Трояк по экономике

Подорожание бензина на 3 рубля как зеркало русской жизни

Подорожание бензина на 3 рубля как зеркало русской жизни

К тому, что у России нет альтернатив, когда речь идет о выборе политического курса, наш обыватель давно привык. А как иначе, если магистраль развития демократии прокладывает, оказывается, не поиск этих самых альтернатив, а безликие цифровые технологии? Теперь выясняется, что безальтернативен и экономический курс. Причем, что любопытно, на тех поворотах, где сцепление с дорогой, мягко говоря, слабое. С одной стороны, все логично: одно дополняет другое. Но экономическая безальтернативность выглядит совсем по-другому, если взглянуть на нее чуть шире.


Вот конкретный пример: акцизы на бензин. Нам говорят: их надо увеличивать, как и акцизы на алкоголь с табаком. Иного, понятно, не дано.


У алкогольно-табачных акцизов есть хотя бы оправдание заботой о здоровье нации, хотя и очень скользкое. На грабли расцвета предложения отнюдь не оздоровляющих, самопальных, а то и вовсе не предназначенных для внутреннего употребления жидкостей в нашей стране наступали не раз, и удорожание национального напитка неминуемо подводит все к тем же граблям.


Но вернемся к другой горючей жидкости — к бензину. Увеличение акциза на него оправдывается ликвидацией транспортного налога. Пока все относительно гладко. Но когда объявляют, что в результате цена литра бензина вырастет аж на 3 рубля, быстро выясняется, что размен не равноценный. Уже есть подсчеты, что о равенстве можно было бы говорить, если бы цена на бензин в результате рокировки выросла не больше чем на рубль. Это при прямом счете, но есть и косвенный эффект.


Социальные последствия ликвидации транспортного налога, который платят автомобилисты (причем социально незащищенным предоставляются льготы), — это одно, а тотальный рост цен на бензин, который коснется абсолютно всех за счет роста стоимости доставки, в том числе и товаров первой необходимости, — это совсем другое.


В цене вырастет все, что доставляется на внутреннем сгорании. Начиная от билетов для пассажиров и заканчивая ценами на хлеб, молоко и лекарства. И вот что интересно: можно попытаться заранее высчитать ценовую дельту, исходя из того, что бензин в среднем подорожает на 13—15%, а доля расходов на автодоставку в цене продуктов питания составляет примерно 2—4%. Но это не тот случай, когда торжествуют законы арифметики. В дело включается такой рыночный феномен, как ожидания роста цен. А именно такие ожидания и становятся, как правило, самыми мощными и посрамляющими арифметику ускорителями инфляции.


И все потому, что правительство ставит во главу угла ничем не замутненную фискальную логику: “Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать!” Акцизами бюджет наполнить и проще, и быстрее.
А цены… Так цены в России растут всегда, так уж у нас заведено.


И в самом деле — аптекарски точно разобраться в том, какая доля в раскручиваемой спирали инфляции (а она утихла, только если верить официальной статистике, да и то явно ненадолго) приходится на тарифы ЖКХ, какая на бензин, а какая на монополизированную структуру экономики, — стоит Нобелевской премии. Но монополии были упомянуты совсем не для красного словца.


Предлагаю ненадолго отложить акцизы и вспомнить недавние метаморфозы цен на бензин, авиационный керосин и другие нефтепродукты.


Речь идет о священной битве антимонопольщиков с нефтяниками. Битва шла за то, кто заплатит за рост цен на тот же бензин с керосином. ФАС в 2008—2009 годах оштрафовала ТНК-ВР, “Газпромнефть”, “Роснефть” и ЛУКОЙЛ, обвинив их в коллективном доминировании на рынке, что привело к установлению завышенных цен на нефтепродукты. Так, по оценке ФАС, цена на бензин в мире с середины лета по октябрь 2008 года упала на 15—20%, а в России — не изменилась.


В 2008 году штрафы были выписаны на 5,4 миллиарда рублей, исходя из 1% оборота компаний. В начале 2009 года, когда положение не изменилось, последовала новая волна штрафов — уже на 20,7 млрд. рублей, их уровень поднялся до 4% с оборота.


Естественно, последовали суды, в которых ФАС регулярно проигрывала: за 2009 год в бюджет за нарушения антимонопольного законодательства поступило всего 217,3 тысячи рублей. Но вот 25 мая 2010 года президиум ВАС рассмотрел дело о штрафе ТНК-ВР в 1,1 млрд. рублей (из первого пакета) и, приняв во внимание аргументы ФАС о том, что речь идет о коллективном доминировании не в отдельных регионах, а на рынке всей страны, решил спор в пользу ФАС.


Казалось бы — ура! Антимонопольный прецедент создан! Осталось развить успех — и монополии в России наконец будут повержены! А Игорю Артемьеву пора строить памятник, взяв за образец его древнего тезку — Георгия Победоносца, поражающего дракона монополий. Но — не тут-то было.


Россия не была бы Россией, если бы последнее слово осталось за судом.


Его оставил за собой первый вице-премьер Игорь Шувалов. 8 июня он выступил в защиту российских монополий вообще и нефтяных в особенности. Вот его слова: “В каком виде они есть, в таком и есть. Но то, что они наши крупные движущие силы, я уверен. Бороться нужно только с нарушениями закона, с подавлением инициативы мелких компаний, а компании эти (монополии. — Авт.) надо поддерживать”.


Не стоит ломать себе голову над вопросами, как отделить монополии от их монопольного поведения на рынке, почему надо бороться со следствиями, не трогая причин... Артемьев все сразу понял и тут же предложил “Роснефти” мировую на следующих условиях: та признает свою вину, а ФАС снижает штрафные санкции до 1% с оборота.


“Меньше нельзя по закону”, — не преминул явно для Шувалова добавить Артемьев. И все. Больше никаких судов.


Рассказанная история — это и есть упущенная альтернатива.


Если бы правительство стремилось пополнять бюджет, не разгоняя инфляцию, то лучше варианта, предложенного ФАС в соавторстве с ВАС, просто не найти. Но история закончилась отнюдь не хеппи-эндом, если, конечно, иметь в виду не нефтяных монополистов, а бюджетников и рядовых граждан. Зато она совершенно четко указывает, что или, точнее, кто для власти важнее бюджета и, соответственно, решения тех социальных задач, для выполнения которых он в первую очередь и нужен. Власти дороже нефтяные монополии. Они фактически получили иммунитет от дальнейших судебных преследований и штрафов.


А прорехи в бюджете вместо них будут латать те, чьи доходы не идут ни в какое сравнение с доходами нефтяников. По ним же в первую очередь ударит и инфляция. Причем на этот раз — безальтернативно. И тут уже никуда не денешься: политики на выходе получается больше, чем экономики.

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру