Жертв «одесской Хатыни» мог убить не хлороформ, а фосген. Но почему никто не почувствовал запаха?

В версии о гибели людей от отравляющего газа появились неувязки

19.05.2014 в 20:23, просмотров: 9641

Показания свидетелей Одесской трагедии 2 мая, с которыми удалось поговорить корреспонденту «МК», «не бьются» с официальной версией Киева. Напомним, что ранее начальник Главного следственного управления МВД Украины Виталий Сакал сообщил: в Доме профсоюзов в Одессе, где 2 мая во время пожара погибло несколько десятков человек, был обнаружен хлороформ. По словам Сакала, частицы этого вещества были найдены в саже и мусоре на месте пожара, и нельзя исключать, что именно хлороформ мог быть причиной смерти 32 человек. Но так ли это?

Жертв «одесской Хатыни» мог убить не хлороформ, а фосген. Но почему никто не почувствовал запаха?

Хлороформ – вещество широко известное и хорошо изученное. Обычно он существует в виде бесцветной летучей жидкости с эфирным запахом и сладким вкусом. В конце XIX - начале XX веков хлороформ использовался как анестетик при проведении хирургических операций. Но вот что важно. При окислении хлороформа кислородом воздуха под воздействием света может получиться фосген — боевой отравляющий газ, который использовался в Первую мировую войну.

Ход мысли официального украинского следствия вполне прозрачен. Вывод напрашивается сам собой: в Доме профсоюзов хранился (или был специально занесен) хлороформ. Во время пожара емкость могла разбиться, хлороформ окислился, люди отравились. Чистая случайность. Или же это сделали намеренно люди, которые укрывались в Доме профсоюзов. Зачем? Чтобы появились жертвы, чтобы обвинить власть в преступлении. И получается, что погибшие в Доме профсоюзов убили себя сами. Где-то рядом здесь пристрастный взгляд при желании может усмотреть российский след: в разговоре с корреспондентом «МК» разные люди в Одессе прозрачно намекали на газ в Норд-Осте.

Мог ли фосген стать причиной гибели людей в Доме профсоюзов? Фосген – это бесцветный газ с запахом прелого сена. А большинство свидетелей, с которыми мне удалось поговорить, утверждали, что газ имел цвет: желто-зелено-коричнеый. И указывали на мою походную сумку: «Вот точно такой». (Сумку я могу украинским следователям продемонстрировать). Запаха прелого сена никто не помнил. Зато многие запомнили запах аммиака. Один свидетель, в прошлом мастер по холодильным установкам, утверждает, что узнал запах вещества, которое используется в холодильниках. Еще одно обстоятельство: фосген не убивает мгновенно. Чтобы человек умер сразу, должна быть очень высокая концентрация газа (5 мг/л). При более низкой концентрации газа признаки отравления появляются после скрытого периода от 4 до 8 часов. А в Доме профсоюзов многие теряли сознание мгновенно.

Наконец, последнее: фосген вызывает токсический отек легких. И действительно, многие пострадавшие в Доме профсоюзов умирали именно от отека легких. Причем спустя некоторое время после того, как их доставляли в больницы. Например, поэт Вадим Негатуров. Когда его привезли в больницу, он был в сознании и мог разговаривать. Спустя два часа у Негатурова резко упало давление, и он умер. В медицинском заключении говорится, что причиной смерти стали ожоги. Но родные поэта в эту версию не верят.

03:58