Полный копец, или О чести мундира замолвите слово

06.04.2018 в 16:58, просмотров: 2522

Это история одного простого судебного дела о защите чести, достоинства и деловой репутации одного непростого служивого «мундира». Непростым в этом дельце оказался истец – следователь Владимир Кобец. В зале суда его почему-то больше заботил не столько вопрос собственных нематериальных благ — честь, достоинство, которые он сам дешево оценил в 500 рублей и о защите которых, собственно, и вылез с иском, сколько честь мундиров его вышестоящих начальников Следственного департамента МВД, всуе упомянутых в статье. Дух которых так и витал, а незримое присутствие ощущалось в зале суда. А что, собственно, суд? Все знают, что бывает суд как суд, а случается и судилище. Бывает правосудие по закону, а может статься и Басманным. Но обо всем по порядку.

Полный копец, или О чести мундира замолвите слово

Это история одного простого судебного дела о защите чести, достоинства и деловой репутации одного непростого служивого «мундира». Непростым в этом дельце оказался истец – следователь Владимир Кобец. В зале суда его почему-то больше заботил не столько вопрос собственных нематериальных благ — честь, достоинство, которые он сам дешево оценил в 500 рублей и о защите которых, собственно, и вылез с иском, сколько честь мундиров его вышестоящих начальников Следственного департамента МВД, всуе упомянутых в статье. Дух которых так и витал, а незримое присутствие ощущалось в зале суда. А что, собственно, суд? Все знают, что бывает суд как суд, а случается и судилище. Бывает правосудие по закону, а может статься и Басманным. Но обо всем по порядку.

Сначала было слово, а после было дело

В феврале 2016 года «МК» опубликовал статью Александра Хинштейна «Казнокрадам из «Домодедово» не дают посадки», в которой речь шла о странностях расследования двух уголовных дел. По одному делу не было ничего, но фигуранта «закрыли» и его судьба, мало кого интересовала. По другому, следствием много чего было выявлено и установлено, но как только фигуранта «закрыли», через пару-тройку дней Следственный департамент МВД всполошился, дело изъял и забрал себе как особо сложное (надо думать, по зубам только им), статью Уголовного кодекса переквалифицировал и дело вообще благополучно прекратил. И, главное, все эти события и факты – чистая правда и имели место в действительности!

Но эта огласка в прессе, похоже, пришлась не по душе Следственному департаменту МВД России. Проучить или поставить на место журналистов, конечно, не мешало бы. Но ведь не гоже СД МВД самому идти в суд (и это правда). Да и с чем? C деловой репутацией? Так что прилежный следователь, который проделывал все эти следственные «фокусы» по делу о хищении средств, выделенных на реконструкцию аэропорта, вероятно, пришелся как нельзя кстати.

Следователь быстренько уже 3 марта «замутил» иск, в иске пожалился на то, что его опорочили и что благодаря статье в «МК» пошатнулась его следовательская репутация, что «может отрицательно сказаться на отношении к нему руководителей и сотрудников МВД России, его родных и близких, а также (надо думать, и это самое страшное) вызвать сомнения в его объективности у участников уголовного процесса по расследуемым делам». В иске есть еще и не такие «перлы». (прим.ред. мы не знаем как и на сколько в действительности тогда в феврале 2016 года от нашей статьи пошатнулась репутация следователя Кобца, но было бы интересно узнать какова его репутация сейчас спустя без малого два года после описанных в статье событий).  

А уже 05 мая 2016 года, спустя всего два месяца (!) (сколько истцов судов могут только мечтать о таком феерическом сроке судопроизводства вместо многомесячных или многолетних мытарств и хождений) Пресненский райсуд Москвы вынес решение по иску Владимира Кобца, которым исковые требования удовлетворил полностью.

Конечно, ничего страшного нет в том, что резолютивная часть решения творчески расширилась по сравнению с просительной частью самого иска. Ведь над окончательной формулировкой подлежащих удовлетворению исковых требований, возможно, думу думали лучшие министерские и судейские умы.  В этом  решении нет ничего удивительного, да и такого бы решения скорее не было, если бы не профпринадлежность самого истца и иже с ним.

Относительно профпринадлежности истца стоит сказать пару слов. Кобец В.В. – следователь-важняк (в смысле по особо важным делам) из Управления по расследованию организованной преступной деятельности Следственного департамента МВД России. Организация эта тоже серьезная, там «не щи лаптем хлебают», да сотрудники «не лыком шиты» - сами юристы.

