Загробная жизнь чиновников: на Хованском кладбище остались опасные призраки

После побоища мало что изменилось

01.06.2016 в 17:34, просмотров: 21366

Со дня погромов на Хованском кладбище прошло чуть больше двух недель. Подозреваемых в хулиганстве и убийстве задержали, погост «зачистили», полицейских начальников поменяли. Складывается впечатление, что на кладбище снова все спокойненько, ни друзей, ни врагов не видать, как пел Владимир Высоцкий.

Увы, это не совсем так. Точнее, совсем не так.

Репортеры «МК» провели сутки на «Хованщине», а также встретились с людьми, которые не понаслышке знают о том, что происходит в похоронной отрасли Москвы. И погрузились в траур. А чему, спрашивается, радоваться, если:

— нелегальные работяги из Таджикистана никуда с кладбища не делись;

— на чьей совести убийства 14 мая, не известно, не найдено даже оружие;

— причиной погрома стал конфликт двух противоборствующих группировок чиновников.

Загробная жизнь чиновников: на Хованском кладбище остались опасные призраки

Краткое содержание первой серии

Напомним, по официальной версии, организатором акции устрашения 14 мая был начальник Территориального отдела ритуального обслуживания ГБУ «Ритуал» Юрий Чабуев.

Чиновник твердо вознамерился изгнать с Хованского кладбища таджикскую мафию — приезжих из далеких кишлаков, взявших на себя все работы по обслуживанию погоста и уходу за могилами.

По одной версии, так Чабуев боролся с монополистами и их безумными ценами, по другой — сам хотел получить кусок лакомого пирога, т.е. процент с прибыли. Не найдя понимания у полиции и ФМС, он обратился в общественную организацию «Здоровая нация», руководители которой прислали на Хованское кладбище качков-спортсменов (среди них преобладали выходцы из Чечни).

Но «крестовый поход» провалился — таджики оказали яростное сопротивление. В потасовке один гастарбайтер был застрелен, двое погибли под колесами машины, еще 26 человек были ранены. Чабуев и 13 участников рейда арестованы.

Таджики исчезают в полдень

Обычный будний день. Площадь перед входом на кладбище. Именно здесь 14 мая развернулись боевые действия, стоившие жизни троим работягам из Таджикистана.

Сегодня на «Хованщине» (вообще-то это историческое название стрелецкого бунта, плюс опера про те же события - но так по созвучию стали называть погост) тишина и покой. Полицейских не видно. На площади работают все торговые точки. Продавцы цветов скучают на улице в ожидании редких в это время покупателей. А чуть в стороне кучкуются… Как, снова таджики? Значит, акция устрашения не достигла цели?

- Таджики как были тут, так и остались. Никуда они не делись, — рассказывает цветочница Мария. — Конечно, по сравнению с тем, что было месяц назад, их в разы меньше, и ведут они себя гораздо осторожнее.

Днем завозят строительный материал на своих «четверках» и поздно вечером, до темноты, ремонтируют памятники. Если вы сейчас пойдете к могилам, то можете их там и не увидеть. Но ближе к вечеру они собираются стайками и ищут клиентов.

Заглядываю в магазин ритуальных услуг. Продавщица — икона черно-белого стиля: эффектная блондинка в траурном одеянии идеально вписывается в интерьер торговой точки. Сегодня покойников мало, и Валерия с удовольствием согласилась пообщаться.

— Вот вы спрашиваете, что поменялось после прошедших событий? Да, собственно, ничего. Сейчас мигрантов практически не видно, но мне кажется, это временное явление. Как только страсти поутихнут и пройдет какое-то время, они вернутся. Вы же понимаете, что они здесь зарабатывали очень серьезные деньги. Такие деньги и на стройке не заработаешь. Ну, кто от этого откажется? А вообще все на кладбище знали о существующей проблеме, и каждому было ясно: рано или поздно что-то произойдет.

— Вы работали в тот день, 14 мая?

— Да, была, так сказать, живой свидетельницей. Был один момент, когда я увидела, что мигранты стали избивать мужчину, который выскочил из автомобиля. Весь окровавленный, он бежал к нашему магазину и просил о помощи. Мы с коллегой выбежали на улицу и втащили его в помещение. Сразу начали перебинтовывать раны. Кстати, все это зафиксировали камеры видеонаблюдения, установленные в нашем магазине. Их изъяли в этот же день следователи...

О работе полиции и следствия еще придется вспомнить — и не раз. А пока мы продолжаем наш променад по кладбищу. Наша легенда - мы родственники усопшего, которым нужная дешевая рабсила — привести в порядок могилку.

