Новые детали дела Реймера: его друг-коммерсант утверждает, что сам стал жертвой вымогателей

Дружба дружбой, а браслеты врозь

01.04.2015 в 20:05, просмотров: 13714

— Сотрудник ФСИН ногой на земле нарисовал цифры: один, точка, ноль. Я спросил: «Миллион долларов?» Он кивнул и добавил: «Евро». Столько я должен был заплатить за возможность поставлять браслеты...

Когда Николай Мартынов рассказывал мне это, никто и предположить не мог, что он сам окажется за решеткой. Да еще в такой «высокой» компании: вместе с экс-главой ФСИН Александром Реймером теперь проходит по делу об электронных браслетах.

В отличие от Реймера, Мартынов — фигура мало кому известная. Но именно он возглавлял предприятие, которое делало те самые злополучные электронные браслеты. И мало кто знает, что Мартынов в свое время даже написал заявление в ФСБ, где говорил о том, что сотрудники ФСИН вместе с криминальными авторитетами (!) вымогают у него деньги. Но что в итоге? За решеткой — и Реймер, и Мартынов. 

Новые детали дела Реймера: его друг-коммерсант утверждает, что сам стал жертвой вымогателей
фото: Кирилл Искольдский

В первый раз с Николаем Мартыновым мы общались еще в феврале 2013 года, когда он выступал в роли жертвы. Тогда он впервые рассказал, что на самом деле представляет собой браслет. Что он де-факто — одноразовый, о чем во ФСИН прекрасно знали изначально (в нем есть литиевая батарейка, которую нельзя заменить). Но Мартынов гордился тем, что браслет может подавать сигнал даже под водой, на глубине до 30 метров.

— Объясню ситуацию на пальцах, — говорит юрист Вадим Лялин. — Изготовление браслетов доверили научно-производственному предприятию «Мета». Но посредником между ним и ФСИН выступило подведомственное ФГУП «ЦИТОС». Это обычная практика.

На фото: юрист Вадим Лялин

Практика, может, и обычная, но по документам производителем являлся именно «ЦИТОС». Да и зачем нужны вообще посредники?

Летом 2012 года во ФСИН случились перемены: прежний глава ушел. И вскоре пошли слухи о том, что браслеты обходятся казне слишком дорого (каждый комплект стоит около 120 тысяч). Была создана комиссия, которая установила, что фактическим производителем браслетов является «Мета», а «ЦИТОС» осуществляет только сборку упаковку готовых изделий, в результате чего существенно завышается цена. Несколько сотрудников «ЦИТОС» были уволены, против кого-то возбудили уголовные дела.

«Я не переживал за себя и свое предприятие, — рассказывал Мартынов. — В конце концов, мы делали свое дело, и все. И я был удивлен, когда к нам явились два сотрудника ФСИН, входившие в комиссию по проверке браслетов. Один из них, Игорь Фоменко, отозвал меня в строну, сообщил, что комиссия выявила хищений государственных средств на миллиард рублей, — рассказывает Николай Мартынов. — И что, дескать, я буду считаться соучастником вместе с сотрудниками «ЦИТОС». При этом он сказал, что уполномочен выяснить у меня о моем желании «решить вопрос». Он сообщил, что результаты проверки возможно переделать, и вообще его начальник Тюрин может все подать руководству ФСИН таким образом, чтобы «Мета» не пострадала и продолжала поставлять браслеты на тех же условиях по госконтракту. Фоменко ногой на земле нарисовал цифры: один, точка, ноль. Я спросил: «Миллион долларов?» Фоменко кивнул и добавил: «Евро». Еще он сказал, что в противном случае моя семья пострадает, поскольку я попаду за решетку. Ну и потом я получил инструкции своих дальнейших действий. У меня было 8 миллионов рублей, плюс 32 миллиона я взял под беспроцентные займы. Итого получилось 40 миллионов, или 1 миллион евро».

Дальше, если верить Мартынову (а он уже дал официальные показания следствию), была почти детективная история с передачей денег — паролями, явками. Местами очень забавная, потому что Мартынов привез еще и для Фоменко пакет с продуктами по его заказу, и «курьер» забрал только его, после чего Тюрин прислал возмущенное СМС.

— 1 миллионом евро дело не ограничилось, — поясняет Лялин. — Уже после ухода Реймера, в декабре 2012 года, у Мартынова попросили еще 10 миллионов рублей. Вот тут он и решил обратиться в ФСБ. Оперативники сделали «куклы» (муляж денег) и задержали при их получении некоего Суворова, которого на встречу послал Тюрин. 18 декабря 2012 года было возбуждено уголовное дело в отношении Фоменко, Тюрина и их родственников и друзей Петрунина и Суворова.

Но ни тогда, ни сейчас Мартынов ни слова не говорил об Александре Реймере. Между тем знакомы они с ним были, по некоторым данным, с 2006 года. В то время Реймер занял пост главы УВД по Самарской области. В качестве главного полицейского региона он просто не мог не знать директора градообразующего научного предприятия, выпускающего технику для нужд правоохранительных органов («Мета» базируется в городе Жигулевск). Мартынов действительно привлек в Самарскую область ряд серьезных ученых, которые работали над созданием спецтехники для спецслужб. Но вот насколько крепкой была дружба между Реймером и Мартыновым — теперь предстоит установить следствию.

Кстати, сам Реймер тем временем осваивается в «Лефортово».

— Пока он один в камере, — рассказывает зампред ОНК Москвы Михаил Сенкевич. — Она самая обычная, теплая. Все предметы первой необходимости ему выдали. Дополнительно он попросил медикаменты, их уже передали. Принесли ему в камеру и телевизор. Вообще он не выглядел сильно подавленным. Говорил, что всем доволен. Впечатление такое, что он либо уже переборол стресс, либо изначально знал, на что может рассчитывать, и подготовил себя морально.

СПРАВКА "МК"

31 марта 2015 года были арестованы бывший директор ФСИН России Александр Реймер, бывший его заместитель Николай Криволапов, директор ФГУП «Центр информационно-технического обеспечения и связи» ФСИН России Виктор Определенов, гендиректор НПП «Мета» Николай Мартынов. По версии следствия, в 2010–2012 годах обвиняемые мошенническим путем похитили более 2,7 млрд рублей, которые были выделены ФСИН из бюджета для обеспечения ведомства системами электронного контроля подконтрольных лиц, или, проще говоря, «электронными браслетами».