Французские протесты: кого винят в погромах и насилии

Почему полиция не сумела предотвратить бесчинств примазавшихся к «желтым жилетам» хулиганов

03.12.2018 в 15:05, просмотров: 2528

«Третий акт» французских протестов, прошедший с большим шумом в минувшие выходные, оставил десятки раненых, сотни задержанных, разграбленные магазины и сожженные авто. На следующую субботу намечен очередной, «четвертый акт» – «желтые жилеты» призывают народ присоединяться. «Макрон погрузился в желтое», – не без ехидства, хотя и не без тревоги пишут французские СМИ. Заголовок в Le Figaro гласит: «Франция в шоке ждет ответов». А власть ищет способ обуздать худшие с «красного мая» 1968 года протестные акции. Ищут и виноватых в том, что манифестации вылились в настоящие погромы и грабежи.

Французские протесты: кого винят в погромах и насилии

Находившийся в разгар последней волны беспорядков в Буэнос-Айресе на саммите G20, Эммануэль Макрон дал задание премьер-министру страны провести встречу в понедельник с лидерами политических партий и представителями «желтых жилетов», чтобы обсудить пути выхода из кризиса.

«Благодарю вас за вашу храбрость», – с такими словами президент Макрон обратился к сотрудникам правохранительных органов, участвующим в охране порядка. В субботу для усмирения в Париже протестующих и примкнувших к ним хулиганов было направлено около 5 тысяч полицейских и жандармов – на две тысячи больше, чем за неделю до этого.

Попытка полиции предотвратить беспорядки превентивно – при помощи 16 контрольно-пропускных пунктов и полицейских баррикад, впервые истории установленных на Елисейских полях – успеха не имели. Стражам порядка пришлось применить против разбушевавшейся толпы резиновые пули, водяные пушки, слезоточивый газ и светошумовые гранаты. Как отмечает блоггер Илья Варламов, ставший очевидцем столкновений, стражи порядка в Пятой республике в качестве основного средства борьбы используют слезоточивый газ, применяя его в таких количествах, что нужен противогаз. В отличие от немецкой полиции, которая довольно жестко действует в отношении протестующих, применяя дубинки и кулаки, французские правоохранители не заходят в толпу. В целом, полиция Франции более лояльна к нарушителям общественного порядка, если сравнивать с соседями-немцами. Различие, как заметил Варламов, видно даже в применении водяных пушек, которые французы используют на полную мощность только в крайних случаях. Во Франции цель полиции просто разогнать протестующих, в Германии же стражи порядка пытаются максимально измотать и исчерпать ресурсы выступающих. Поэтому немцы применяют к погромщикам силу, гоняя по городу до тех пор, пока последние не будут истощены. Кроме того, неодинаково и отношение к журналистам в ходе протестов. В Германии, как отмечает блоггер, пресс-карту требуют буквально на каждом шагу, а во Франции можно спокойно проходить через любые кордоны, если только в руках нет огромного булыжника...

Похоже, что французские полицейские оказались между молотом и наковальней, поскольку многие из них вполне солидарны с требованиями «желтых жилетов», выступающих против роста цен на топливо. Однако служебный долг заставляет их участвовать в противостоянии, в котором стали играть активную роль люди, к «желтым жилетам» имеющие мало отношения, но использующие их движение для того, чтобы подраться, помародерствовать и заняться вандализмом. А кадры, на которых видно, как протестующие окружают и избивают полицейсокго около Триумфальной арки, вряд ли добавят сочувствия к демонстрантам.

В то же время руководство полиции призвало власти объявить чрезвычайное положение, чтобы иметь возможность более жестко и эффективно реагировать на беспорядки – в том числе получить право на задержание и обыск на улице, на осуществление рейдов по домам подозреваемых бунтарей. Между прочим, во Франции после террористических атак 2015 года есть опыт введения ЧП. Полиция также предлагает привлечь к охране порядка и армейские подразделения – например, чтобы защищать памятники истории и культуры от погромщиков, высвободив тем самым полицейские силы.

По данным парижской прокуратуры под стражей в воскресенье вечером находилось 378 задержанных. Им грозят обвинения в актах насилия против представителей власти, уничтожении общественной собственности, объединения с целью совершения насильственных актов и даже ношении оружия, что может повлечь довольно суровый приговор – от 3 до 7 лет заключения.

Никогда еще одновременно в прокуратуре Парижа не было такого большого количества задержанных. Большинство из них – крепкие мужчины, в возрасте от 30 до 40 лет, многие из которых в столицу приехали из провинции, «социально включенные» и принявшие участие в противостоянии с силами правопорядка. Что касается более молодых задержанных, то это выходцы из парижского региона, которые под шум протестов занимались грабежами бутиков и супермаркетов. И таких деятелей со скрытыми масками лицами, вооруженных дубинами и топорами, в рядах манифестантов было немало.