Ага! Вот и рабочие! Двое смуглых парней суетятся возле надгробия, у одного в руках кисточка, у другого — ведро с краской. То, что нужно! Но мы не успеваем даже рта раскрыть: таджики бегут от нас как от чумных. И тараторят на ходу:

— У нас все документы в порядке. Вообще мы занимаемся ремонтами квартир. Эта могила родителей нашего бригадира. Он нас и попросил ее подремонтировать. До этого мы здесь никогда не работали, и к местным мы отношения не имеем.

— А бригадир ваш откуда? Земляк?

— Земляк, земляк…

На всякий случай проверяем фамилию на памятнике. Усопший — гражданин Филиппов. Земляк, знамо дело…

На следующей аллее нам повезло. Мансур спокойно согласился сделать гравировку на памятнике. Его тариф: 30 рублей буква, гораздо дешевле, чем по официальным расценкам. Потом мы раскрыли карты, и парень охотно рассказал о том, что происходило на кладбище.

— Понимаете, я добропорядочный мигрант, и мне не хотелось принимать участие в разборках. Моя задача — поставить на ноги двух маленьких детей, а еще моя жена беременна, и в августе мы ждем пополнения. Живем в съемной квартире недалеко от МКАДа. Мне, чтобы обеспечить достойное существование моей семьи, приходится работать по двенадцать часов в сутки.

— Вы знали о конфликте на кладбище?

— Естественно, я знал, что происходят трения между администрацией кладбища и теми, кто нелегально работает на этой территории. Но мне и в голову не могло прийти, что такое может случиться.

— Утром 14 мая вы пришли сюда обороняться? Так сказать, защищать рабочие места?

— Да что вы! Мне позвонил клиент и попросил, чтобы я сделал ему гравировку. Я приехал на своем «Форде» к захоронению около 10 утра. И сначала все шло как всегда. Правда, земляков было немного больше, чем обычно, и чувствовалось какое-то напряжение.

— Они были с пустыми руками? Или с оружием?

— Они заранее принесли с собой нарезанную железную арматуру.

— Зачем?

— Чтобы защищать свое место под солнцем. Они понимали, что и противоборствующая сторона будет действовать с ними не по закону страны, в которой они живут. Ведь кто эти люди? Обыкновенные бандиты, пытавшиеся положить чужой кусок хлеба себе в карман.

Мансур даже не догадывается, насколько верна его характеристика. Но для того, чтобы читателям стало понятно, кто именно затеял бойню, покинем на время тихие кладбищенские аллеи. И перенесемся в уютные чиновничьи кабинеты. Именно там решалась судьба Хованского погоста.

«Ритуальное» назначение и шоу среди могил

В феврале 2015 года со своего поста был уволен генеральный директор ГУП «Ритуал» (головная организация, в чьем ведении находятся все кладбища столицы) Игорь Медведков. Официальной причиной для увольнения стала информация о якобы участии Медведкова в качестве учредителя в коммерческой ритуальной фирме. Его место занял Артем Екимов — выпускник МГИМО.

Карьера г-на Екимова даже при беглом взгляде вызывает немало вопросов. Например, каким образом дипломированный специалист по связям с общественностью в 2011 устроился в Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД? Причем начальником Екимова стал Денис Сугробов — ныне главный «герой» грандиозного скандала о провокации взяток.

В антикоррупционном ведомстве Екимов курировал как раз похоронную отрасль. Так что о том, как устроен «загробный» чиновничий мир, он знал явно не понаслышке. Правда, ловить жуликов и руководить жуликами — совсем не одно и то же.

Тем не менее в конце 2013 года Екимов благополучно переместился в кресло заместителя директора «Ритуала» — незадолго до того, как в ГУЭБиПК начались аресты. А в начале прошлого года и возглавил контору.

Артем Екимов. Фото: prof-ritual.ru

Сразу несколько источников «МК» в ритуальной сфере утверждают: у Артема Екимова есть очень мощные связи в силовых структурах. Именно благодаря этим связям Екимову в конечном итоге удалось стать начальником всех кладбищ Москвы.

И уже через три месяца, в июле 2015 года, сотрудники «Ритуала» направили столичным властям письмо, зарегистрированное в мэрии под номером 3-6-169765/5 от 18.07.2015 (его текст имеется в распоряжении «МК»).

Авторы послания утверждают: после того как Екимов встал «у руля» кладбищенской конторы, ситуация на предприятии резко ухудшилась. Так, катафалки и похоронные автобусы долгие годы базировались на автобазе на Одесской улице. Однако в конце 2014 года ритуальщикам пришлось ее покинуть — как пишут сотрудники предприятия, земельный участок площадью 4,2 га просто приглянулся загадочному инвестору.

