Новый валютный курс: когда доллар достигнет 100 рублей

Экономист: «Бюджету выгодна слабая национальная валюта»

Валютный рынок в нашей стране переживает второе рождение. Это случилось после 12 июня, когда Вашингтон ввел новые финансовые санкции против России, приведшие к фактическому запрету биржевых торгов долларом и евро. И теперь все больше разговоров — и в финансовых кругах, и на бытовом уровне — о том, что про доллар на российских просторах пора забыть. Большинство расчетов компаний и валютных сбережений граждан теперь приходится на китайский юань. Но можно ли назвать такую смену парадигмы долговременной? Действительно ли курс доллара уже вот-вот перестанет играть какую-либо роль в нашей экономике? В какие валюты сейчас имеет смысл вкладываться? Ответы на эти вопросы «МК» искал в ходе «круглого стола», в котором принимали участие эксперты: доктор экономических наук, заведующий кафедрой РАНХиГС Алексей Ведев; аналитик финансовой академии Capital Skills, кандидат экономических наук Марк Гойхман; финансовый советник, автор проекта «Экономизм» Алексей Кричевский.

Экономист: «Бюджету выгодна слабая национальная валюта»

В поисках точки равновесия

— После американских санкций против Мосбиржи в середине июня валютный рынок изрядно трясет. В отдельные дни токсичные валюты, чей официальный курс ЦБ теперь определяет по внебиржевым данным, то растут, то на столько же падают. О чем свидетельствует такая волатильность? Рубль после пяти месяцев относительной стабильности ищет новую точку равновесия?

Кричевский: — На самом деле ничего критически страшного с курсом рубля не произошло. Никаких панических настроений и очередей у обменников, как было, например, в 2014 году, не случилось. Санкции против Мосбиржи — это фактически последнее, что могли сделать западные страны во главе с США, чтобы хотя бы чуть-чуть дестабилизировать экономическую обстановку в России. Дальше ходов в этой сфере у них просто нет. Но по факту никаких проблем с долларом нет. Да, обменники предлагали сразу после введения санкций против Мосбиржи (когда люди еще не очень понимали их суть) «американца» по двести рублей, но это продлилось меньше суток — да и то не везде. Да, была повышенная волатильность, но для потребителя в итоге ничего не изменилось. Все мы как жили спокойно в плане валютного курса, так и продолжаем жить. К этим санкциям мы — и государство, и люди — уже давно готовы. Причин переживать на эту тему просто нет.

Гойхман: — Ситуация с курсом напоминает затухающие колебания. Если смотреть на график курса рубля к доллару и к юаню, то начиная с 12 июня мы увидели самые большие, размашистые движения. В данный момент разница между покупками и продажами юаня и доллара резко сокращается. Сейчас действительно доллар, евро, юань и рубль ищут какие-то новые точки опоры, новые ориентиры для формирования курса. Нервозность проходит вместе с ожиданием каких-то ужасов. Все видят, что ничего особенного на валютном рынке не происходит.

Ведев: — Моя точка зрения несколько иная. Я считаю, что до 2022-го, в течение тридцати лет, валютный рынок у нас был достаточно эффективный. Центральным показателем был курс доллара. В 2022-м ситуация принципиально изменилась. Неправильно сейчас говорить, что паники нет, а потому — все хорошо. Не согласен я и с тем, что рубль ищет какой-то стабилизации, точки равновесия. Теперь это просто другой рынок. Он очень рискованный, и к нему надо очень аккуратно относиться. В связи с этим, я думаю, что нагрузка на Центральный банк должна увеличиться. Ему придется каким-то образом регулировать сложившуюся ситуацию.

Доллар — по 100 рублей?

— Куда качнется валютный маятник, если можно так выразиться, этим летом? До какой отметки может докатиться рубль и когда?