Что до исковых требований, то и тут удивляться не приходится: порой истцы заявляют такие невероятные и чудные требования, будто их пишут не юристы, а фантасты. Но на то и суд, чтобы удовлетворять только те из них, которые основаны на законе и в соответствии с законом, а не кому что вздумается. Но из общих правил случаются исключения. И наш истец Кобец тому пример.

Захотел истец (ведь, вот он мой звездный час!) и опровержение и сообщение о решении суда и сам текст решения суда почти на 5 листах (больше чем вся статья), а суд – пожалуйста Вам. И ни у кого из судей мысли не возникло, что оспаривает истец лишь несколько отдельных фраз из статьи объемом всего 12 строк (!). И не тюкнула их по темечку 43 статья Закона «О средствах массовой информации», где черным по белому написано, что текст опровержения не может превышать более чем в 2 раза объем опровергаемых сведений.  

Как не тюкнуло их и то, что судебное решение, которое суд обязал опубликовать, содержит персональные данные третьих лиц, публикация которых без их согласия не допускается. Хотя даже сами суды, публикуя свои решения на официальном сайте и делая их доступными неограниченному кругу лиц, обезличивают их. Не удосужился суд и разъяснить свое решение.

Дальше больше. Как указано в решении, суд удовлетворил иск, «анализируя оспариваемые фразы», которые суд посчитал утверждениями и содержащими обвинения истца в нарушении уголовно-процессуального законодательства (прям как в иске истца Кобца). Здесь напрашивается вопрос, а суд статью-то читал или только «оспариваемые фразы»? А как суд отнес на счет истца Кобца сведения, где речь идет обо всем МВД и руководстве следственного департамента? Или следователь Кобец – это «наше все», в смысле весь СД МВД?  

Что же такого случилось с судом или судьей, если все эти законы и нормы не возымели силы?

О чести мундира замолвите слово

Стоит отметить, что в Пресненском суде работают адекватные профессионалы своего дела. Но чем тогда можно объяснить столь странный судебный акт? Лунным затмением? Вспышками на Солнце? Пятнами на Марсе? Маловероятно. На ум приходит другое вполне земное происхождение такого литературного опуса.

Защищая честь следователя Кобца, суд защищал «честь мундира» Следственного департамента всемогущего МВД. Только так можно объяснить то, что наш Пресненский суд странным образом жахнул, да и удовлетворил… все требования подряд без разбора. В этом вы сможете убедиться ниже, поскольку мы по настоятельному требованию Кобца и по решению самого суда опубликуем этот шедевр. А то, что это действительно шедевр сомневаться не приходиться, поскольку нам не удалось найти нигде в анналах всего российского судопроизводства хоть что-то похожее.

Совершенно очевидно, что иск следователя Кобца – это дело о защите «чести мундира». «Честь мундира» и для военных служивых в буквальном смысле в мундире, и для гражданских сулжащих, облаченных в мантию,  (своего рода тоже мундир) - не пустой звук. И в том и в другом случае это не только форменная одежда, это еще и символ чистоты и непорочности. И главное не уронить честь мундира, чтобы «не было потом мучительно больно» и не пришлось бы его сдавать в чистку. Но если что, то можно заручиться и поддержкой коллег по цеху, чтоб наверняка и качественно подчистили. Сразу поясню, мы никого не обвиняем, боже упаси. Чтобы обвинять,  нужны доказательства. Кстати, в деле Кобца, их было предостаточно, чтобы суд мог удостовериться, что распространенные «МК» сведения сущая правда и отказать в удовлетворении иска истца Кобца. А вот подобное литературное творчество, надо думать, творится без лишних свидетелей в тиши кабинетов, которую может нарушить разве что важный телефонный звонок.  

Рассуждая выше о «басманном правосудии», мы высказываем свою критическую оценку конкретной судейской работы. Говоря о «басманном правосудии» мы понимаем под этим принятие судом несправедливого, неправосудного решения. И это наше мнение.

