Суд по «Тольяттиазоту» блокировал дивиденды

А компания и не принимала решения об их выплате

21.10.2016 в 09:30, просмотров: 2732

На днях Следственный комитет России отрапортовал в СМИ о том, что ему удалось предотвратить вывод за границу крупной суммы в размере восьми миллиардов рублей. По информации издания «Коммерсантъ»: «Эти деньги предназначались для выплаты отстраненному от должности председателю совета директоров ОАО «Тольяттиазот» (ТоАЗ) Сергею Махлаю и экс-гендиректору предприятия Евгению Королеву в качестве дивидендов по итогам 2015 года, а также вознаграждения за работу в совете директоров». И хотя эту информацию компания не подтвердила, практически никто не стал ее лишний раз проверять или уточнять.

Суд по «Тольяттиазоту»  блокировал дивиденды

Как следует из текста новости, совет директоров ТоАЗа еще весной решил выплатить рекордные для компании дивиденды по итогам 2015 года — свыше 7,7 млрд руб. Вероятно, в связи с этим представители Следственного комитета просили Басманный суд арестовать счета предприятия. Поводом для блокировки счетов стало то обстоятельство, что Махлай и Королев являются фигурантами тянущегося с 2012 года уголовного дела.

Однако дело в том, что никаких дивидендов ни Сергею Махлаю, ни Евгению Королеву никто выплачивать не собирался. Принять такое решение, согласно Закону «Об акционерных обществах», может только общее собрание акционеров, а оно летом отказалось от выплаты дивидендов за прошлый и позапрошлый годы (соответствующее решение опубликовано на сервере Центра раскрытия корпоративной информации). Никаких сомнений в толковании официальной формулировки быть не может: «Не выплачивать дивиденды по результатам 2015-го финансового года… В связи с невыплатой дивидендов по результатам 2015-го финансового года не определять дату составления списка лиц, имеющих право на получение дивидендов».

Стоит отметить, что Басманный суд российской столицы принял решение о блокировке счетов еще до проведения собрания акционеров предприятия. Интерпретировать такую оперативность можно по-разному, но если дивидендов как таковых нет, то получается, что аресту подверглись какие-то другие, причем немалые, суммы, находящиеся на балансе «Тольяттиазота». Но разбираться в подобных тонкостях, вероятно, никому не интересно. Как это повлияет на операционную деятельность и деловую репутацию предприятия, на мой взгляд, вполне понятно.

Адвокаты Сергея Махлая попытались обжаловать решение Басманного суда в апелляционной инстанции Мосгорсуда. «Говорилось о множестве нарушений — в постановлении суда первой инстанции отсутствовал срок, на который наложен арест, были перепутаны должности и т. д. «В постановлении суда не приведено сведений о том, что арестованные денежные средства находятся у лиц, несущих материальную ответственность за действия Сергея Махлая, или что они (дивиденды) получены в результате преступных действий обвиняемого»,— заявил его адвокат Павел Зайцев. Он также отмечал, что в соответствии с требованиями УПК невозможно наложить арест на еще не полученное имущество, а также суд не учел: ранее аресты уже накладывались на другое имущество и акции, стоимость которых не указана», писала газета «Коммерсантъ».

Однако ничего из вышесказанного принято во внимание не было, и решение Басманного суда было признано законным и обоснованным.

К сожалению, вокруг «Тольяттиазота» сформировалась такая масса дутых сенсаций, что порой сложно даже докопаться до истины. Чего стоят, например, истории с признанными судом фиктивными собраниями акционеров, которые созывались с участием бывшего сотрудника завода по фамилии Седыкин. Материалы этих недействительных собраний с решением о выплате ему крупных денежных сумм Седыкин потом отправлял в администрацию завода. По сообщению ИА «Регнум», «по заявлению ОАО «Тольяттиазот» в связи с противоправными действиями Седыкина и Челышева было возбуждено уголовное дело».

Можно только гадать, является ли случай с арестом счетов предприятия досадной случайностью, или же в нынешней экономической ситуации основание для ареста счетов даже крупных производств становится все менее важным. В любом случае свою позицию президент России Владимир Путин четко обозначил на днях в ходе встречи с предпринимателями: «У нас общее понимание национальных приоритетов и общий подход, он заключается в том, чтобы предоставить бизнесу максимум свободы». Получается, что понимание национальных приоритетов в ряде случаев может отличаться и от точки зрения главы государства, и от позиции бизнес-сообщества?