Независимые производители наступают на «Газпром»

И Путин не против

05.06.2014 в 17:24, просмотров: 2594

Российская газовая отрасль — поле борьбы политико-экономических групп. Прошедшее 4 июня в Астрахани заседание президентской комиссии по ТЭК это еще раз продемонстрировало. Суть противоречий остается прежней. Независимые производители газа лоббируют реформу отрасли. По их мнению, необходимо привести газовую промышленность к модели нефтяной, когда есть компания-собственник инфраструктуры, а сегменты добычи, переработки и сбыта разделены.

Независимые производители наступают на «Газпром»
фото: Наталия Губернаторова
Владимир Путин

Пока никто о столь масштабных изменениях открыто не говорит. Но шаги в соответствующем направлении делаются. В 2013 году были приняты поправки в законодательство, дающие право экспорта сжиженного газа (СПГ) «Роснефти» («Дальневосточный СПГ») и НОВАТЭКу («Ямал СПГ»). Сейчас, кстати, в Госдуме на рассмотрении находится предложение предоставить право экспорта СПГ проекту «Печора СПГ», куда намерена войти «Роснефть».

Следующий шаг — либерализация экспорта трубопроводного газа. Однако и здесь независимые производители продвигаются постепенно. На заседании в Астрахани глава «Роснефти» Игорь Сечин предложил разрешить независимым производителям экспорт газа по будущему газопроводу «Сила Сибири», который призван поставлять газ в Китай и во Владивосток, где будет создан завод СПГ.

По словам Сечина, независимые компании смогут добывать в восточных регионах страны 200 млрд кубометров газа в год. Хотя максимальная заявленная мощность «Силы Сибири» только 61 млрд. Участники заседания обсуждали более скромные возможности независимых производителей в Восточной Сибири — 20–30 млрд в год.

«Газпром» пытается сопротивляться инициативам по допуску независимых производителей к экспортному газопроводу. Зампредправления «Газпрома» Виталий Маркелов рассказывал, что Чаяндинское месторождение, являющееся основной ресурсной базой для «Силы Сибири», после выхода на проектную мощность будет давать 25 млрд кубометров с периодом постоянных отборов в 30 лет. Вместе с сопутствующими месторождениями к 2026–2028 годам суммарная добыча по Якутскому центру газодобычи составит 44 млрд кубометров. При этом еще 35 млрд будет давать Ковыктинское месторождение. Таким образом, «Газпром» хочет показать, что места в будущем газопроводе для независимых производителей нет.

Однако последнее слово остается за Владимиром Путиным. Он опасается полной либерализации экспорта газа, так как это может привести к конкуренции между российскими производителями и, как следствие, к снижению стоимости газа на рынке. А это сократит поступления в бюджет. Однако при лоббировании своих интересов у «Роснефти» есть преимущество перед «Газпромом». По словам Сечина, решение о либерализации экспорта восточносибирского газа приведет к существенному экономическому подъему региона. Это укладывается в логику политики переориентации России с Запада на Восток. Вопрос лишь в том, действительно ли Владимир Путин намерен осуществить полноценный «восточный разворот». Политика президента, направленная на конструктивный диалог с ЕС и США, заставляет в этом усомниться.

Пока можно говорить лишь о том, что Владимир Путин не принял решения относительно либерализации газовой отрасли. Он продолжает использовать систему сдержек и противовесов. Президент дал поручение рассмотреть вопрос докапитализации «Газпрома» на сумму строительства инфраструктуры для поставок газа на рынок АТР. Речь идет о выделении бюджетных средств на строительство газопровода «Сила Сибири». А независимые производители, в свою очередь, получат равный с «Газпромом» тариф на транспортировку газа и хранение его в подземных хранилищах концерна.

Подобный подход умиротворения противоборствующих сторон делает наиболее вероятным следующий сценарий разрешения конфликта вокруг восточносибирского газа. «Газпром» будет выкупать газ независимых производителей по экспортной цене минус стоимость доставки и экспортная пошлина. Но такой вариант вряд ли устроит независимых производителей, ведь следующим их шагом должно стать требование либерализации экспорта трубопроводного газа в Европу.