Власти рискуют благосостоянием

«Денег в бюджете нет, но тратить очень хочется»

09.10.2013 в 19:59, просмотров: 9623

При помощи Фонда национального благосостояния (ФНБ) чиновники собирались поделиться с народом нефтегазовыми сверхдоходами. Однако «кубышку» задумали разбазарить на проекты без гарантированной окупаемости и по завышенным ценам, говорят эксперты. Так, уже запланированные стройки — железная дорога Москва — Казань, ЦКАД, развитие Транссиба и БАМа — подорожали еще до начала вкладывания денег из ФНБ. На них, очевидно, потребуется больше плановых 450 млрд, заявил 9 октября зам. главы Минэкономразвития Андрей Клепач.

Власти рискуют благосостоянием
фото: Геннадий Черкасов
Высокоскоростные поезда стоят дорого. И средств Фонда национального благосостояния на них явно не хватит.

ФНБ, напомним, это подушка безопасности, куда идут нефтегазовые доходы, когда Резервный фонд наполняется сверх отметки 7% ВВП. Сейчас в «резервах» всего 4,3%, так что благосостоянию не светит пополнение по крайней мере до 2020 года, рассчитали в Минфине. На данный момент в ФНБ лежит 2,8 трлн рублей, и эти средства должны обеспечивать стабильность пенсионной системы. Однако правительство имеет право потратить 40% от «кубышки» на инфраструктуру — конкретно на проекты, которые обеспечат экономический рост и доходность. Этими деньгами власти рисковать не имеют права. Но это — по идее.

Активно тратить деньги решили в июне этого года: на Петербургском экономическом форуме Владимир Путин назвал три проекта, на которые пойдут 450 млрд рублей. Сейчас стало ясно, что этих денег не хватит — особенно на высокоскоростную магистраль Москва — Казань, предупредил вчера журналистов Андрей Клепач. И это несмотря на недавнее требование Владимира Путина не превышать первоначальную смету мегастроек.

Москва — Казань — самый спорный проект, считает старший научный сотрудник Института экономической политики им. Гайдара Сергей Жаворонков: «Нет массового спроса на поездки между городами, который не удовлетворен. Текущее сообщение вполне справляется». К тому же непонятно, почему как пункт назначения выбрана именно Казань.

По словам Андрея Клепача, этими стройками дело не ограничится: правительство сунет руку в «кубышку» по локоть и вытащит в общей сложности 1,2 трлн рублей. Есть задумки их потратить на развитие московского и петербургского авиаузлов (с этим эксперты не спорят), а также, например, на высокотехнологичные проекты.

Но это риск. Так, задумки потратить деньги «будущих поколений» на сомнительные проекты типа производства композитных материалов вызывают оторопь, признается Сергей Жаворонков. Роснано, вспоминает он, получило в прошлом году 20 млрд руб. убытка, подобным же образом инвестировав в создание инновационных материалов. Которые потом подешевели в десять раз. «ФНБ — это не венчурный фонд, здесь должна быть достаточная надежность», — напоминает эксперт.

Примерно то же самое говорили 3 октября Дмитрию Медведеву министр финансов Антон Силуанов и глава ЦБ Эльвира Набиуллина, когда премьер по наводке МЭР допустил, что средства ФНБ можно отдать на кредиты для бизнеса. А именно — поручил проработать предложение о размещении 100 млрд рублей из ФНБ на депозитах в ВЭБе, чтобы тот их распределял (фондировал) в банки.

— Просто в бюджете денег нету, но тратить очень хочется, — объясняет доцент экономического факультета МГУ Олег Буклемишев. — Сначала нашли пенсионные средства, а теперь залезли и в ФНБ.