«Стабильность и предсказуемость закона - общая для всех цель, гарантия качества национальной юрисдикции, - подчеркивал Президент РФ Владимир Путин на Всероссийском съезде судей. - Необходимо беречь чистоту судейского корпуса и повышать доверие к суду как главному защитнику прав любого человека независимо ни от его доходов, ни возраста, ни национальности, ни должностного положения и даже гражданства, если человек находится в рамках российской юрисдикции».

На этот счет высказывался и Дмитрий Медведев еще в бытность своего президентства: «Такие решения или приговоры должны отменяться, а если они приняты под воздействием тех или иных обстоятельств, будь то деньги, политическое давление, иные факторы, — лица, которые такие приговоры и решения принимают, должны подвергаться ответственности, нести ответственность перед законом, перед страной».

Председатель Московского городского суда Ольга Александровна Егорова тоже не осталась в стороне от темы «басманного правосудия» и еще в далеком 2005 года сочла необходимым напомнить подчинённым ей судьям требования «четко исполнять процессуальный и материальный закон, оперативно и грамотно рассматривать каждое дело». Интересно, чтобы она сказала сейчас, прочитав это «странное, если не сказать более» решение Пресненского суда г. Москвы.

Или все-таки правда закон – дышло и правосудию конец с легкой руки истца Кобец?

ОПРОВЕРЖЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

05 мая 2016 года                                                                       г.Москва

Пресненский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Кирьянен Э.Д., при секретаре М., с участием истца Кобца В.В., представителя ответчика А., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-3467/2016 по иску Кобца Владимира Викторовича к ЗАО Редакция газеты «Московский Комсомолец», Хинштейну Александру Евсеевичу о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда, судебных расходов, установил:

Кобец В.В. обратился в суд с иском к ЗАО «Редакция газеты «Московский комсомолец», Хинштейну А.Е. о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда, мотивируя свои требования тем, что 23 февраля 2016г. в 16 час.53 мин. на сайте электронного периодического издания «MK.ru», а также 24 февраля 2016г. в газете «Московский комсомолец» № 37 (27.039) на 1 и 6 страницах опубликована статья под заголовком «Казнокрадам из «Домодедово» не дают посадки. Почему развалилось дело о хищении средств, выделенных на реконструкцию аэропорта», в которой со слов Александра Хинштейна опубликованы сведения, не соответствующие действительности, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию, поскольку содержат утверждения о фактах нарушения истцом действующего законодательства, совершении противоправных действий, нечестных поступков, допущенных в ходе предварительного следствия по уголовному делу № 221888, а именно:

«Почему развалилось дело о хищении средств, выделенных на реконструкцию аэропорта», «.. .странным образом оказалось развалено другое уголовное дело, ....», «Под давлением руководства следственного департамента МВД уголовное дело почему-то оказалось прекращено, а арестованный подрядчик выпущен из-под стражи.», «На то, чтобы раз и навсегда покончить с «особо сложным расследованием» МВД понадобилось меньше недели: даже для приличия здесь не посчитали нужным изобразить хоть какую-то видимость работы, «учитывая межрегиональный характер.», «А уже 4 декабря следователь МВД по особо важным делам Владимир Кобец, ничтоже сумняшеся его прекратил.», «Нет, новый следователь не разбивал доводы своих предшественников, не признавал собранные ими доказательства недопустимыми и вообще не погружался в материалы дела. Для того чтобы развалить ненужное расследование, он избрал гораздо более изощренную тактику: искать нужно не преступника, а предлог, чтоб его не искать.», «Задача ведь состояла не раскрыть, а закрыть преступление...».

Истец просил признать опубликованные сведения не соответствующими действительности, возложить на ЗАО «Редакция газеты «Московский комсомолец» обязанность опубликовать соответствующее опровержение, взыскать с ЗАО «Редакция газеты «Московский комсомолец» в свою пользу компенсацию морального вреда с каждого по 500 руб. Истец в судебное заседание явился, исковые требования поддержал. Представитель ответчика ЗАО «Редакция газеты «Московский комсомолец» в судебное заседание явилась, исковые требования не признала, представила письменный отзыв по делу. Ответчик Хинштейн А.Е. в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещался надлежащим образом, с ходатайством об отложении не обращался, в связи с чем суд счел возможным рассмотреть дело при данной явке. Суд, выслушав явившиеся стороны, изучив материалы дела, приходит к следующему.

В соответствии с п. 1 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Пункт 5 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации содержит указание на способы защиты такого нематериального права, в том числе опровержение сведений, а также возмещение морального вреда, причиненного таким распространением.