Глава МВД Франции Кристоф Кастанер в разгуле насилия и погромах винит «профессионалов по беспорядку». По словам министра, «погромщики» (casseurs), разносившие Париж, эксплуатируют протестное движение «желтых курток» в своих целях. Статс-секретарь при МВД Лоран Нунес тоже утверждает, что насилие – дело рук не «желтых жилетов», а неких людей, одетых в камуфляж.

И сами «желтые жилеты»обвиняют в актах вандализма неких провокаторов, действия которых направлены на создание отрицательного имиджа общественного движения.

– Как вы оцениваете беспорядки, которые произошли в Париже в минувшие выходные? Многие говорят, что в ряды «желтых жилетов» проникли провокаторы? – спросил «МК» у одного из активистов протестного движения Франка Бюлера.

– Абсолютно точно, и некоторые граффити на Триумфальной арке это подтверждают. Также участвовали погромщики, приехавшие из пригорода. Они просто воспользовались демонстрациями, чтобы начать все крушить.

– Правда ли, что полиция задерживала «желтых жилетов» уже после демонстраций и столкновений?

– О таких случаях я ничего не слышал.

– Как вы оцениваете действия полиции в целом?

– Они были неорганизованны и запутаны.

– На следующую субботу 8 декабря тоже планируются демонстрации...

– Лично я призываю избежать акций в Париже, но другие группы призывают к обратному.

– Какие у вас ожидания от встречи премьер-министра Эдуара Филиппа с представителями политических партий и «желтых жилетов»?

– Лично мне нечего было бы ему сказать. Он сказал, что не изменит своей позиции, так что здесь нечего обсуждать. Именно народ должен заставить его отступить...

Впрочем, некоторые СМИ указывают, что и кое-кто в желтых жилетах не удержался от участия в погромах. Хотя многие «Желтые жилеты» осуждают акты насилия и вандализма, как сообщает France24, среди них есть опытные участники протестных акций – причем некоторые из них представляют леврадикальный лагерь, а некоторые – стан ультраправых. И те, и другие готовы к столкновениям с властями, благо опыт уличных стычек у них имеется, они знают, как поджечь баррикаду или автомобиль, и что делать, когда полиция применяет слезоточивый газ.

А вот автор материала на The Local.fr пишет об участниках насильственных акций: «Как минимум на 70%, по моим подсчетам, это не были «городские партизаны» из ультраправых или лево-анархистов. Это были провинциальные «партизаны-любители». Он из радикальной части «желтых жилетов», прибывшие из районов северной или западной Франции или из отдаленных парижских предместий. В основном это мужчины лет 20-30, но были там и мужчины постарше, и некоторые женщины. Определенно в центре насилия были и кое-какие парижские политически мотивированные хулиганы из крайне правых и леваков».

«Нужно иметь ввиду особенности движения «желтых жилетов», это не движение, которое возглавляет или организует политическая партия или профсоюз, – поясняет «МК» старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН Андрей КУДРЯВЦЕВ. – Это сетевое движение, которое родилось снизу по двум причинам. Во-первых, в результате 15 лет кризиса, выход из которого не могла найти ни одна предшествующая Макрону администрация. Во-вторых, сама политика Макрона, которая воспринимается частью среднего класса как политика несправедливая. Это и упрощение налога на состояние, теперь это только налог на недвижимое имущество, изменение налогообложения доходов на финансовые активы, акции и облигации, владение которыми крайне несимметрично распределено среди населения,

А отправной точкой для самого движения послужило введение т.н «зеленых» налогов, то есть увеличение налогов на топливо – с тем, чтобы создать стимулы к сокращению потребления топлива и выбросов углекислого газа. И по людям, которые живут в отдаленных пригородах и жестко зависят от автомобилей, эти меры больно бьют. Решение о введении таких мер было принято предыдущим президентом Олландом. Здесь Макрон выполнял уже одобренное парламентом решение.

Ошибка нынешнего руководства в том, что не были приняты меры социального сопровождения, то есть компенсации наиболее уязвимым слоям населения. Это вызвало массовую реакцию, которая начиналась как мирная и перешла в острую взрывную фаз. Считаю, что несмотря на то что этот конфликт обостряется, у нынешнего правительства в том числе благодаря создателю Пятой республики Шарлю де Голлю есть все конституционные рычаги, чтобы управлять эти кризисом. Хватит ли политического чутья и политического умения, чтобы с этим кризисом справиться, – вопрос открытый».

Читайте также: "Журналист подслушал разговор Макрона и саудовского принца: "Я вам говорил!"