В России Фемиде залили глаза

Спецкор “МК” побывала в Курганской области, где суд присяжных заменен судом собутыльников

20.07.2009 в 19:00, просмотров: 2661
— Виновен!
— Не виновен!
— Виновен!
— Не виновен!..  

Шесть против шести.  

Так месяц назад коллегия присяжных заседателей в Кургане оправдала мужчину, который заживо сжег двух своих малолетних детей.  

Правда, освобожден-ный из-под стражи гулял недолго. Спустя месяц его убили.  

Возможно, убили за то, что на свободе начал хвастаться, как легко избежал наказания за двойное убийство. Подробности шокирующего дела — в материале специального корреспондента “МК”.


—...Не могу больше так жить! Совесть замучила! Это я сжег своих детей! Казните меня! — с таким заявлением в отделение милиции города Шумихи явился 26-летний Денис Богатенков.
Причину убийства пояснил с ходу:  

— Осточертели они мне! В тягость стали. Устал я. Ведь такой груз на моих плечах — дом, хозяйство, дети. После смерти жены я остался совсем один…  

24 января 2009 года Богатенков поджег дом своего приятеля, где в этот момент находились два его ребенка. Старшему, Лене, было 5 лет. Младшему, Павлику, стукнуло 2 года.

“Сын смотрел мне в глаза, когда я разливал бензин”

Кабинет прокурора уголовно-судебного отдела прокуратуры Курганской области.  

Передо мной толстая папка. Дело Д.Л.Богатенкова.  

— Мы не сразу поняли, что в доме был совершен поджог. Думали, взрыв газа, — рассказывает прокурор Александр Пономарев. — Но после проверки эксперты выяснили, что никакого самовозгорания не было. В кухне обнаружили пары бензина. Вот только кто мог поджечь детей?  

Богатенкова сразу исключили из списка подозреваемых. Следователи не могли допустить, что отец способен на подобное зверство.  

— Это мы позже узнали, что дети служили для безработного Богатенкова легким заработком, — добавляет Пономарев. — Государство выплачивало отцу-одиночке приличное пособие. Да весь город его жалел — соседи постоянно тащили продукты и одежду для ребятишек. Только вот пожертвования он обменивал на спиртное…  

Вот и в тот день Богатенков принял от тестя пару банок тушенки, которые тут же обменял на пять литров браги.  

В собутыльники взял своего давнего приятеля Андрея Милинцова. “Бухло мое, хата твоя”, — предложил Богатенков другу.  

Застолье растянулось на два дня.  

— Дети, кстати, там же находились, — продолжает прокурор. — К вечеру второго дня спиртное закончилось. Милинцов отправился трезветь в баню. Не прошло и 15 минут, как хозяин дома почувствовал запах гари. Выбежал на улицу. Сруб уже пылал.  

На месте пожара собрался весь город. Среди зевак стоял Богатенков. Курил.  

— А где дети? — поинтересовался кто-то из толпы.  

Богатенков пожал плечами.  

А когда огнем был охвачен уже весь дом, мужчина как будто опомнился.  

— Там же мои кровиночки! — неожиданно крикнул Денис и рванул было в пекло.  

— Поздно, — удержала его соседка. — Пойдем, милок, ко мне. Я тебе успокоительного накапаю.
Мужчина не противился. Вздохнул и отправился заливать горе.  

Детей похоронили в одной могилке. Говорят, все последующие дни Богатенков ходил сам не свой. Вроде даже пить бросил.  

А на девятый день после гибели малышей мужчина явился в прокуратуру.  

— Написал явку с повинной. Подробно рассказал, как сжигал ребятишек, — говорит Пономарев. — Взял в гараже канистру с бензином, разлил три лужи, перекрыл выход детям из комнаты. И поджег. “Сын смотрел мне в глаза, когда я разливал бензин”, — последнее, что сказал Богатенков.  

Когда следствие близилось к завершению, подсудимый отказался от показаний и потребовал, чтобы его дело рассматривал суд присяжных.  

— Пока шло следствие, Богатенков сидел в СИЗО, а там за подобные преступления жестоко карают, — комментирует прокурор. — Видимо, Богатенков испугался расправы и на суде выдвинул версию, что проспал пожар. Пытался спасти детей, но поздно. Конечно, мы были шокированы! Его дело решено было рассматривать на коллегии присяжных заседателей. А от простых людей можно было ожидать любого решения…

6:6 в пользу Богатенкова

В течение шести дней 12 присяжных заседателей решали судьбу подсудимого Дениса Богатенкова.
19 июня 2009 года присяжные вынесли решение. “Невиновен”, — зачитал окончательный вердикт судья. Богатенков не поверил своим ушам. Впрочем, как и все присутствующие в зале.  

