Кто сжег людей в казино?

Приговоренного к пожизненному сроку боксера будут судить заново

15.11.2010 в 16:53, просмотров: 9045

К первому в истории юриспруденции беспрецедентному случаю, когда на доследование возвращено уголовное дело, в ходе которого человека осудили на пожизненное заключение, привлечено ныне внимание судебных органов и адвокатуры. Единственным в России счастливчиком, которого этапировали из “Белого лебедя” с шансом получить иной приговор, а то и вовсе оказаться полностью оправданным, стал Паата Гвасалия — заслуженный мастер спорта России по боксу, многократный чемпион России, чемпион Европы, победитель многих международных турниров.

Кто сжег людей в казино?
Паата Гвасалия

Преступление, по которому обвинительный приговор получил Паата и еще один человек — Сергей Петросов, в свое время вызвало настоящий шок не только у обывателей, но и у работников правоохранительных органов. Конечно, трагедия, которая случилась 11 апреля 2003 года в Петропавловске-Камчатском, была не столь масштабной, как в “Хромой лошади”, но куда более чудовищной по сути своей. Ведь в отличие от пожара в пермском клубе в Петропавловске-Камчатском было совершено преступление совсем иного рода. Там было намеренно подожжено казино “Паллада”, конкурирующее с иными увеселительными заведениями города. В итоге трое человек — двое сотрудников казино и посетитель — сгорели на месте, четыре человека умерли в больнице, а еще девять человек оказались на больничных койках с ожогами разной степени тяжести. Финансовый ущерб владельцев казино составил более двух с половиной миллионов рублей.

Разумеется, столь безжалостное преступление вызвало шок у горожан, и перед следователями встала задача: во-первых, во что бы то ни стало найти преступников; во-вторых, сделать это в максимально сжатые сроки.

Между тем улик у представителей правоохранительных органов было немного. Все, что оказалось в их распоряжении, — это восстановленная по показаниям свидетелей и осмотру сгоревшего казино картина преступления. Было известно, что некто около пяти часов утра, когда в казино находилось около 20 посетителей, залез на крышу “Паллады” и влил в вентиляционное отверстие дизельное топливо. Причем отпечатков пальцев не оставил, пользовался хлопчатобумажными перчатками. Дизельное топливо пролилось по шахте в помещение казино и, будучи подожжено преступником, спровоцировало мгновенный пожар — декоративная отделка вспыхнула как спичка.

После чего преступник спрыгнул с крыши, добежал до поджидающего его автомобиля и скрылся. При этом он был замечен охраной казино “Паллада”, которая гналась за ним почти до самой машины, но догнать не смогла, однако запомнила номер автомобиля, за рулем которого находился сообщник. Таким образом, все, что оказалось на руках у оперативников, — это номер автомобиля и составленный по описанию двух охранников фоторобот преступников.

Разумеется, как того требует элементарная логика, первый вопрос, который задали себе следователи: а кому, собственно, был выгоден поджог казино “Паллада”? На тот момент в городе существовало еще одно казино — “Колизей”. По показаниям владельца “Паллады” г-на Шевеля, в тот момент, когда готовилось к открытию его казино, владельцы игрового заведения “Колизей” Ким и Ткаченко пригласили его встретиться и в ходе разговора предупредили, что вложили в этот бизнес огромные деньги, держат его на Камчатке и новое казино работать не будет. Тем не менее новое увеселительное заведение все-таки открылось и очень быстро начало конкурировать с уже имеющимся. Что неудивительно — в “Палладе” были куда мягче порядки: не существовало дресс-кода и разрешалось делать минимальные ставки. В результате из старого игрового заведения начался отток посетителей.

Получив эту информацию, сыщики, которые вели дело о поджоге, начали более тщательно присматриваться к сотрудникам казино “Колизей”, а также изучать ближайший круг друзей его владельцев. Тут-то в поле их зрения и попал Паата. На тот момент он работал в “Колизее” руководителем службы безопасности, и именно это обстоятельство навело сыщиков на мысль, что именно он поджег конкурентов, желая утвердиться в глазах начальства и продвинуться по служебной лестнице.

Надо сказать, что ту ночь Паата провел в “своем” казино, вместе с гражданской женой, где до четырех утра играл в карты, что подтверждают многочисленные свидетели. Стоило бы обратить внимание следователям и на экспертизу, результаты которой показали: следы на подножке автомобиля, подобравшего в момент поджога преступника, не принадлежат Паате. Кроме того, в автомобиле вообще не было найдено принадлежащих ему отпечатков. Помимо этого Гвасалия обращал внимание сперва следователей, а потом и суд на травму руки, полученную еще во времена профессиональных занятий спортом, которая практически сделала руку неработоспособной. Однако все его доводы были отвергнуты даже без дополнительного медицинского обследования.

Что до самого автомобиля, за рулем которого был второй участник судебного процесса — Петросов, то, по заявлению оного, машину как раз в ночь поджога угнали от подъезда дома, где она обычно стояла. В подтверждение этого факта говорит, например, то обстоятельство, что Петросов со своей беременной женой ездил утром в поликлинику на такси. Про местонахождение собственной машины ему стало известно только днем, когда ему позвонил приятель и сообщил, что видел авто Петросова брошенным возле близлежащего рынка. О чем обвиняемый и сообщил позже милиции, что ему, впрочем, ничем не помогло для доказательства своей невиновности.

Таким образом, единственным доказательством, на основании которого двух человек осудили: одного — пожизненно, а другого — на 20 лет лишения свободы, стали показания двух охранников казино “Паллада”. Они опознали на очной ставке обоих подозреваемых, хотя видели их только раз в жизни, короткий промежуток времени, ночью, на бегу, одетых в объемную одежду. Причем второй свидетель позднее от своих показаний, данных на предварительном следствии, отказался.

Все эти обстоятельства вкупе с работой адвокатов и настойчивыми обращениями группы олимпийских чемпионов по боксу, руководителей Московской ассоциации бокса, направляемыми Генеральному прокурору РФ Чайке, и позволили добиться возврата дела на доследование.

Сейчас Паата Гвасалия переведен в Петропавловск-Камчатский, ему даже разрешили свидание с родителями. За расследование ныне отвечает новый следователь. Адвокаты в свою очередь проделали огромную работу по опросу свидетелей и провели повторные экспертизы. Паату ждет серьезное медицинское обследование и заключение врачей: мог ли спортсмен, имея такую травму руки, быть участником преступления.

Остается только надеяться, что справедливость в отношении Пааты Гвасалия — человека, широко известного в спортивном мире, восторжествует. А что бы было с ним, если бы он не был многократным чемпионом России и за него не ходатайствовали звезды спорта, не боролись бы за него адвокаты? Впрочем, это вопрос риторический. Теперь главное — чтобы и следствие, и суд проделали работу над ошибками не формально.