В результате «без крыши над головой» остались 130 единиц спецтехники (нового земельного участка под них не нашлось). Среди «бездомных» машин оказались и 25 дорогостоящих катафалков из-за рубежа, закупленных для проведения особых мероприятий. Этому транспорту нужен особый сервис: теплые боксы, ежедневная санитарная обработка в автомойках с автономными очистными сооружениями...

По словам источника «МК» в ритуальной сфере, позже под них все же нашли участок земли — правда, безо всяких боксов и прочих удобств. Дорогие машины оказались на площадке под открытым небом, обнесенной забором, — что не лучшим образом отразилось на их состоянии.

Одновременно с этими событиями кладбищенские чиновники стали довольно странным образом тратить бюджетные деньги. Так, один лишь проект благоустройства Донского кладбища — по сути, красивые картинки — одной из проектных мастерских обошелся бюджету Москвы почти в 37 миллионов рублей (информация об этом имеется на сайте Госзакупок).

Источник «МК» в ритуальной сфере рассказал и о другой, не менее странной истории: в Германии якобы были заказаны две печи для столичных крематориев. Немцы выполнили заказ в срок — но оказалось, что ни один из крематориев столицы не располагает площадью, достаточной для размещения этих печей.

При этом сам директор на фоне всех этих событий не переставал выступать с неожиданными инициативами: провести Wi-Fi на столичные кладбища, устраивать там культурные мероприятия… Зато те проблемы, которые на самом деле требовали решительных действий, оставались нерешенными.

Пример тому — январская история с заведующим Хованским Северным кладбищем Михаилом Чивилевым и бывшим агентом по оказанию ритуальных услуг Русланом Семиным, которые были пойманы с поличным за то, что пытались продать жителю Москвы место для захоронения. Казалось бы, после такого скандала самое время руководству проверить все кладбища, а особенно Хованское. Но не тут-то было.

«Серые кардиналы» кладбищ

Несколько недель назад в Администрацию Президента России поступило обращение №532967 (имеется в распоряжении «МК»). Главный советник департамента письменных обращений граждан и организаций Тамара Овчинникова отправила его на рассмотрение в правительство Москвы и МВД РФ.

Автор обращения в своем письме описывает множество фактов, которые способствовали росту напряженности на столичных кладбищах. К примеру, индивидуальные предприниматели многие годы торговали цветами рядом с кладбищами во время пасхальных праздников. Однако в этом году чиновники якобы запретили подобную торговлю, несмотря на разрешения префектур, что крайне возмутило торговцев. Хотя они и раньше были не особо довольны своим положением: по словам автора письма, с «частников» регулярно взималась «дань» для руководства предприятия.

По словам автора письма, некоторые чиновники предприятия оказывают давление, запугивают и даже угрожают расправой работникам частных гранитных мастерских Москвы, таким образом пытаясь «выдавить» их с рынка.

Судя по тексту обращения, сотрудничать с какими-либо коммерческими предприятиями ритуальные чиновники вообще не спешат, предпочитая никого не допускать до своей четко отлаженной системы работы.

Автор письма утверждает, что «дань» с директоров кладбищ собирается в конце каждого месяца, а с начальников рангом пониже — по два раза в месяц. Те, в свою очередь, взимают деньги с простых рабочих кладбищ, большая часть которых — это приезжие из стран СНГ и Средней Азии. Им якобы остается 10% всей выручки, тогда как 90% их доходов уходит «наверх».

Автор обращения утверждает, что именно такая «средневековая» система бесконечного взимания «дани» в конечном итоге и привела к трагедии на Хованском кладбище.

По данным «МК», с этим письмом сейчас активно работают следственные органы. Но косвенно изложенные в нем факты нам уже подтвердили. Вот что рассказал вице-президент Союза похоронных организаций и крематориев России Алексей Сулоев:

- За последнее время мне позвонили десятки работников ГБУ «Ритуал», от простых землекопов до директоров кладбищ. Большинство из них обижено — денег мало, заказов мало, а хоронить москвичей все чаще увозят в Московскую область из соображений экономии.

Директора столичных кладбищ зачастую работают по полгода, по году — а потом их просто выгоняют. Опытные профессионалы нынешнему руководству, видимо, не нужны — а у работников ритуальной сферы нет особого стимула работать, нет больших перспектив карьерного роста.

- А что же с Хованским кладбищем? Почему именно там произошла бойня?