— Вы свободны, можете идти, — подтолкнул к выходу уже бывшего подсудимого адвокат.
Прокурор развел руками. Почему суд присяжных принял такое решение?  

Я встретилась с одним из тех, кто входил в состав коллегии присяжных. И выносил решение.
Присяжный №9. Сергей Трофимец. 33 года. Рабочий курганского завода “Стальмост”. С кандидатурой этого мужчины определились быстро — в секте не состоял, к уголовной и административной ответственности не привлекался, женат, в меру пьющий… Короче, биография “чистая”.  

Впрочем, остальные 11 человек тоже не вызвали у прокурора и адвоката сомнений.  

…Мы сидим с Сергеем на остановке.  

— После завершения того процесса я отправился домой и чуть не попал в аварию. Ехал, а на душе кошки скребли. Мне было стыдно, что я принял участие в этом театре абсурда. Все думал: как же я мог освободить убийцу. Хотя я голосовал за то, что он виновен. Но корил себя за то, что не смог убедить остальных…  

…Двенадцать присяжных заседателей сидели в изолированной комнате за длинным столом. Каждый проходил под определенным номером.  

— Присяжного №6 избрали старшиной на общем голосовании. Он был самый взрослый из нас. Занимал должность прораба в какой-то строительной организации, — вспоминает Сергей. — Мы сели. Я взял слово: “Давайте обсуждать доказательства. Так велел судья”. И тут вмешался старшина: “Да что нам судья! Сами разберемся”.  

Старшина стал первым, кто отдал свой голос в защиту подсудимого. Следом к нему присоединились еще двое мужчин и две женщины.  

— Те мужики рвали глотку: мол, ментам все равно, кого сажать, им лишь бы звездочку на погонах получить, — продолжает Трофимец. — Как я понял, они пришли туда мстить сотрудникам правоохранительных органов. Эти люди не раз привлекались к административной ответственности. Один из них за месяц до тех событий совершил мелкое хулиганство, второго задерживали за распитие в общественном месте. Оба они умолчали об этих фактах. Кстати, старшина тоже имел неприятности с милицией.  

Но нарушения были выявлены слишком поздно.  

— Две женщины, которые тоже склонялись к тому, что подсудимый невиновен, оказались фанатично верующими, — высказывает предположение собеседник. — Та, которая проходила под №10, постоянно твердила: “Паренек такой молодой, ну сжег детей, еще нарожает”. Несколько дней эта мадам преследовала меня: “Не суди, да не судим будешь. Высшая сила покарает нас и наших детей, если мы осудим человека. У нас нет права лишать его жизни”.  

В перерыве присяжная №10 выяснила у земляков подсудимого подробности его жизни.  

— И женщина опять начала давить на нас. Мол, парень рано лишился родителей, потерял жену, его нужно простить. Когда она поняла, что нас уговаривать бесполезно, то взялась за присяжную №2, молодую девушку, которая первоначально склонялась к вердикту “виновен”. Обсуждение длилось шесть дней по восемь часов. Последний день спорили до позднего вечера.  

— До окончания прений оставалось 10 минут. Я не сомневался, что перевес будет на нашей стороне. И вдруг та молодая особа под №2 произносит: “Не виновен”. В знак благодарности присяжная №10 похлопала ее по плечу: “Молодец”.  

Трофимец подошел к прокурору.  

— Как же так? — недоумевал Сергей.  

— Так это ваше решение, — вздохнул прокурор. — Вердикт отмене не подлежит.

 “Мама, не волнуйся, сегодня посидим без криминала”

На свободе Богатенков гулял недолго.  

Через месяц, 13 июля 2009 года, его нашли убитым на дачном участке Кургана.  

Человек, который нанес ему смертельные ранения, похоже, до сих пор не знает, кого он убил.  

—…Мать, не волнуйся, сегодня посидим без криминала, выпьем и разойдемся, — в тот вечер Эдик с отцом привели на дачу нового знакомого. Представили его хозяйке дома: его зовут Денис, на автобусной остановке познакомились.  

На честную компанию взяли десять бутылок портвейна “777” за 35 рублей. Первым “сломался” хозяин дачи, отец Эдуарда. На свою беду, Богатенков остался пировать наедине с новым приятелем.
Вскоре между ними вспыхнула ссора, которая переросла в драку.  

В провинции — обычное явление. Выпили, поспорили, подрались. Проспались, снова выпили…
Но в этом случае дело не ограничилось побоями.  

