Кузнецова выковала свою победу

Наш специальный корреспондент Елена Шпиз передает с “Ролан Гарроса-2009”

07.06.2009 в 18:18, просмотров: 2065
Маленький боллбой, словно паж, трогательно держал за руку победительницу “Ролан Гарроса” Светлану Кузнецову, сопровождая ее к пьедесталу почета. Всего несколько минут назад она обыграла в финале турнира Большого шлема соотечественницу — первую ракетку мира Динару Сафину — 6:4, 6:2. Торжественные речи, фотовспышки, вручение трофея… А она словно застыла, прижав к губам победный Кубок, — будто он живой!  

— Это правда, я в тот момент была в каком-то своем мире, почти не осознавала, что произошло, — призналась потом Светлана корреспонденту “МК”.


Словно по волшебству — буквально за час до начала женского финала “Ролан Гарроса-2009” — в Париже закончился дождь. Хотя с утра казалось, что матч, которого все мы ждали с таким нетерпением, может вообще не состояться в субботу — так угрожающе нависло небо.
Напрасно парижские газеты пестрели заголовками из серии: “Русский финал разорит организаторов “Ролан Гарроса-2009” — потому как якобы не продадутся билеты. Все это оказалось полнейшим бредом. Когда Светлана Кузнецова и Динара Сафина вышли на корт “Филиппа Шатрие”, на трибунах не то что яблоку — косточке от яблока негде было упасть. В честь наших девушек зрители беспрерывно хлопали и “делали волну” — как на футболе.  

Правда, позади меня сидели болтливые американцы, которые страшно раздражали, не замолкая ни на секунду, — хуже теток на базаре. В какой-то момент я не выдержала и потребовала, чтобы они переместились беседовать в другое место. Сама не знаю, почему так нервничала… Наверное, отчасти передавались эмоции наших теннисисток, с которыми за эти две недели мы успели почти сродниться. И так было жаль, что кто-то из них неизбежно должен был проиграть!

Светлана Кузнецова: “Наконец-то в Москву!”

После победы Кузнецова появилась в роскошном белом пиджаке с блестками. Оказалось, парадные костюмы организаторы велели приготовить заранее обеим финалисткам — на случай победы.  

— Ну вот мне он и пригодился, — улыбнулась Светлана, которой сделали очень красивый макияж. Глаза у нее просто светились, хотя сама она казалась излишне спокойной.  

— Почему-то я никак не могу начать по-настоящему радоваться, — немного растерянно призналась победительница.  

— Скажи, а то, что перед финалом так испортилась погода, не повлияло на твой настрой?  

— В общем, нет. На самом деле, мне кто-то из друзей прислал эсэмэску, сама я ничего не заметила. Спокойно позавтракала и собиралась идти тренироваться. Но когда увидела, что на улице дождь, просто решила поехать на корт чуть-чуть попозже.  

— Правда, что ты ходила в церковь перед этим турниром?  

— Да, я ходила к святому отцу. Вообще церковь занимает в моей жизни все большее место.  

— Откуда появилась такая уверенность в себе? Ты вышла на этот финал, как будто на самый обычный матч…  

— Ну просто я считаю, что одним только теннисом жизнь не ограничивается. И решила так: выиграю — хорошо, не выиграю — значит, не выиграю. Но, конечно, эта победа очень важна для меня. Мне очень дороги обе мои победы на турнирах Большого шлема: и на US Open-2004, и на “Ролан Гарросе” сейчас — пять лет спустя. Эти кубки для меня — как дети. Они мне одинаково дороги…  

— А что бы ты предпочла — стать первой ракеткой мира, как Янкович без побед на турнирах Большого шлема, или не быть первой ракеткой, но иметь те трофеи, что есть у тебя сейчас?  

