Самая кровопролитная бойня после Второй Мировой: испугают ли теракты Францию

Париж не может отступить перед угрозой террористов

Париж, Франция, весь мир в шоке. Январские теракты во французской столице (бойня в «Шарли Эбдо» и захват заложников в еврейском магазине) с 17 погибшими меркнут перед последними террористическими атаками. Такой вспышки насилия с таким числом жертв страна не видела со времен Второй Мировой войны. Почему именно на долю французов выпало такое испытание? Повлияет ли происшедшее на антитеррористическую политику Парижа?

Париж не может отступить перед угрозой террористов

«Это время войны», – реагирует на ужас происходящего издание Le Parisien. Другая газета – Le Figaro – выступила со схожим заголовком: «Война в центральном Париж».

«Невозможно не найти связи между этими кровавыми событиями и битвами, разгорающимися на Ближнем Востоке. Францию играет свою роль там. И это должно продолжаться без колебаний», – пишет в редакционной статье директор редакции газеты Liberation Лоран Жоффрен.

Почему именно Франция стала мишенью террористов? Действительно, ответ можно искать частично в событиях на Ближнем Востоке. Как известно, французские военные приняли участие в нанесении авиаударов по позициям запрещенной в России и многих других странах террористической группировке «Исламское государство» (ИГ или ИГИЛ).

Обосновывая необходимость таких ударов, глава Минобороны Франции Жан-Ив Ле Дриан заявил прошлой осенью: «В Ираке и особенно в Сирии террористическая организация «ДАЕШ» [арабское сокращение ИГИЛ, употребляемое франузскими политиками в целях политкорректности – «МК»], которая именует себя «Исламским государством», сумела в беспрецедентных масштабах установить контроль над трансграничной территорией, организоваться, профинансироваться и вооружиться. Это сопровождалось варварскими актами, свидетелями которых стал мир. Ежедневно они терроризируют население. Дестабилизируют и без того крайне хрупкий регион и имеют амбицию построить террористическое государство по соседству с Европой».

Французы осуществляли разведывательные полеты над Ираком и помогали поставками оружия иракским курдам, отбивавшимся от джихадистов. В сентябре 2014 года самолеты Rafale ВВС Франции нанесли удары по боевикам ИГИЛ в районе иракского города Мосул. Решение об участии в антитеррористической операции было принято президентом Франсуа Олландом. Для участия в действиях против джихадистов французы направили 9 самолетов «Рафаль» в Объединенные Арабские Эмираты и 6 самолетов Dassault Mirage 2000 в Иорданию. А в феврале этого года авианосец «Шарль де Голль» ВМС Франции был направлен в Персидский залив для участия в операции против ИГИЛ (речь – об операции Chammal).

Таким образом, в основном французские удары наносились по боевикам «Исламского государства» только на территории Ирака. Однако в начале октября этого года появились сообщения о том, что французы ударили по ИГИЛ и в Сирия. Этому немало поспособствовала запечатленная на видео казнь французского туриста Эрве Гурделя, захваченного исламистами из связанной с ИГ группировки «Хунд аль-Хилафа» в Ажире в сентябре. Террористы поставили перед Парижем ультиматум, требуя прекратить аудары по Ираку в течение суток. Эффект однако был противоположным. Выступая перед журналистами в иорданской столице, премьер-министр Франции Мануэль Вальс заявил, что против его страны были совершены теракты: «Во имя самообороны наша обязанность наносить удары по ДАЕШ и мы будем это продолжать... Возможно, среди них есть французы, но на нас лежит ответственность за удары по ДАЕШ. У террористов нет паспортов».

Еще предстоит установить организаторов и исполнителей парижских терактов – но вполне можно допустить, что реализовались страхи европейских политиков перед возвращающимися из горячих точек их согражданами, получившими боевой опыт в рядах джихадистских группировок.

Согласно опубликованному в начале апреля отчету ООН, среди стран, граждане которых более всего представлены в рядах ближневосточных джихадистов (ИГИЛ, «Аль-Каида») – Тунис, Марокко, Франция и Россия. А в прошлом году МВД Франции оценивало численность французских граждан, устремившихся в Сирию, примерно в 700 человек, причем около 15% из них составляли женщины с детьми, поехавшие сопровождать своих мужей. Однако, похоже, в реальности цифры гораздо выше. Причем, едут воевать на стороне исламистов не только франузские мусульмане, скажем, арабского происхождения. Можно вспомить, в частности, пример погибших в Сирии братьев Николя и Жан-Даниэля Бон, этнических французов, выросших в католической семье и принявших ислам.

Дело, впрочем, не только в Сирии и Ираке – у воинствующих джихадистов в разных частях света накопился длинный список претензий к Парижу. Можно вспомнить, к примеру, и вызвавшие озлобление законы о запрете на ношение религиозных символов (в частности, хиджабов) в образовательных учреждениях, и об активном участии французских военных в боях против исламистов в Мали.

В марте этого года Франция начала расследование обстоятельств, связанных с видеозаписью, которую распространяло ИГИЛ. На видео показано, как убивают израильского араба, обвиненного в шпионаже в пользу Израиля. При этом фигурирующий на записи французский джихадист произносит угрозы в адрес евреев, живущих во Франции. По предварительным данным, это некий Сабри Эссид, приходящийся братом Мохаммеду Мера, который в 2012 г. застрелил на юге Франции 7 человек (в том числе троих военных, раввина и троих детей в еврейской школе). На видео также присутствует мальчик, застреливший пленника – его считают вероятным приемным сыном Мохаммеда Мера.

Словом, причин для терактов против Франции у террористов немало.

Террористические акты устраиваются экстремистами не только ради мести, но и для устрашения. Испугает ли парижская трагедия Францию, заставит ли ее изменить свой подход к борьбе с терроризмом?

Здесь можно вспомнить теракты, происшедшие в Мадриде в 2004 году – как известно, Испания наряду с Соединенными Штатами и Великобританией была в числе главных «застрельщиков» вторжения коалиционных сил в Ирак. Устроенные смертниками взрывы в пригородных поездах привели не только к гибели 191 человека и ранениям 1800 – теракты были организованы за три дня до всеобщих выборов. Во многом вследствии мадридской трагедии правая Народная партия проиграла выборы, а пришедшие к власти социалисты объявили о выводе испанских войск из Ирака.

Во французском случае, думается, ситуация иная. Более того, есть вероятность того, что Париж решит расширить свое военное участие в боевых действиях против «Исламского государства» в Сирии и Ираке.

И вполне возможно, что парижская трагедия может подтолкнуть политиков к мысли о необходимости полноценного сотрудничества всех сил, сражающихся против ИГИЛ – от США и Франции до России и Ирана. Кровь погибших взывает к единому ответу мирового сообщества на вызов сил зла.

Показательно еще то, что террористическая атака произошла в столице Франции за две недели до начала здесь представительнейшей международной конференции ООН по изменениям климата, где ожидается участие лидеров многих государств (приглашен туда и российский президент). В преддверии этого саммита, к которому готовились давно и тщательно, было объявлено об усилении мер безопасности, укреплении охраны внешних границ и временной приостановке Шенгенских соглашений (ввведен выборочный и мобильный погранконтроль) – однако беда пришла откуда не ждали. Конечно же, это сильный удар по авторитету Франции и репутации ее сил безопасности, допустивших эту кровавую баню в центре Парижа. Так что любые уступки экстремистам, скорее всего, полностью исключены. Другое дело, что вряд ли удастся найти в скором времени эффективный вариант возмездия...

Сюжет:

Теракты в Париже

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №26964 от 16 ноября 2015

Заголовок в газете: Почему Франция?