В силу ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации обстоятельствами, имеющими значение для дела, являются факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»).

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

Порочащими являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершение нечестного поступка, неправильном неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина, или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

В судебном заседании установлено, что 23 февраля 2016г. в 16 час.53 мин. на сайте электронного периодического издания «MK.ru», а также 24 февраля 2016г. в газете «Московский комсомолец» № 37 (27.039) на 1 и 6 страницах опубликована статья под заголовком «Казнокрадам из «Домодедово» не дают посадки. Почему развалилось дело о хищении средств, выделенных на реконструкцию аэропорта», в которой со слов Александра Хинштейна опубликованы сведения, не соответствующие действительности, порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию, поскольку содержат утверждения о фактах нарушения истцом действующего законодательства, совершении противоправных действий, нечестных поступков, допущенных в ходе предварительного следствия по уголовному делу № 221888, а именно:

«Почему развалилось дело о хищении средств, выделенных на реконструкцию аэропорта», «.. .странным образом оказалось развалено другое уголовное дело, ....», «Под давлением руководства следственного департамента МВД уголовное дело почему-то оказалось прекращено, а арестованный подрядчик выпущен из-под стражи.», <На то. чтобы раз и навсегда покончить с «особо сложным расследованием» МВД понадобилось меньше недели: даже для приличия здесь не посчитали нужным изобразить хоть какую-то видимость работы, «учитывая межрегиональный характер.», «А уже 4 декабря следователь МВД по особо важным делам Владимир Кобец, ничтоже сумняшеся его прекратил.», «Нет, новый следователь не разбивал доводы своих предшественников, не признавал собранные ими доказательства недопустимыми и вообще не погружался в материалы дела. Для того чтобы развалить ненужное расследование, он избрал гораздо более изощренную тактику: искать нужно не преступника, а предлог, чтоб его не искать.», «Задача ведь состояла не раскрыть, а закрыть преступление...».

Анализируя оспариваемые фразы, суд считает, что они высказаны в форме утверждений, которые могут быть проверены на соответствие действительности, представлена негативная информация о следователе по особо важным делам управления по расследованию организационной преступной деятельности Следственного департамента МВД России о нарушении уголовно-процессуального законодательства, о создании видимости работы, о принятии незаконных решений под давлением руководства, о том, что он развалил уголовное дело.

При этом суд приходит к выводу, что оспариваемые истцом фразы содержат в себе обвинения истца в нарушении действующего законодательства, недобросовестном осуществлении правоохранительной деятельности, нарушении деловой этики при расследовании уголовного дела, как следствие, негативно характеризует личность и деятельность истца, умаляет ее честь, достоинство и деловую репутацию. Оснований полагать, что данные сведения являются изложением субъективного мнения автора статьи не усматривается, поскольку они изложены фактологически.

Разрешая вопрос о том, соответствуют ли действительности указанные в тексте статьи факты, суд установил, что предварительное следствие по уголовному делу № 221888 (40/2732-3/3412) с 29 ноября по 4 декабря 2015 г. производилось следственной группой в составе 6 следователей Следственного департамента МВД России и старшего следователя СЧ СУ УТ МВД России по ЦФО капитана юстиции Ш., в чьем производстве ранее находилось уголовное дело до передачи его в Следственный департамент МВД России. Руководство и организация работы следственной группой, в соответствии со ст. 163 УПК РФ, осуществлялись лично следователем Кобец В.В. Каких-либо указаний от руководителей Следственного департамента МВД и управления по расследованию организованной преступной деятельности, о направлении хода расследования уголовного дела он не получал, поскольку в соответствии с п. 3 ч.4 ст. 38 УПК РФ следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решения о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа.

Согласно полученным следователем Кобец В.В. 29 ноября 2015 г. материалам уголовного дела № 221888 (40/2732-3/3412) старшим следователем СЧ СУ УТ МВД России по ЦФО капитаном юстиции Ш. 25 ноября 2015 г. в 15 ч. 55 мин. по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ в порядке ст. ст. 91,92 УПК РФ задержан гражданин Солодовников С.И. Хорошевский районный суд г. Москвы 26 ноября 2015 г. удовлетворил ходатайство следователя Ш. и избрал подозреваемому Солодовникову С.И меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на 2 месяца, т.е. до 25 января 2016 г.

