Индексация зарплат бюджетников стала тестом для российской экономики

"Набиуллина вряд ли знала о готовящихся масштабах роста"

09.04.2018 в 17:25, просмотров: 6655

Что самое интересное из случившегося в 2018 году в нашей экономике? Арест братьев Магомедовых? Но посадки миллиардеров происходят регулярно. Рост производственных инвестиций? Он, конечно, отраден, но это тоже уже не сенсация. А вот 17%-ная индексация зарплат бюджетников, которая случилась в январе, — событие до сих пор небывалое.

Индексация зарплат бюджетников стала тестом для российской экономики
фото: pixabay.com

Никакого бинома Ньютона, впрочем, этот рост собой не представляет. Ни для кого не секрет: «внезапное» выполнение знаменитых майских указов еще 2012 года было вовсе не случайно приурочено к мартовским президентским выборам 2018 года и стало самым эффективным предвыборным действом.

Рост доходов — это, конечно, хорошо. Но нам всегда говорили, что резкое повышение зарплат, да еще бюджетников — не самой богатой части наших сограждан, тут же скажется на потребительском рынке, куда эти допдоходы сразу ринутся. А значит, результатом станет рост цен, а инфляция, мы это уже хорошо усвоили, — это «налог на бедных». Получается замкнутый круг. Почему же эти предостережения в январе не возымели действия?

Дело не в одной политике. Экономическая ситуация существенно изменилась. Ключевой фигурой предвыборной кампании Владимира Путина стала Эльвира Набиуллина. ЦБ под ее руководством добился решительного перелома в многолетней борьбе с инфляцией, сумев взять ее под контроль. Если совсем недавно цель — 4%-ный рост цен — казалась несбыточной мечтой, то теперь уже полгода рост цен не доходит до этой планки, ЦБ добился и снижения уровня инфляционных ожиданий. Все это создало условия для предвыборной зарплатной интервенции. На дворе апрель, а на сайте Банка России инфляция за февраль оценивается скромной цифрой в 2,2%. Владимиру Путину было за что поддерживать политику Эльвиры Набиуллиной.

Самое любопытное, что сама Набиуллина вряд ли знала о готовящихся масштабах роста зарплат бюджетников. Ее могли использовать в предвыборной кампании, что называется, втемную. Ведь бюджетный план не предусматривал соответствующего роста январских госрасходов, так что 17%-ная индексация зарплат бюджетников стала сюрпризом и для Минфина, и для правительства в целом.

А что же инфляция? Пока рост зарплат бюджетников к ее оживлению не привел. Сказывается и низкий уровень макроэкономической динамики. Кризис преодолен. Но есть оценки, по которым ВВП в четвертом квартале 2017 года не только отказался расти, но даже слегка снизился (на 0,2% по сравнению с третьим кварталом), так что от кризиса отошли совсем недалеко.

Пока в ухудшенном варианте реализуется сценарий моей любимой сказки «Мальчиш-Кибальчиш». В сказке «и пушки есть, и снаряды есть, да стрелять некому» — в нашей экономике и инвестиции в основной капитал начали расти, и потребительский спрос оживляется, а экономика в фазу активного роста никак не переходит. В сказке регулярно проходят мобилизации тех, кто до подхода Красной Армии (а это главная военная тайна) должен «день простоять и ночь продержаться». В экономике «главная военная тайна» неизвестна никому — судя по имеющимся прогнозам, рост экономики в 2018 году будет в вилке 1,6–2,1%. Экономика как медленно, на протяжении нескольких лет, вползала в кризис, так же нехотя выползает из него, если исходить из имеющихся прогнозов, по которым экономика России вырастет в 2018 году всего на 1,6–2,1%. А это фактор, не толкающий цены вверх.

Но прогнозы, увы, отражают не столько завтрашний, сколько вчерашний день. В том смысле, что прогнозисты оперируют тем, что уже произошло, причем не всегда успевая за событиями, не говоря уже о том, чтобы их предвидеть и учитывать заранее. На этот раз в прогнозы практически невозможно было заранее заложить скачкообразный рост зарплат бюджетников, но теперь это новый макроэкономический фактор.

По сути экономике предстоит пройти тест: случится ли «эффект домино» роста зарплат и за рамками бюджетной сферы и станет ли это толчком роста экономики, как об этом говорили представители экономических программ, отличных от тех, каких придерживается правительство.

Уже есть оценки, по которым общий рост зарплат в экономике должен составить в 2018 году 10%. Это существенный толчок для потребительского спроса. Рост производственных инвестиций на уровне 3,5% также вполне реален. А значит, для ускорения роста экономики есть все условия, если рост инфляции останется под контролем.

Дальше вопросы уже не столько к экономике, сколько к политике. К динамике геополитических рисков, которые будут в значительной мере определять приток или отток капиталов. К составу кабинета министров. Решение о росте зарплат бюджетников, чем бы оно ни было непосредственно вызвано, — то шаг из арсенала тех, кто считает политику нынешнего правительства неэффективной. Если (вернемся к «Мальчишу-Кибальчишу») резкий скачок зарплат станет разгадкой «главной военной тайны» ускорения роста экономики, то может получиться, что Эльвира Набиуллина окажется могильщиком курса той экономической политики, которую она сама полностью разделяет.