— Если бы мне предложили отказаться от этих двух побед ради титула первой ракетки, я бы отказалась. С другой стороны, я же не знаю, что это такое — быть первым номером, каково это… Так что, наверное, не могу пока об этом говорить. Тем более, не буду скрывать, что я, конечно же, думаю об этом и очень хочу стать первой в мире. Только не хочу, чтобы это желание на меня давило. Вообще не хочу, чтобы на меня что-нибудь давило и мне говорили: “Света, ты должна!” Потому что я никому ничего не должна. Я и сейчас, выиграв два турнира Большого шлема, — все та же Света, которая была до этого. Я просто человек. И хочу, чтобы меня принимали такой, какая я есть. Изменилась я только в том, что повзрослела и на многое в жизни смотрю теперь по-другому…  

— Для тебя было важно, что президент Федерации тенниса России Шамиль Тарпищев специально прилетел из Москвы, чтобы посмотреть этот финал?  

— Конечно! На самом деле очень много близких людей на трибуне собралось.  

— Куда полетишь из Парижа?  

— В Москву, а потом на турнир в Истбурн, потому что надо хотя бы несколько матчей сыграть перед Уимблдоном на траве.  

— Понимаю, что тебя уже успели замучить вопросами по поводу матчей против Динары, тем более что в прошлом году ты именно ей уступила в полуфинале, но все-таки что ты можешь сказать о своей сопернице?  

— Динара — первая ракетка мира, я считаю, — заслуженно.  

— После матча ты ради нее не стала демонстрировать слишком явно своей радости от победы?  

— Конечно, потому что это всегда неловко, если играешь с другом…  

— Свет, а скажи, в Питере не ревнуют, что ты, в конце концов, решила жить и тренироваться в Москве?  

— Не знаю. Родители, конечно, были против. Но по духу Москва — это мой город. И пусть кто-то говорит, что столичная жизнь опустошает, ко мне это не относится. Меня лично кипучая жизнь Москвы только заряжает энергией, мне она — нравится!

Динара Сафина: “В любой ситуации надо оставаться человеком”

— Я сейчас в таком же положении, как и год назад, — вновь проиграла финал... — обратилась Динара Сафина к многотысячным трибунам, поднявшись на пьедестал почета “Ролан Гарроса-2009”.  

В голове не укладывалось, что точку в этом феерическом русском финале поставила ее двойная ошибка при счете 5:2, 30:40 во втором сете… Казалось, Динара оцепенела. Она так долго сидела не шевелясь, что даже зрителям стало не по себе.  

— Ну, на этот раз ты должна, Динара! — чуть ли не каждый ее поклонник считал своим долгом произнести эти слова перед знаковым финалом. Динара сама призналась, что на нее слишком давили во время этого турнира. Давили все — болельщики, журналисты, даже букмекеры — ведь большинство ставок в этом матче было именно на нее. От Сафиной ждали исключительно победы. Ее стали называть не иначе как Надалем женского тенниса. Казалось, ее невозможно было остановить. Тем более что и мотивация была сумасшедшая. Ведь это был уже четвертый по счету крупный финал — после прошлогоднего “Ролан Гарроса”, Олимпиады в Пекине и Кубка Хопмана-2009. И видно, что-то в Динаре надломилось, перегорело.  

— Я извлекла из поражения хороший урок, — Динара еще как-то нашла в себе силы отвечать на вопросы, хотя каждый из них ранил ее как ножом по сердцу. Огромным усилием воли она сдерживала слезы. И только когда все разошлись, эмоции все-таки выплеснулись наружу, и в этот момент 1-я ракетка мира казалась почти ребенком, который был не в состоянии справиться с разочарованием.  

— Я поняла, что стала терять свою линию, что надо снова спуститься с небес на землю, — Динара совершенно не щадила себя в тот момент. — Я стала слишком капризной на тренировках. Тренер слово говорит, я ему два в ответ. Он уже начал жаловаться, что ему стало слишком трудно работать со мной. “Какой смысл выкладываться, тратить на тебя силы, время, если ты все равно меня не слушаешь!” — говорит он мне. И теперь я понимаю, что он прав…  

— Света старалась не показывать своей радости слишком явно, ты заметила?  

— Она очень хороший человек, и никогда не стала бы торжествовать в такой ситуации.  

— Это все наш российский менталитет — как ты думаешь? Когда твой брат Марат уступил Игорю Куницыну в финале Кубка Кремля-2008, он тоже, несмотря на поражение, говорил очень теплые слова в адрес своего соперника…  

— Мне кажется, все зависит не столько от менталитета, сколько от нас самих. В любой ситуации надо оставаться людьми…