У Сколкова были “русские предки”

В России забыли о предыдущих экспериментах

Принято считать, что “Сколково” Дмитрий Медведев делает по образу и подобию Кремниевой долины. Не зря президент последний американский визит начинает с посещения Стэнфордского университета и его знаменитой на весь мир наукоемкой долины. Однако в либерально-рыночных США нет ни одного образца, который можно было бы воспроизвести в госмонополизированной российской экономике. Зато есть в нашей стране свои площадки, на которых уже опробованы доморощенные меры стимулирования инноваций. Только они попали в тень “большого брата”.
В России забыли о предыдущих экспериментах
Сколково. Проект

В свое время один макроэкономический министр победил наконец другого. Бывший глава Минэкономразвития Герман Греф отвоевал у Алексея Кудрина разрешение на учреждение особых экономических зон (ОЭЗ). Минфин всегда был против разбазаривания бюджетных средств за счет предоставления инвесторам различных налоговых и таможенных льгот. Но в то время Кудрину пришлось отступить под общим натиском Грефа и тогдашнего премьера Михаила Фрадкова. Для начала придумали два типа зон: промышленные и технико-внедренческие. Первые не так интересны — они предназначены для традиционных производств, наподобие автомобильного.

Второй тип ОЭЗ был задуман специально для инноваций. Всего учредили 4 технико-внедренческих зоны: в Зеленограде, Дубне, Петербурге и Томске. Набор разработок примерно такой же, как в “Сколково”: информатика, телекоммуникации, ядерные технологии, прочая энергетика, наноисследования. Интересно, что каких-либо ощутимых налоговых и таможенных преференций им не дали. Регионы, на территории которых их расположили, отказались от своей части налога на прибыль (5%), ввозить товары можно беспошлинно, но после их вывоза (или продукции, где они использованы) с территории зоны придется все же доплатить таможне. В общем, не сильно на этом сэкономишь. Выгода в другом. Минэкономразвития и подчиненное ему до прошлого года Агентство по управлению зонами (РосОЭЗ) взяли на себя все расходы по созданию разветвленной инфраструктуры. На это еще в 2006 году бюджет выделил 8 млрд. рублей, в 2007-м — 10 млрд., в 2008-м — столько же. В 2009 году, конечно, эти расходы из-за кризиса секвестировали. Но все равно общая сумма была вполне достаточной для развертывания венчурных проектов — 28 млрд. рублей за три года. Напомним, что стартовый капитал “Сколково” должен составить 15 млрд. рублей. Из них 10 млрд. непосредственно из бюджета.

С дележом РосОЭЗовских денег было много скандалов. Руководители агентства менялись буквально ежегодно. Видимо, никто из них не соответствовал требованиям Михаила Фрадкова: “Тут мужик нужен в кожанке, в пыльных сапогах и с маузером”. В прошлом году РосОЭЗ вообще закрыли, передав его функции непосредственно Минэкономразвития. Тем самым помимо прочего было похоронено неофициальное содержание этого макроинновационного проекта. Сотрудники РосОЭЗ, что называется в штатском (как правило, руководство агентства носило погоны не ниже генеральских), иногда проговаривались, что технико-внедренческие зоны — это площадки, на которых негласно опробывают новые управленческие технологии. Сверхзадача — создать зоны, где нет произвола местных властей, милиции и вообще коррупции. А затем распространить эти зоны по всей стране. Иными словами, власти пытались сверху провести своего рода чисто модернизационный проект, где важнее не технологии, а новые формы общественного устройства. Источники “МК” утверждали, что далеко не всем в Кремле и правительстве первые итоги зонального переустройства пришлись по душе. Вот все и свернули. Теперь экспериментировать будут только в одном отдельно взятом особом районе — Сколкове. Но, вероятно, уже без общественных утопий.