— У Богатенкова обнаружены множественные колото-резаные ранения туловища и рубленые раны головы. По всей видимости, Эдуард нанес удары сначала отверткой, потом добил собутыльника лопатой по голове, — докладывает старший следователь отдела СКП РФ по городу Кургану Евгений Ершов.  

Мы отправляемся на место преступления. Дача, где произошло убийство, пустует уже несколько дней. Проходим на участок.  

— Вот здесь они сидели, — Ершов указывает на бревна. — А сюда подсудимый закопал Богатенкова.  

Рядом огромная яма. Этим летом ее выкопала мать подсудимого. Думала оборудовать там погреб для хранения овощей.  

— Мы не сразу поняли, что жертва — Богатенков. Когда опознали, не поверили своим глазам, — продолжает следователь. — Естественно, сразу подумали, что ему за детей отомстили. Возможно, Богатенков похвастался, что так легко ушел от наказания. Но подсудимый на допросе утверждает, что никаких подробностей личной жизни убитого не знал. Вернее, не помнил, настолько он был пьян. Эдуард даже не может рассказать, за что убил собутыльника. Так что причина ссоры пока неизвестна.  

Идем в квартиру к матери подсудимого Эдуарда. Хочу рассказать ей историю Дениса Богатенкова.
Людмила Николаевна с семьей всю жизнь провела в крошечной комнатке-пенале общежития.  

— Неужели еще что-то случилось? — хватается за сердце женщина при виде следователя Ершова.
Начинаю ей рассказывать про убитого Богатенкова. Женщина не удивляется. Она, кажется, даже не слышит меня.  

— Как можно человека жизни лишить, какой бы он ни был, — философствует Людмила Николаевна.  

И сразу о наболевшем.  

— Я того Богатенкова как увидела, ахнула — чистенький, трезвый, интеллигент — подумала. Я к нему: “Милок, тебя-то каким ветром к нам занесло? Шел бы ты отсюда”. Я знала, что сынок мой Эдик — парень непростой. Ему всего 20 лет. Полтора года назад освободился. Сидел за то, что пырнул человека ножом. После отсидки вернулся другим человеком. Озлобленным, выпивать начал. Я его просила закодироваться, а он: “Что я тогда делать стану?”. Делать ему и впрямь было нечего. Он ведь всего месяц грузчиком на “кондитерке” отработал, как его за пьянку уволили. Вот сидел он целыми днями в этой комнате и бухал. Муж мой тоже пьет, не работает. Я одна кормлю семью. Получаю 10 тысяч рублей. Работаю укладчицей на предприятии “Синтез”. Денег я своим не давала, так они повадились вещи из дома продавать.  

Я пытаюсь еще раз спросить о Богатенкове. Но женщине это неинтересно.  

— Я вам так скажу, если бы Эдик того парня не замочил, то он бы отца убил. Сын зол на отца, винит его во всех наших бедах.  

Сегодня тело Дениса Богатенкова находится в морге города Кургана. Если в ближайшую неделю не объявятся родственники погибшего, Богатенкова похоронят на городском кладбище Кургана за счет государства. Место захоронения обозначат железной табличкой с номером.

Дело шили в Шумихе

Еду на родину Богатенкова с важной миссией — передать родственникам погибшего информацию, где и как они могут забрать тело Дениса. Вдруг захотят похоронить его на родине.  

Город Шумиха в 150 км от Кургана.  

Сотрудникам местного УВД даже в выходной день не до отдыха.  

— Записываю, тупая рана живота, — кричит в трубку участковый. — Диктуйте адрес.  

— Трое на выезде по кражам, один — на покушении, придется вызывать тех, кто в отпуске…
Диалог прерывается.  

— У вас что еще? — кидают в мою сторону.  

Услышав просьбу, искреннее удивляются.  

— Богатенков? Так его убили. У нас сейчас дела посвежее пришли. Вот буквально на днях здесь сожгли двух людей. Просто так, по пьянке. А недавно в городе раскрыли несколько заказных убийств. Алкаш своих корешей заказал. А потом собственную жену грохнул.  

Шумиха считается криминальным центром Курганской области. “Если жестокое изощренное убийство, то обязательно дело было в Шумихе, — говорят сотрудники органов. — Есть статистика: за минувшие полгода в городе зафиксировано 12 убийств. А уж сколько остальных преступлений, не сосчитать”.  

Но ведь когда-то Шумиха считалась промышленным центром. Здесь существовал мясокомбинат — третий по значению в Советском Союзе, крупная швейная фабрика, птицеферма. Вот уже более 10 лет ничего этого нет. Работы для 20-тысячного населения практически не осталось.  

