противоречат закону. Как не противоречат ему и низкие налоги (15% с любой суммы по плоской шкале) с прироста капитала. Во время избирательной кампании 2012 года кандидат от Республиканской партии Митт Ромни, богатый финансист, противостоявший Обаме, объяснял свой малый вклад в казну точно так же, как Джейкоб Лью: таковы законы... Сами пролоббировали эти законы, сами их потом и используют для объяснения своей жадности.

Помню, в 2001 году, когда обанкротился энергогигант Enron и его акционеры потеряли $74 млрд, пресса писала о наличии у этой корпорации порядка 800 офшорных компаний, в которые распихивались деньги. Сколько удалось вернуть, после того как нечистые на руку дельцы превратили основную компанию в «пустую ракушку»? Никто не знает. Сейчас никто об этом уже и не вспоминает. А тогда — The New York Times писала, что финансовый «креатив» энроновских дельцов, упрятавших миллиарды в офшоры, сделал выявление и возврат этих миллиардов весьма трудным делом.

Казалось, вот-вот будут приняты суровые законы, которые покончат с художествами на Каймановых островах, островах Ла-Манша и в прочих офшорных зонах. Но нет — жив курилка! Несмотря ни на что.

Длинными руками не возьмешь

Еще немного ретроспективы. В 2004 году все телестанции США показали, как выводят в наручниках владельца кабельной телекомпании Adelphia Джона Ригаса и его двоих сыновей. Буквально несколько дней спустя американцы снова увидели на телеэкранах, как ведут людей солидного вида в наручниках: это были боссы телекоммуникационной компании Worldcom во главе с ее гендиректором Берни Эбберсом. В 2005 году осудили за махинации гендиректора еще одной корпорации, Tyco, Денниса Козловски. По всем этим и другим делам тюремные сроки давали поистине сталинские — от 15 до 25 лет. А венцом суровости американской Фемиды стал приговор, вынесенный в 2009 году создателю рекордной пирамиды (Мавроди по сравнению с ним — невинное дитя) Берни Мэдоффу: 150 лет тюрьмы и возмещение нанесенного ущерба в размере $170 млрд.

Из прошлого вернемся в настоящее — и тут же увидим, что все осталось по-прежнему. Если вы введете в поисковую строку вашего интернет-браузера слова Ponzi scheme (так в Америке называют финансовые пирамиды, изобретенные в США около 100 лет назад эмигрантом из Италии Карло Понци), вы получите вагон и маленькую тележку свежих фактов о процветании этого вида мошенничества — как будто и не было никаких разоблачений и приговоров! Вот лишь один пример: во Флориде «два брата-акробата», выходцы с Гаити, «разводили на деньги» своих соплеменников — гаитянских иммигрантов, обещая им «гарантированный ежемесячный доход» на вложенные в недвижимость деньги. Денежки, как водится, тю-тю, арестов и приговоров пока нет — есть лишь претензии к братьям со стороны Федеральной комиссии по биржам и ценным бумагам...

У американского казначейства длинные руки, а в этих руках — мощные рычаги. Но искоренение финансовой преступности — труднейшая задача даже для вашингтонского минфина, который поддерживают ФБР и прочие спецслужбы. Даже внутри США не так просто, скажем, изменить офшорное законодательство, касающееся штатов Делавэр и Невада. А уж когда речь идет о чужестранных юрисдикциях — Люксембург, Панама, Кипр, британские Каймановы острова и острова Ла-Манша, голландское карибское владение Кюрасао, тихоокеанские мини-государства типа Вануату и т.д., — тут становится еще сложнее. При всем влиянии финансовых институтов США на мировые дела они не могут автоматически навязать всему миру американские законы — приходится «душить» каждую офшорную зону поодиночке. Вот, скажем, Швейцарию много лет пытались заставить — и в конечном итоге заставили — пойти на нарушение банковской тайны и раскрыть фамилии американских клиентов швейцарских банков...

Покажет ли Америка пример?

В разоблачительном докладе ICIJ говорится об «11,5 млн документов фирмы Mossack Fonseca, которые показывают, как глобальная индустрия юридических фирм и крупных банков продает финансовую засекреченность политикам, жуликам, дельцам наркотрафика, а также миллиардерам, знаменитостям и спортивным звездам». В основе этой «индустрии», поясняет журналистская организация, лежат «корпорации-пустышки», которые любой человек может легко открыть — особенно легко в офшорной зоне. Их еще называют «компания — почтовый ящик». Сама такая компания, по сути, бизнеса не ведет, а используется для многоступенчатых перемещений капитала с целью ухода от налогов. Создал такую «пустышку», сделал ее хозяином своего зятя, потом твоя компания что-то ей продала или что-то у нее купила по «креативным» ценам, дальше это пошло еще в одну «пустышку», которой командует друг детства, ну и так далее. Все законно — вот и Mossack Fonseca именно это говорит.

Как считает финансовый эксперт из Университета Калифорнии Гэбриел Закман, в офшорах спрятано не менее 8% мирового богатства, а налоговые ведомства недополучают из-за них как минимум $200 млрд. Лидеры потерь госказны из-за офшоров — нефтедобывающие страны Персидского залива (57% общественного богатства уходит в офшор), Россия (50%), страны Африки (30%) и Южной Америки (22%).

Эксперт предлагает нанести удар по «компаниям-пустышкам», коллективно заставив их публиковать имена своих владельцев. США могли бы задать тон, приняв федеральный закон, запрещающий подобную «корпоративную тайну» в американских офшорах Невады и Делавэра. Такие законопроекты уже есть, но нет голосов в Конгрессе США, чтобы их утвердить...

Илья БАРАНИКАС, Нью-Йорк.