Премьерство Путина — блеф или реальность?

Политпрогноз на год вперед

Казалось бы, главные векторы российской политики заданы. Кто преемник — известно, новая Дума уже вовсю работает... Но, как гласит известная пословица: “Хочешь насмешить Господа — расскажи о своих планах”.

Какой пост все-таки займет ВВП? Где главные точки риска для российской системы? Что за реформы может осуществить новая власть?

Известные политологи и представители разных политических течений составили для “МК” прогноз на год, проанализировав самые разные варианты развития событий.


 “У ВВП ЕСТЬ НЕСКОЛЬКО РЕЗЕРВНЫХ ПЛАНОВ”

1. “Согласится ли Владимир Путин стать премьером и от чего может зависеть это решение?”

Сергей МАРКОВ, директор Института политических исследований, депутат Госдумы (“ЕР”): “Скорее согласится. В наибольшей степени выбор зависит от того, будут ли у него другие предложения — например, Союзное государство Россия—Белоруссия, если бы оно стало по-настоящему союзным. Но для этого нужно согласие Лукашенко, нужны политически важные решения. Или, например, если бы был создан мировой газовый ОПЕК... Что-то сравнимое с этим, более интересное, чем премьерский пост. Как обычно — если у человека есть более интересное предложение по работе, он соглашается”.

Станислав БЕЛКОВСКИЙ, президент Института национальной стратегии: “Окончательный ответ на вопрос мы узнаем не раньше конца марта. Пока мне кажется, что премьерство — это скорее блеф, чем реальное намерение Путина.

Работа на этом посту сопряжена с огромным количеством обязанностей и ответственности при минимуме полномочий. Представить себе Путина, который каждый день к 8.30 утра едет в Белый дом — а по-другому работа председателя правительства организована быть не может, — очень трудно... Президент уже подчеркнул, что не собирается менять Конституцию в направлении расширения полномочий правительства и премьера. А потому Путин должен стать бесправным премьером с огромным количеством хозяйственных забот. При том, что ему придется заниматься наиболее острыми проблемами российской экономики — ростом цен, проблемами инфраструктуры, которая не ремонтировалась 30 лет...

Поэтому, мне кажется, заявление о возможном премьерстве связано с двумя целями: облегчить Дмитрию Медведеву победу на выборах и погасить острую борьбу в окружении президента за пост премьера. А эта борьба началась секунд через десять после провозглашения Медведева преемником...”

Иван МЕЛЬНИКОВ, вице-спикер Госдумы (КПРФ): “Что касается выборов президента — мы не считаем их результаты предрешенными на 100%. Внутри власти идет борьба группировок, а это значит, что единства действий административного ресурса может и не быть. Поэтому есть стартовая база для серьезной борьбы, и второй тур реален.

Что касается того, может ли Путин стать премьером, если Медведев станет президентом — я не исключаю этого варианта развития событий”.

Владимир РЫЖКОВ, экс-депутат Госдумы: “Такими вещами люди на таком уровне не шутят, и если будущий — с большой вероятностью — президент и тот, кто его номинировал, уже сейчас объявили схему, она, думаю, такой и будет. Зачем? По одной из версий, Путин все-таки хочет подстраховаться, потому что премьер — второе по значимости лицо в государстве, и, имея большинство в парламенте, деньги и бюджет, он сможет пресечь любую попытку бунта. Но я сторонник другой версии: мне кажется, Путин просто не хочет бездельничать, он хочет и дальше рулить, проводить совещания, спрашивать... А через 4 года эти двое решат: оставлять все как есть или произвести обратную рокировку...”

Глеб ПАВЛОВСКИЙ, президент Фонда эффективной политики: “Сейчас Путин движется в русле этого плана. Разумеется, у него есть несколько резервных. Но достоинство этого плана — в том, что он дает естественную основу не только для присутствия в политике, которое Путину обеспечено и так, а для размещения всех необходимых инструментов влияния, для принятия решений и возможности выступать от страны на мировой арене”.

СЧАСТЛИВЫЙ БРАК ИЛИ НОСКИ В СУПЕ?


2. “Возможны ли в этом году конфликты в связке “Медведев—Путин”?”

Станислав БЕЛКОВСКИЙ: “Они, на мой взгляд, начнутся достаточно быстро. Люди, которые близко знают Дмитрия Медведева, характеризуют его как человека жесткого в тактических вопросах и порой злопамятного. И его “плюшевый” образ, который сформировался в последние годы, во многом обманчив. Медведев, в отличие от того же Иванова, всегда очень тщательно умел скрывать свои амбиции, что отчасти предопределило его успех. Он будет цепко отстаивать свои полномочия президента. Это не значит, что Медведев открыто пойдет против Путина в каких-то вопросах, но с первого же дня своего президентства он начнет ограничивать влияние лидера ушедшего и бороться с теми представителями путинской команды, которые не считают его однозначно начальником. Хотя публично он, естественно, останется верным учеником и наследником Путина”.

Иван МЕЛЬНИКОВ: “Использовав популярность Путина на первых порах как определенный ресурс, Медведев впоследствии может распорядиться им совсем иначе, чем Путин предполагал, и общество это примет. Какими бы друзьями ни были люди, у России исторически всегда было лишь одно первое лицо, и наименее жизнеспособный, нестабильный и недолгосрочный вариант организации власти — дуэт. К тому же правительство — живой организм, вынужденный заниматься каждодневно вопросами жизнеобеспечения страны, и любое крупное ЧП может привести к тому, что Путин будет “уже не Путин”, и почему бы президенту впоследствии не пожертвовать им ради сохранения себя у власти...”

Владимир РЫЖКОВ: “Я считаю ерундой все разговоры о тайных амбициях престолонаследника. Не могу представить себе, что люди, проведшие вместе 17 лет, имеющие массу общих интересов, начиная с питерских времен и заканчивая “Газпромом”, станут вести себя как Горбачев с Ельциным. Так что термин “смена власти” — неправильный, фактически власть окажется в тех же руках. Это будет такой дружественный дуумвират, где роль старшего и по возрасту, и по авторитету будет играть Путин. Но Медведев не станет полной марионеткой — в каких-то оговоренных сферах он будет принимать содержательные решения. На вопрос, на что будут похожи отношения в этой паре — на коммуналку, где соседи носки друг другу в суп подбрасывают, или на счастливый брак, — я отвечаю: на счастливый брак”.

Глеб ПАВЛОВСКИЙ: “Бывают серьезные ситуационные конфликты, но они не обязательно ведут к разрыву отношений — это нормально в команде. А конфликт, который перерастает в разрыв политического союза, мне кажется сегодня нереальным”.

В ОЖИДАНИИ ПОДВИГОВ