Кричевский: — Рубль вернется туда, где он был до введения санкций против Мосбиржи. Дальше, если говорить о горизонте второго полугодия и конца года, там много прогнозов, например, доллар по сто рублей. Почему? Потому что растут расходы бюджета, есть не совсем понятная история с нефтяным флотом, который во многом обеспечивает нам валютную прибыль, а его «накрывают» санкциями. Есть вопросы и по импорту-экспорту. Но если говорить об июле-августе 2024-го и не заглядывать дальше, то доллар может закрепиться на отметке в 92–93 рубля. Вряд ли этим летом рубль просядет куда-то глубже. А вот осенью и зимой нашу нацвалюту ждет постепенная девальвация, и не стоит надеяться, что она будет неощутима.

Гойхман: — Сохранится долгосрочный тренд на ослабление рубля. Поскольку сейчас факторы его укрепления исчерпаны. Ранее в связи с операциями Центрального банка и Минфина увеличилось предложение юаней. Также максимально увеличилась продажа валютной выручки. Сейчас все это нивелируется решением о том, чтобы снизить объем обязательств по продаже валютной выручки с 80 до 60%. Кроме того, в июле снижаются операции ЦБ с юанем — то есть его предложение будет уменьшаться. Приостановлено также увеличение нефтяных цен, которое наблюдалось достаточно резкое в июне — с 77 до 86 долларов за баррель. Конечно, нельзя списывать со счетов то, что сейчас обсуждается решение об увеличении дефицита бюджета в Госдуме на 2024 год. В таком случае будет увеличиваться предложение рублей и спрос на заимствования в рублях. То есть будет повышенная потребность в займах. Это будет ограничивать рост рубля и соответственно повышать курс других валют к рублю. Данные факторы долгосрочные, в отличие от локальных, которые мы наблюдали в течение второй половины июня. Кроме того, стоит рассчитывать на увеличение импорта. А это один из основных факторов, работающих на постепенное ослабление рубля. В то же время я согласен с тем, что это ослабление не будет резким и шоковым, поскольку, в свою очередь, есть факторы, балансирующие рубль. Поэтому, думаю, маловероятно, что нацвалюта дойдет в ближайшие месяцы до 100 рублей за доллар. С высокой вероятностью в ближайшие месяцы доллар не опустится ниже 80–81 руб. и не поднимется выше 94–95 руб. Этот диапазон сохранится.

Ведев: — И снова я не соглашусь с коллегами. Я не вижу тенденции к ослаблению курса рубля. У нас очень сильный торговый баланс. Это означает, что мы экспортируем больше, чем покупаем. Также идет сокращение оттока капитала, потому что внешние экономические риски увеличились. Поэтому естественная тенденция — это укрепление рубля. Думаю, что денежные власти будут стараться выдержать коридор в 85–90 рублей за доллар.

— Некоторые эксперты считают, что в России уже сейчас начинают формироваться два параллельных валютных курса — официальный ЦБ и «для народа», в обменниках. Вы согласны с тем, что существуют такие перспективы?

Кричевский: — Да, кое-кто уже сравнивает ситуацию в России с Ираном, где есть официальный, банковский, а еще и третий курс — «черный». Но в России ничего подобного не будет: официальный и банковский уже заметно сравнялись, а «черный» и не возникал.

— Тогда дайте практический совет тем, кто собрался на отдых за рубеж. Раньше все, кто ехал за границу — причем в любую страну, — покупали заранее дома доллары или евро. А по приезде легко их меняли на местную валюту. А как сейчас, в новой валютной реальности? Может быть, уже не заморачиваться с долларами и евро и сразу в России покупать турецкие лиры или арабские дирхамы?

Гойхман: — Во-первых, спрос на туристические покупки валюты уменьшился в связи с тем, что заграничный туризм тоже уменьшился в масштабах. Во-вторых, ситуация с покупкой валюты в России или в другой стране принципиально никак не поменялась. На месте, скажем, в Турции, Египте или Арабских Эмиратах, купить местную валюту гораздо проще, чем искать ее в Москве или в других городах России.