- В сюжетах многих СМИ звучала информация о том, что напавшие на гастарбайтеров пытались обложить их данью чуть ли не в 90%. Как мне кажется, это — логичное продолжение политики «Ритуала» по поиску новых неучтенных денег в период кризиса. Ведь пускай финансовая обстановка ухудшилась — руководство предприятия по-прежнему требует со всех «план». И, чтобы выполнить его, отдельные лица готовы идти на откровенный разбой в худших традициях 90-х годов, что мы и видели на Хованском кладбище.

Фото: instagram otecgrigoriy78

Я предсказывал подобное развитие событий еще три года назад — но тогда никто не мог поверить, что кавказцы будут воевать с таджиками за похороны русских средь бела дня. Недавние события показали, что сегодня это реальность...

А реальность такова. По сути, на Хованском кладбище бой шел за черную кассу. Таджики и без того были обложены налогом. И когда им недвусмысленно намекнули, что платить надо больше, могильщики, разумеется, взбунтовались. Тогда-то и родилась идея акции устрашения.

Организовать ее попросили Юрия Чабуева (а возможно, чиновник и сам выступил инициатором). Теперь же Чабуев арестован. Его оппоненты пока на свободе, и следствие их имен не называет. Но кое-кого Чабуев выдал сам. Так, во время заседания в суде он особенно подчеркнул, что предупреждал своего заместителя Юрия Афанасенко о готовящихся на кладбище беспорядках еще 13 мая. Предупреждал и утром 14 мая. Но заместитель начальника ТОРО №3 не услышал шефа. Или не захотел услышать.

Юрий Чабуев. Фото: mskagency.

Чиновники как будто рогом уперлись. А потом подняли в бой свои войска: Чабуев — «Здоровую нацию», его визави — таджикских могильщиков. Полицейские же сочли за благо не вмешиваться, вспомнив старую поговорку: «Паны дерутся, у холопов чубы трещат». И только когда обычная разборка переросла в форменное побоище, правоохранители вспомнили о своей основной обязанности — охранять закон. Но было поздно: кровь уже пролилась. И кстати, кто ее пролил?

Тайна убийства и скрытые погромы

…Возвращаемся в тишь Хованского кладбища. На тропинке одного из нас останавливает строгий мужчина в штатском. Достает удостоверение. Следственный комитет.

— Мужчина, вы сейчас не заняты? Побудьте понятым.

Выясняется, что силовики ищут орудие преступления, из которого был убит таджик, принимавший участие в массовой драке. Речь идет о Сухробе Хушакове, застреленном во время боя возле храма. Изначально предполагалось, что его смерть на совести нападавших. Однако позднее председатель «Здоровой нации» Георгий Макарьев в своем видеообращении особо подчеркнул: у его людей были только травматические пистолеты. А Хушакова застрелили из пистолета, который так и не удалось найти.

фото: Дмитрий Погорелов
На кладбище до сих пор находится орудие погромщиков.

Изъяли один автомат, но, судя по всему, баллистики не подтвердили, что Сухроб погиб от пули, выпущенной из АК. Вот и вынуждены криминалисты по сотому разу прочесывать кладбище с металлоискателями. Ведь если пистолет не найдут, установить, кто именно застрелил таджика — свои или чужие, — будет крайне сложно.

— Ничего? И у меня ничего, — переговаривались следователи. — Арматурину нашли опять. «Ствола» нет, — и в этот раз поиски оружия не увенчались успехом.

Кстати, одновременно следователи допрашивали моего нового знакомого Мансура. Именно у него на руках умер Хушаков. Вот его рассказ:

- Ко мне подбежал земляк и спросил, не моя ли машина стоит рядом с памятником. Узнав, что это мой «Форд», он за руку меня оттащил к лежащему на земле человеку, объяснил, что он ранен и его срочно нужно отвезти в больницу.

Мы погрузили раненого ко мне в машину и попытались выехать за территорию кладбища. Но не тут-то было! Через центральный выезд это сделать оказалось невозможно. Дорога была забита машинами.

Повсюду беспорядочно бегали люди, и я предпринял попытку прорваться к северному въезду. С огромнейшим трудом нам удалось туда проехать. К счастью, там стояла машина «скорой помощи», и мы перегрузили мужчину к врачам. Но врачи сказали, что он уже умер. Хотя мне кажется, что он был мертв, еще когда мы грузили его в мою легковушку.

02:44

Собственно, во всей этой дикой истории за кадром остается очень важный вопрос. Как на самом деле работали таджики? Хорошо или плохо? Действительно ли их стоило гнать с кладбища поганой метлой или же имело смысл легализовать гастарбайтеров и придать их печальному бизнесу официальный статус? Вот лишь несколько мнений, собранных на аллеях «Хованщины».

— Меня устраивает работа таджиков. Делают они качественно и недорого. (Москвич Евгений)

— Я никогда не пользовалась услугами мигрантов здесь, на кладбище. По мне лучше переплатить официальным рабочим. Если мне что-то нужно сделать, то я иду в контору и на законных основаниях заключаю с администрацией договор. А от этих гастрабайтеров спасу нет. Они только увидят человека, стоящего у могилки, так сразу начинают приставать со своими услугами. Вы не поверите, но порой бывает их невозможно от себя отогнать. (Пенсионерка Нина Григорьевна)

- О каком качестве вы говорите? Они все делают с нарушениями. Экономят на цементе, не соблюдают технологии. После такого ремонта через год все разваливается. А кому предъявлять претензии?

А еще их присутствие влияет и на наши зарплаты. Они не платят налоги, поэтому и могут позволить себе просить меньшую цену. Лучший способ борьбы с ними — заставить их работать здесь на законных основаниях. Вот тогда и увидим, сколько они смогут продержаться на кладбище в условиях равной конкуренции! (Кладбищенский рабочий Юрий)

- Они достали на этом кладбище всех. Кстати, у них тут работа организована на высшем уровне! Это на первый взгляд может показаться, что они ходят просто так толпой и зазывают клиентов. На самом деле территория поделена между ними на сектора, и не дай бог, если на «их землю» зайдет посторонний мигрант, не миновать беды.

Где-то с пару месяцев назад между ними была разборка. Делили нижнюю часть кладбища. Как результат — одного таджика убили. Мне непонятно, почему полиция допускает все это. Вы лучше поезжайте в Саларьево, посмотрите. Там общага на общаге, и живут одни приезжие. Все они без регистрации. Остановите любого местного жителя — он вам выскажет все, что думает о работе местной полиции и мигрантах. (Кладбищенский рабочий Сергей)

Что же получается? Сами рабочие не против легализации труда могильщиков из солнечного Душанбе. По крайней мере, тогда правила игры будут одинаковыми для всех. Но доход тех, кто «крышевал» черный похоронный рынок, упадет в разы.

Понимали ли это Артем Екимов, Юрий Афанасенко и иже с ними?

Безусловно. Иначе — с их-то связями — «левых» таджиков к кладбищу и на пушечный выстрел не подпустили бы.

Знал ли это Юрий Чабуев? Однозначно. Но по каким-то причинам не пошел официальным путем, а прибегнул к самому грубому и, безусловно, абсолютно незаконному решению проблемы. Прибегнул абсолютно сознательно. Все жалобы на то, что ФМС и МВД не хотели бороться с мигрантами, в устах Чабуева — члена Общественного совета СКР — выглядят смешно.

Значит, все красивые слова — и из уст таджикских дипломатов, и из уст лидера «Здоровой нации» — не более чем мишура. Игра в благородство. А на самом-то деле просто одни «обыкновенные бандиты» не поделились с другими. И стали мериться мускулами на глазах ошарашенной публики.

фото: Кирилл Искольдский
Нескольких участников погрома задержали сразу же.

По словам источника «МК», близкого к похоронной отрасли, нечто подобное бойне на Хованском кладбище — правда, в меньших масштабах и без жертв — уже случалось на московских кладбищах дважды: минувшей осенью вооруженные столкновения якобы происходили на Перепечинском и Домодедовском кладбищах (оба находятся в ведении ГБУ «Ритуал»).

По словам собеседника «МК», как и в случае с Хованским кладбищем, нападающие хотели получать дань с мигрантов. Общественную огласку эти происшествия не получили, как говорят в похоронной сфере, якобы в связи с тем, что у нападавших были высокопоставленные покровители.

Многие эксперты ритуальной сферы сходятся в одном: от повторения «хованской трагедии» сегодня не застраховано ни одно из 135 остальных московских кладбищ. И чтобы исправить ситуацию в похоронной сфере Москвы, следует прежде всего навести порядок в ГБУ «Ритуал».

А это вполне реально — было бы желание.

Только делать это нужно скорее. Уж больно похожа история Хованского кладбища на историю Черкизовского рынка. Его в итоге закрыли. После того как националисты устроили на рынке теракт, убив 14 человек.

Очень не хочется, чтобы история повторилась.

P.S. По данным «МК», следователи активно интересуются деятельностью Юрия Чабуева на прежнем посту — главы похоронного предприятия Химок. Решается вопрос о возбуждении уголовного дела.

00:52