Экономисты разгромили предложение Медведева раздать гражданам денег

Безусловный базовый доход разорит Россию

Идея базового гарантированного дохода граждан обрела нового сторонника - обсудить возможность введения в стране такой соцвыплаты предложил замглавы Совбеза Дмитрий Медведев. Он призвал провести «максимально тщательный анализ, прежде всего, с экономической, финансовой и организационной точки зрения». Примечательно, что накануне, 7 сентября, с аналогичной инициативой, касающейся а 5-6 млн официально зарегистрированных безработных, выступил глава экономического комитета Совфеда Андрей Кутепов. Насколько идея реализуема на практике?

Безусловный базовый доход разорит Россию

Дмитрий Медведев, правда, использовал словосочетание «минимальный гарантированный доход». Сути это абсолютно не меняет, хотя в экономической теории закреплен другой термин — безусловный базовый доход (БДД). «Здесь имеется в виду неприкосновенность той минимальной суммы средств, которая выплачивается государством человеку независимо от рода его деятельности, социально-экономического положения», - пояснил свою мысль Дмитрий Анатольевич.

Концепция ББД предполагает выплаты из бюджета, на регулярной основе поступающие гражданам страны в виде некой фиксированной суммы. В теории это должно снизить остроту таких проблем, как бедность, безработица, имущественное неравенство, преступность, плохое качество здравоохранения.

Эксперименты с подобными мерами идут по всему миру с 1960-х годов, но пока их результаты выглядят неубедительно. Так, в мае министерство труда Финляндии подвело итоги пилотного проекта, который затронул 2 тысяч безработных, в течение двух лет получавших ежемесячную безналоговую выплату в размере €560. Экономическая активность и мотивация этих людей найти себе рабочее место оказались на нуле (в отличие от получателей традиционных пособий по безработице).

Ну а как это будет выглядеть в России? Предположим, каждому россиянину назначат ежемесячная пожизненная выплата в размере 10 тысяч рублей. Умножение этой суммы на количество граждан (146 млн) дает цифру 1,46 трлн. Ну а за год набежит около 18 трлн — ровно столько составляла расходная часть бюджета страны в прошлом, докризисном году. То есть на выплату БДД уйдет весь федеральный бюджет целиком.

Конечно, деньги можно напечатать. Но это означает неизбежный всплеск инфляции: рост цен неизбежно поглотит те гипотетические плюсы, что сулят упавшие с неба деньги. Не слишком ли высоко воспарил Медведев в своих благих помыслах, не оторвался ли безнадежно от мирской суеты? Да, он предложил лишь обсудить тему, но есть ли смысл? Где брать деньги на ББД, достижима ли цель в российских реалиях, существует ли риск резкого роста инфляции — с этим вопросом «МК» обратился к экспертам.

Игорь Николаев, доктор экономических наук: «Для меня финансовый аспект здесь не главный. Мы еще не находимся на должном уровне не только экономического, но и в широком смысле человеческого развития. Не доросли еще.

Допустим, россияне будут знать, что базовый безусловный доход им обеспечен. На очень многих это окажет дестимулирующий эффект. К чему работать, если государство ежемесячно кладет тебе в карман вполне приличную сумму? Зачем пытаться найти себя в какой-то профессии, реализовывать свои умения, если можно просто получать деньги и благополучно проедать их?

Что касается инфляционных рисков, то они есть. Всего легче тратить то, что не не заработал, что упало с неба. Насколько вырастут цены, сказать трудно, поскольку все будет зависеть от объема дополнительной денежной массы».

Никита Масленников, руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития: «Связанный с ББД мировой опыт крайне неоднозначен. Например, участники референдума в Швейцарии проголосовали против. Людей не устроило, что базовый доход придется обеспечивать путем повышения налогов. Давайте лучше оптимизировать адресную социальную поддержку, сказали швейцарцы властям.

Действительно, что такое ББД? Его резерв должен быть сформирован за счет дополнительных налогов или какого-то перераспределения налогового бремени. И эта задача ляжет не на граждан, а на бизнес. А значит, если деньги будут уходить из бизнеса, работникам не стоит ждать роста реальных располагаемых доходов и зарплат.

Введение новых налогов, которое видится мне в этом случае неизбежным, приведет к следующему: динамика денежной массы останется неизменной, серьезного прироста потребительского спроса тоже не будет, соответственно, инфляция не усилится. А с точки зрения мотивации, деловой активности это однозначный минус: прямая зависимость от государственных трансфертов расхолаживает людей, мы получим закрепление государственного патернализма, с массой нежелательных последствий. Не говоря уже о неподъемной нагрузке на финансовую систему страны. На мой взгляд, адресная поддержка — более перспективный вариант».

Александр Разуваев, руководитель ИАЦ «Альпари»: «Раздача денег «просто так» населению ведет к паразитизму и нежеланию работать. И это при том, что перед Россией стоят серьезные вызовы и задачи – от перехода на цифру и новый промышленный уклад до консолидации евразийского пространства.

Про увеличение производительности труда тоже забывать не стоит. Она до сих пор в России вдвое-втрое ниже, чем в Европе. Вообще, согласно теории классического капитализма, деньги зарабатываются, а не раздаются. Государство отвечает за внешнюю политику, безопасность, обеспечивает «правила игры» внутри России. А граждане должны обеспечивать себя сами».

Евгений Гонтмахер, доктор экономических наук: «Сомнения возникают не только с финансовой точки зрения: пандемический кризис может затянуться, а безусловный базовый доход надо вводить на этапе экономического подъема, в условиях всеобщего оптимизма и роста доходов. Но не в нынешние смутные времена. А так ББД хорош многим. Например, снижается администрирование и вместе с тем повышается эффективность социальных выплат. Адресность — это палка о двух концах. Расходы государства на выявление категории бедных могут порой превышать объемы помощи этим людям».

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28360 от 10 сентября 2020

Заголовок в газете: Где деньги, Дим?