Рубль выгоднее всех валют

— Вопрос от нашего читателя: правда ли, что федеральному бюджету требуется более слабый рубль, чтобы не возникли проблемы с наполнением казны?

Ведев: — Конечно, бюджету выгоден слабый рубль, это очевидно. Слабый рубль играет на руку экспортерам, особенно сырьевым, и бюджету, поскольку он обеспечивает большую рублевую прибыль при том же самом количестве поступающих долларов. С другой стороны, при слабом рубле возрастает угроза инфляции. И она вполне реальна.

— Читатели также интересуются, выгодны ли в ближайшее время валютные депозиты?

Кричевский: — Депозитов в долларах и евро практически нет. Их предлагает буквально пара банков и на плохих условиях — то есть под низкие проценты. Если у вас есть запасы долларов или евро, проще, чтобы они лежали дома. Это будет дополнительным инструментом для диверсификации вашего личного инвестиционного портфеля.

— Продолжим вопросы: стоит ли открывать вклад в юанях?

Гойхман: — Полностью заменить доллар и евро юанями невозможно. Кроме того, юань сам по себе не настолько хорошая замена твердым валютам, поскольку его курс во многом регулируется банком Китая. Это не вполне конвертируемая валюта с позиций сложности обмена на другие валюты. То есть уповать на то, что все закончится юанизацией российской экономики, не нужно. А что касается вкладов в юанях, я думаю, не стоит открывать безналичные вклады. Риски высоки. Нельзя исключать, что Запад со временем введет санкции и по отношению к юаню.

Ведев: — Два с половиной года мы вынуждены перестраивать логистику внешней торговли. Вполне естественно результатом этого процесса является то, что доля доллара и евро падает, а юаня, а также других валют из Юго-Восточной Азии, растет. Я вообще не рекомендовал бы сейчас работать с любой валютой безналичным образом и открывать вклады, потому что это большие риски. Особенно с учетом высоких процентных ставок и практически нулевых рисков, которые есть по депозитам в рублях.

— Дайте советы нашим читателям: что сейчас, с учетом новой ситуации на валютном рынке, стоит делать с банковскими кредитами и депозитами?

Кричевский: — Одно из первых правил финансовой грамотности: не складывать все яйца в одну корзину. О чем речь? В покупке иностранной валюты нет ничего плохого. Можно также купить золото. Если говорить про депозиты, про вклады, то нынешняя ситуация, когда на полгода можно положить рубли в банк под 17–18% годовых, очень неплохая. Если говорить про ипотеку, то тут сразу нет: сейчас не время. Кредиты можно брать, только если вам они действительно крайне необходимы и в дальнейшем эти заемные деньги принесут вам гораздо больше — чтобы их безболезненно вернуть банку с высокими процентами.

Гойхман: — Советую по возможности сейчас не брать кредиты. На данный момент ставки по ним очень высоки. Куда вкладывать? В депозиты! Да, это хорошее начинание — надежное и выгодное. Можно подождать повышения процентов в июле (скорее всего, ЦБ еще выше поднимет ключевую ставку с нынешних 16%) и еще более высоких ставок по депозитам, положить деньги на небольшой срок и достаточно надежно. Если говорить об облигациях, то тут можно, что называется, застолбить высокую доходность сразу на несколько лет. И когда везде ставки будут понижаться, у вас будет повышенный процент.

Ведев: — Традиционно, на протяжении тридцати пяти лет, иностранная валюта была «тихой гаванью», и поэтому, наверное, россияне привыкли чуть что, сразу уходить в наличные доллары. Сейчас я в этом вижу большие риски. Моя рекомендация — работать с рублями. Это, конечно, депозиты и облигации. Здесь доходность высокая, а риски минимальные, потому что в обороте очень много корпоративных облигаций крупных компаний, в том числе и государственных. Ну а рублевый вклад при нынешних ставках точно позволит обыграть инфляционные потери.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №29312 от 8 июля 2024

Заголовок в газете: Рубль следует новым курсом

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру