Концлагерь «Сямозеро»: убийства и махинаций оказалось мало для закрытия

«Если кого-то убили на мосту, это не значит, что мост закрыть надо»

20.06.2016 в 17:45, просмотров: 68766

О том, что дела в компании «KareliaOpen», организовавшей лагерь на Сямозере, где погибли 14 детей, обстоят не лучшим образом, было известно задолго до трагедии. В нынешнем году руководство лагеря вообще не получало разрешения работать на воде с детьми! Подробности нам рассказали Уполномоченный по правам ребенка в Карелии Оксана Старшова и член местного ОНФ Илья Косенков. Открытым между тем остался вопрос — почему после предыдущих безобразий и даже убийства лагерь не закрыли?

Концлагерь «Сямозеро»: убийства и махинаций оказалось мало для закрытия

.- В прошлом году к нам поступали обращения о том, что в лагере на Сямозере дела обстоят не лучшим образом, - говорит Старшова, - после этого там прошли многочисленные проверки — как со стороны прокуратуры, так и со стороны Роспотребнадзора. Нарушения действительно были выявлены — в части питания, так и в проживания: к примеру, на территории лагеря находился палаточный городок, хотя дети должны были жить в корпусах.

После этого руководство «KareliaOpen» получила большое количество предписаний с требованиями устранить нарушения, заплатило крупные штрафы...Мы надеялись, что в этом году предприниматели все-таки станут работать по закону — не вышло.

- Разрешения на какие виды деятельности «KareliaOpen» получила в этом году?

- Надзорные органы разрешили руководству компании устраивать исключительно стационарный детский отдых — развлекать и обучать их только на территории лагеря. Ни о каких туристических походах речи не шло. Больше того — Государственная инспекция по маломерным судам не разрешила «KareliaOpen» вести с ребятами какую-либо работу на воде. Единственное, на что им дали «добро» - это использование пляжа. Но оно, само собой, не подразумевало плавания по Сямозеру на каноэ и плотах.

- Но как получилось, что дети все-таки отправились в плавание на острова Сямозера?

- Руководство лагеря стремилось заработать деньги, и в погоне за длинным рублем просто проигнорировало требования всех надзорных органов — я думаю, все дело в этом.

Сразу после трагедии мы стали разбираться, что там вообще происходит. Нарушения нашли практически сразу — как выяснилось, часть детей почему-то заселили в корпус, который вообще не должен был эксплуатироваться в этом году. Сам лагерь рассчитан на 210 детей — однако только по предварительным подсчетам, которые мы сделали с правоохранительными органами, там в выходные находилось около 280 детей. Лагерь был перенаселен — опять же, руководство хотело денег.

- Сейчас много говорят о том, что родителям сложно связаться с детьми, которые находятся в лагере на Сямозере...

- Я сама была свидетельницей того, как реагировали сотрудники администрации лагеря на вопросы правоохранительных органов о том, где дети. Многие из них в выходные находились в походах — но кто, где, сколько человек, точно сказать в лагере не могли. Больше того — со многими группами даже не было связи. К сожалению, в «KareliaOpen» такое положение дел было нормальной практикой — и теперь лагерь неминуемо ожидает закрытие: соответствующее решение уже принято. Жаль, что такой ценой.

«На одни места проданы двойные путевки»

Детский отдых в Карелии компания «KareliaOpen» организовывала на базе парка-отеля «Сямозеро». Местные СМИ писали о плачевной ситуации там еще в 2010 году. Директор парка-отеля, ныне задержанная Елена Решетова, тогда сетовала, что «Сямозеро» открылся на базе ведомственного лагеря энергетиков «Карельская сказка». На то, чтобы восстановить лагерь и привести его в приличный вид, якобы ушло свыше 20 млн рублей. Однако, по словам Решетовой, из-за целого вороха проблем — низкой заполняемости комплекса, высоких тарифов на электроэнергию и отсутствия поддержки со стороны властей парк-отель оказался под угрозой закрытия.

Зато впоследствии лагерь не бедствовал — он стал зарабатывать миллионы на договорах по отдыху детей из малоимущих семей и других социально незащищенных ребят.

Как известно, визитной карточкой «Сямозера» была так называемая программа по организации детского и молодежного отдыха «Школа рейнджеров: Остаться в живых». Решетова утверждала, что она была отмечена на республиканских и российских конкурсах.

В этом году, если верить карельскому СМИ «Черника» только местное министерство здравоохранения и соцзащиты заключило с «Сямозером» госконтракт на детский отдых (речь шла о детях «в трудной жизненной ситуации») на 2,7 млн руб. (Кстати, Межведомственной комиссией по организации летнего детского отдыха в республике руководит зам премьера Карелии Валентина Улич). Контракт же на отдых московских детей подразумевал сумму в 45, 3 млн. Одна путевка в лагерь стоит в среднем 34 000 рублей, не считая билетов.

О том, что скрывалось за красивой обложкой «KareliaOpen», можно судить по многочисленным отзывам в интернете, оставленным родителями отдыхавших там детей. Так, Жанна С., чьи дети — мальчики 12 и 15 лет — были в Карелии по путевке от компании в 2015 году, пишет о том, что назвать отдыхом их путешествие просто не поворачивается язык:

«...В центре соцобслуживания «Царицыно» рассказывали что мои дети будут довольны. А на самом деле жили в рваных палатках, еда не доставалась. Ребята тайком ходили в деревню и покупали еду, готовили на костре. Старший сын очень похудел. Младший получил отравление. Приехали худые, больные и без вещей».