Ну если горожане не работают за семерых, то пьют за себя и за того парня. Так и живут: выпил — убил или украл — в тюрьму. Говорят, в Шумихе почти не осталось семей, где нет отсидевших. Чуть ли не в каждом доме предприимчивые пенсионерки гонят брагу. Рецепт зелья прост — на полтора литра браги — пачка димедрола, чтобы быстрее с ног свалило. Все удовольствие — 25 рублей.   

— Мать Богатенкова умерла, когда тот еще малым пацаном бегал. Позже от рака скончался отец. Тогда-то Денис с братом как с цепи сорвались, — информирует меня заместитель начальника уголовного розыска УВД по Шумихинскому району Александр Гурьянов. — А ведь семья Богатенковых считалась зажиточной. Глава семьи занимал должность бригадира угольного склада. Их дом был забит импортной мебелью, в гараже стоял автомобиль “Нива” и два мотоцикла. После смерти отца братья Богатенковы все имущество пропили. Дом ушел за какие-то 60 тысяч рублей. Старшего брата вскоре убили, вроде карточный долг не вернул. Сам Денис рос замкнутым человеком.  

Единственными близкими для Богатенкова в Шумихе стали родные супруги Евгении.  

— У жены семейка еще та, — продолжает Гурьянов. — Тесть покойного, Александр Шаляпин, пять лет назад убил жену. Трахнул табуреткой по голове. Достала она его — пила, гуляла. Отсидел всего два года. На его сторону встала шумихинская общественность: мол, поделом женщине досталось.

Сейчас мужчина сожительствует с Наташкой Соколовой, которая тоже в свое время прикончила первого супруга. Да вы сходите к ним в дом, если трезвыми кого застанете.  

Из родственников погибшего удалось пообщаться лишь со снохой Богатенкова Любовью Шаляпиной. Женщиной порядочной и, главное, не пьющей. Это она пыталась оформить опекунство над детьми зятя. Но тот воспротивился: “Вы им никто. Свою кровиночку сам воспитаю”.  

— Денис поначалу казался неплохим парнем. С моей племянницей Женей познакомились в ПТУ, свадьбу сыграли, детей нарожали, — рассказывает Любовь Федоровна. — Одно время Богатенков работал сторожем в крановых мастерских. Оттуда его выгнали за пьянку. Женя устроилась санитаркой. Получала 1600 рублей в месяц. Муж ей совсем не помогал, так она выпивать стала.

Летом прошлого года племянница погибла — попала под поезд. То ли самоубийство, то ли несчастный случай.  

Женщина вспоминает, что дети Богатенкова росли слабыми и больными.  

— Маленького Леньку постоянно теряли на улице. Однажды Денис его в сугроб выбросил и забыл. После этого он перестал говорить. Денис с супругой постоянно кричали на детей, били их.  

Через два дома от ворот Шаляпиной — сгоревшая хата Андрея Милинцова. Мы застали погорельца во дворе.  

— У меня все нажитое за 30 лет имущество сгорело. Возмещать ущерб некому, — возмущается Милинцов. — Я вам как на духу скажу: Богатенков — не мужик! Жена его содержала. А после ее смерти он жил на пособие по потере кормилицы. За детей ему тоже платили. Набегало порядка 6 тысяч рублей в месяц. Пропивал все до копейки. Жрать детям не давал, они у нас харчевались.

Однажды его пацанчик зимой три часа на крыше сарая просидел — слезть боялся. Дети целыми днями пропадали на “железке”. Чудом под поезд не попали. Помню, когда я заносил руку над мальчишками, чтобы погладить их по голове, они пригибались. Видно, били их крепко. Зато Богатенков считал себя самым умным, жизни нас учил. Знать бы, чем все закончится, ни за что бы не оставил Богатенкова наедине с детьми.  

После освобождения Денис Богатенков вернулся в Шумиху. Остановился у тестя.  

— На следующий день он уехал отсюда, — говорит Милинцов. — Я Богатенкова после суда предупредил: “В Шумихе тебе житья не будет”. Земляки бы отомстили ему за сожженных детей…  

Кладбище Шумихи по размерам не уступает самому городу. Хоронят здесь часто. Случается, по три человека в день.  

Проходим к могиле погибшей супруги Богатенкова, Евгении. Рядом похоронены ее дети — Леня и Паша. Вот только карточек малышей здесь нет. Родители так и не успели ни разу сфотографировать мальчиков...  

Нет рядом и места для отца семейства. Родственники наотрез отказались хоронить Дениса Богатенкова в Шумихе.

Курган — Шумиха — Москва.