По результатам проведенного расследования и оценки материалов уголовного дела, вынесено постановление о прекращении уголовного дела № 221888 и уголовное преследование Солодовникова С.И. прекращено по основанию, предусмотренному п.2 чт.1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в деянии состава преступления, предусмотренного ч.4 ст. 159 и ч.З ст. 159.4 УК РФ - мошенничество в сфере предпринимательской деятельности, которое вступило в законную силу.

Оценив в совокупности представленные доказательства, суд приходит к выводу, что опубликованные в статье факты о необъективном расследовании уголовного дела № 221888, ответчиками в нарушение ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не доказаны. Напротив, данные обстоятельства опровергнуты совокупностью доказательств, представленных истцом.

В соответствии с п. 5 ст. 152 ГК РФ гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Поскольку, как указывалось выше, суд приходит к выводу о том, что распространенные ответчиком сведения содержат утверждения о нарушении истцом действующего законодательства, о его нечестности, неэтичном поведении при исполнении обязанностей следователя по особо важным делам управления по расследованию организационной преступной деятельности Следственного департамента МВД России, носят порочащий характер, подлежат опровержению в средствах массовой информации.

При рассмотрении заявленных исковых требований в части взыскания компенсации морального вреда, исходя из положений приведенных выше норм действующего законодательства, у суда не имеется оснований для отказа в удовлетворении заявленных исковых требований в данной части, в связи с чем подлежат взысканию с ответчиков в размере по 500 рублей с каждого.

В силу ст. 98 ГПК РФ, с ответчиков подлежат взысканию расходы по оплате госпошлины в равных долях 300 рублей.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд решил:

Исковые требования Кобца Владимира Викторовича к ЗАО Редакция газеты «Московский Комсомолец», Хинштейну Александру Евсеевичу о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда, судебных расходов, удовлетворить.

Признать несоответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию Кобца Владимира Викторовича сведения, опубликованные на сайте электронного периодического издания «MK.ru», а также 24 февраля 2016г. в газете «Московский комсомолец» № 37 (27.039) на 1 и 6 страницах статьи под заголовком «Казнокрадам из «Домодедово» не дают посадки: «Почему развалилось дело о хищении средств, выделенных на реконструкцию аэропорта», «.. .странным образом оказалось развалено другое уголовное дело, ....», «Под давлением руководства следственного департамента МВД уголовное дело почему-то оказалось прекращено, а арестованный подрядчик выпущен из-под стражи.», «На то, чтобы раз и навсегда покончить с «особо сложным расследованием» МВД понадобилось меньше недели: даже для приличия здесь не посчитали нужным изобразить хоть какую-то видимость работы, «учитывая межрегиональный характер.», «А уже 4 декабря следователь МВД по особо важным делам Владимир Кобец, ничтоже сумняшеся его прекратил.», «Нет, новый следователь не разбивал доводы своих предшественников, не признавал собранные ими доказательства- недопустимыми и вообще не погружался в материалы дела. Для того чтобы развалить ненужное расследование, он избрал гораздо более изощренную тактику: искать нужно не преступника, а предлог, чтоб его не искать.», «Задача ведь состояла не раскрыть, а закрыть преступление...».

Возложить на ЗАО «Редакция газеты «Московский комсомолец» обязанность опубликовать опровержение признанных судом не соответствующими действительности сведений в форме сообщения о настоящем судебном решении под заголовком «Опровержение» с публикацией текста судебного решения тем же шрифтом и на том же месте, что и опровергаемый материал, в ближайшем номере газеты «Московский комсомолец», и на сайте электронного периодического издания «MK.ru», после вступления решения по делу в законную силу.

Взыскать с ЗАО «Редакция газеты «Московский комсомолец» в пользу Кобца Владимира Викторовича компенсацию морального вреда 500 рублей, судебные расходы в размере 460 руб. 50 коп.

Взыскать с Хинштейна Александра Евсеевича в пользу Кобца Владимира Викторовича компенсацию морального вреда 500 рублей, судебные расходы в размере 460 руб. 50 коп.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский городской суд сторонами и другими лицами, участвующими в деле через Пресненский районный суд г. Москвы в течение месяца.

Федеральный судья: Кирьянен Э.Д.