По словам Жанны, у детей в лагере воровали деньги, вещи и мобильные телефоны. А пользователь с ником Михаил утверждает, что из трех недель пребывания в лагере две детям приходится жить на улице, брать воду из озера, готовить самостоятельно и ходить в туалет в ближайшие кусты. Ребят якобы водят мыться мыться в лагерь на час, их палатки протекают, а сами дети искусаны москитами.

«Администрация продала путёвок в три раза больше, чем вместимость лагеря, поэтому все дети живут одну неделю в лагере, две в лесу — якобы ротация», - пишет Михаил.

Родители одного из детей, отдыхавших по путевке «KareliaOpen» в 2015 году, пишут о том, за 10 дней ребята уже 2 раза были в походах по 2-3 дня — и это не смотря на отвратительные погодные условия: ночную температуру в +6 градусов, северный ветер и частый дождь. При этом, вернувшись в лагерь, дети не могут вернуться в свои комнаты, поскольку их места уже заняты, а вещи находятся в камерах хранения: «Напрашивается вывод: на одни места проданы двойные путевки! (нет постоянного места в корпусе). Гоняя детей столько дней по лесам, можно чудесно сэкономить на питании. Я описываю ситуацию со старшим отрядом. Но это наши дети. Каша, тушенка, без душа, без кровати несколько дней. Стараюсь без эмоций, только факты».

В роковой поездке по озеру, когда погибли 14 ребят, им элементарно не хватило спасжилетов — как рассказала нам мать выжившей девочки, их выдали лишь половине участников похода...

«Если на мосту кого-то убили, это не значит, что мост закрыть надо»

Родительские жалобы сыпались и в карельский ОНФ — местное отделение Общероссийского народного фронта. Мы побеседовали о лагере на Сямозере с членом ОНФ, председателем «Объединения организаций профсоюзов в республике Карелия» Ильей Косенковым.

- Я не очень хочу говорить на эту тему.. Жалобы на лагерь в ОНФ, действительно, поступали. Например, родители писали о том, что в лагере ребенку сделали татуировку. По всем жалобам были проведены соответствующие проверки. После чего все документы направлялись в прокуратуру. И реагировать должны уже они. Конкретно ОНФ необходимые работы постоянно проводит..

Мы хотели получить тексты жалоб, которые присылали на лагерь в ОНФ. Однако пресс-секретарь ОНФ Карелии Наталья Соколова сообщила: «Без согласования с московским отделением мы не можем давать никаких комментариев». Взамен она предложила воспользоваться их пресс-релизом от августа 2015 года. В материале описана та самая жалоба матери ребенка: «По возвращению сына домой, я ужаснулась – состояние его здоровья оказалось подорвано, обнаружены заболевания: ангина и гастрит, имеется серьезная потеря веса – 5 кг. Кроме того, у моего сына на всю руку татуировка!»...

Илья Косенков высказал и свою версию, по поводу того, почему лагерь не был внесен в «черный список» после жестокого убийства на его территории.

Напомним, В 2011 году Александр Воронов, заместитель гендиректора по оздоровлению детей парка-отеля «Сямозеро», будучи пьяным, забил битой охранника. И получил за это 12 лет строгого режима. Мотив — неприязнь.

«Это мое личное мнение. Нельзя усмотреть прямой связи между открытием-закрытием лагеря и совершением на его территории преступления — заявил Косенков, - Если на мосту кого-то убили, это же не значит, что мост закрыть надо. Конечно, лагерю делали замечания. Но, на мой взгляд, сама проблема не в этом.

У нас отсутствует система сертификации инструкторов туризма. Все накинулись на девочек-практиканток, которые сопровождали детей. Они по-человечески виноваты, но самое страшное другое. Инструкторы большинства туристических предприятий Карелии не имеют никаких сертификатов. И эти девочки их тоже не имели. Для того, чтобы научиться ходить в спортивный-водный поход, нужно иметь хоть какой-то опыт. В советские времена в школах детского и юношеского туризма учили, как по волнам и облакам выявлять опасные факторы. Сейчас из-за тендерной системы отсутствует жесткий контроль. Берут студентов 18-ти лет. Они водят тургруппы и не только детские, а разновозрастные по всей республике».

-Почему же лагерь в очередной раз выигрывал тендер на проведение детского отдыха?

-В Карелии не так много детских лагерей, несмотря на то, что Карелия востребована на рынке туризма. Закрылись все крупные лагеря, а именно: «Лесная сказка» при Карелэнерго, у Кондопожского ЦБК был свой большой, хороший лагерь. Предприятия проходили процедуру банкротства и избавлялись от непрофильных активов. В результате осталась 2-3 лагеря по всей Карелии. И «Парк-отель «Сямозеро» один из них.

- Несмотря на серьезные нарушения, в учреждение постоянно поступали новые денежные вливания. Почему?

- Из федерального бюджета выделялись большие деньги на этот лагерь. В открытых источниках указана и стоимость заключенных контрактов, и количество детей, и стоимость путевки... Безусловно, эти полевые условия не очень хорошего качества и вызывают большие сомнения. Думаю, правоохранительные органы теперь пойдут по горячим следам.

-И все же, денежные поступления из бюджета могут быть связаны с с какими-то особыми отношениями руководства лагеря и карельского Минсоцзащиты, которая заключала с ним контракты?

- Насколько мне известно, владеют лагерем физические лица. А какие у них отношения и с кем, это вопрос к правоохранительным органам.

0:41