Сибирь полыхает: кто разрушил систему лесной охраны

Мониторингом очагов возгорания в тайге сейчас заниматься некому

31.07.2019 в 20:26, просмотров: 14303

На пожар в Сибирь потянулись волонтеры-добровольцы из Москвы, Санкт-Петербурга и других крупных городов. Добровольческие группы принимают также пожертвования на экипировку и необходимое снаряжение. Как всегда, при бездействии власти народ все берет в свои руки. Ребенок-инвалид — пожертвуем, люди утонули-сгорели — поможем. Конечно, это очень важно. Это доказывает, что мы, несмотря ни на что остаемся людьми, способными сострадать чужому горю. Но все-таки, главным гарантом безопасности людей должно быть государство. Миллионы людей живут уже третью неделю в нечеловеческих условиях в едкой дымовой завесе, а правительство нас убеждает, что тушить пожары нерентабельно.

Сибирь полыхает: кто разрушил систему лесной охраны
Фото: aviales.ru

 

Если вспомнить предысторию крупных пожаров, мы вернемся в 2007 год, когда российское правительство утвердило новый Лесной кодекс, фактически уничтожив службу лесной охраны. Рухнула целая система лесхозов, которые сами выращивали леса, сами их вырубали и сами их охраняли от незаконных вырубок и пожаров. В их ведомстве была и авиация и пожарные десантники, которые в любой момент могли быть переброшены в опасный район. Слышали ли вы когда-нибудь о такой, лет 30 назад очень популярной, можно сказать элитной профессии - «летчик-наблюдатель». Это человек, который мог управлять процессом пожаротушения с воздуха и выполнять функции второго пилота. Он же принимал решение о высадке пожарных парашютистов в очаг возгорания.

Говорят, «летнабы» и парашютисты есть и сейчас, только их сократили раз в десять. А зарплата нынешнего парашютиста, который прыгает из самолета в лесной пожар без возможности запрыгнуть обратно (выбирайся потом, как можешь), составляет… пять тысяч рублей в месяц.

Чего же хотели достичь авторы Лесного кодекса 2007-го года? Говорят, идеология тогда была: передача функций по контролю за лесами от федеральных служб региональным с максимальной сдачей лесных угодий арендаторам. Мол, пусть те, кто будет пользоваться лесом, берут на себя и функции хозяина. Регионам на контроль за ведением таких хозяйств стали выделять деньги.

Однако тот факт, что в кодексе забыли как следует прописать понятие «лесная охрана» никто не учел, и об охране все благополучно забыли. Лесники стали не нужны, им не платили зарплат, люди оказались в подвешенном состоянии и скоро все разбежались.

Спохватились только после 2010 года, когда гарь от подмосковных пожаров дошла до Москвы. Тогда лесную охрану на региональном уровне вернули. Но денег в нужном количестве не выделили, а потому если в областях и существуют свои лесопожарные организации, то они очень слабые, - миллионы гектаров леса горели каждый год, а руки у лесников до них не доходили.

С каждый годом с изменением климата катаклизмы становились жестче, площади пожаров росли, а губернаторы делали вид, что у них все в порядке. А что делать: признаешься в собственном бессилии - уволят. Но пока они делают вид, что все у них хорошо, им по-прежнему мало выделяют денег. И получается замкнутый круг...

В 2015 году практику «не тушения» пожаров (проблема почему-то оказалась нерешаемой для современных чиновников) решили узаконить. Просто подогнали законодательство под практику. Тут же подоспел приказ Минприроды России № 426 от 8 октября 2015 года «О внесении изменений в правила тушения лесных пожаров». Согласно ему, лесные угодья поделили на две зоны — зону лесной охраны, которую тушить надо обязательно и зону контроля. Последняя категория лесов должна находится вдали от населенных пунктов и экономических значимых объектов. В нее попали 49 процентов угодий, почти половина! Присматривать за ней надо, но решение о тушении принимать только в том случае, если ответственные региональные власти посчитают это необходимым. А если ущерб от пожара будет меньше ущерба от затрат на тушение, то тушить не будут. Интересно в чем измеряли ущерб от нынешних пожаров региональные власти Красноярского края, Иркутской области, Якутии? Неужели только в дензнаках? Про жизни и здоровье людей, видимо, даже речи не шло.

В итоге произошло то, что произошло. Теперь одна надежда на природу, все ждут дождей. Общество делает выводы, а губернаторы обижаются на общественные организации, которые отстаивают интересы регионов. А что обижаться? Может сейчас вам хоть побольше денег выделят на тушение пожаров и вам не придется больше нести людям чушь о том, что «лесные пожары приносят пользу» и «сибирякам свойственно дышать дымом», о чем заявил на днях один из сибирских губернаторов.

В такое положение безденежья и страха потерять кресло поставлены все губернаторы, за исключением разве что подмосковного. Лесопожарные организации Московской области финансируются на два порядка лучше остальных после 2010 года. Испугались тогда сильно: «В Кремле дыма быть не должно!». Хотя, по словам подмосковных пожарных, в 2019 году, который выдался очень тяжелым и для Московской области, этих денег едва хватает. На пожаре, который случился в Луховицком и Егорьевском районах горело 3 тысячи гектаров леса, и тушили его 300 человек. Говорят, за неделю справились с трудом. А теперь сравните это с концентрацией пожарных в Сибири, где на 3-х млн гектаров работает 3 тысячи человек. Получается в сто (!) раз меньше, чем в Московской области. Представляете, насколько там запущена ситуация.

В общем, чтобы леса в России не горели, правительству надо все-таки пересмотреть понятие рентабельности от их тушения и не поскупиться - вернуть полноценную службу лесной охраны во все регионы.

04:46