ФСБ задержала контрабандистов, пытавшихся вывезти в Эмираты запчасти Ми-24

Крылья Родины продавали из-под полы

23.01.2020 в 16:20, просмотров: 4806

Контрабанду запчастей для боевого вертолета Ми-24 пресекли сотрудники Федеральной службы безопасности. Три посредника подозреваются в попытке приобретения и вывоза лопастей для винтокрылой машины в Арабские Эмираты. Скорее всего, этот пункт был транзитным. Хотя для перемещения секретных изделий такого плана через границу России установлены специальные правила, которые ужесточаются ежегодно. Поэтому черный рынок контрабанды не сбавляет обороты. Сделав всего один телефонный звонок, мы убедились, что купить лопасти для боевого вертолета проще простого.

ФСБ задержала контрабандистов, пытавшихся вывезти в Эмираты запчасти Ми-24
Автор: Igor Dvurekov.

Дело о покушении на контрабанду засекречено. Материалы находятся в производстве следственной службы УФСБ России по Москве и Московской области. В разработке принимали участие сотрудники Управления «П» СЭБ ФСБ (борьба с коррупцией в промышленной сфере), УФСБ по Псковской и Ростовской области.

По информации следователей контрразведки, посредники несостоявшейся сделки — бизнесмен в области металлолома Сергей Ш., его давний приятель инженер-строитель Рамзан Н. и 65-летняя пенсионерка Лариса Николаевна К. Последняя представлялась как бизнес-леди и кичилась знакомствами с известными людьми — якобы едва ли не на променад с Пугачевой ходила. Впрочем, на сотрудников ФСБ ни громкие слова, ни почтенный возраст фигурантки впечатления не произвели.

Как силовики вышли на этих людей? По своим каналам им стало известно, что некие лица интересуются военными запчастями, а конкретно — лопастями несущего винта боевого вертолета Ми-24. Чекисты провели оперативный эксперимент-закупку, внедрив в сделку своего агента под видом продавца.

Справка «МК»: «Ми-24 — транспортно-боевой вертолет, один из лучших вертолетов ближнего боя. Осуществляет огневую поддержку сухопутных подразделений в боевых действиях малой и средней интенсивности. Уступает современным боевым вертолетам по бортовому радиоэлектронному оборудованию и вооружению. Начало эксплуатации — 1972 год, всего по сей день выпущено примерно 3,5 тыс. единиц.

Ми-24 стоит на вооружении в более чем 30 странах (России, Украине, Белоруссии, странах арабского мира и др.)».

«Причина выхода из строя лопастей — эксплуатационные, в том числе боевые повреждения. Купить новые лопасти на законных основаниях довольно проблематично, особенно если деталь нужно вывезти из России», — говорят эксперты.

Дело в том, что эта запчасть считается продукцией военного назначения. Производится на единственном в мире заводе в Ростове-на-Дону. Транспортировка из России осуществляется по лицензиям, которые выдает Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству. Ведомству нужно представить полный пакет бумаг — по винтокрылой машине, стране приписки, требуемой запчасти. Стоимость новых лопастей варьируется от 80 до 100 тыс. долларов.

Куда идти человеку, который хочет задешево купить деталь и «не светить» боевой вертолет? Ответ очевиден: на черный рынок запчастей. Разумеется, каждый вертолет должен быть на счету, но в странах третьего мира, где идут военные действия и один вертолет могут собрать из трех вышедших из строя, этот учет может быть потерян.

В Интернете несложно найти объявления о купле-продаже лопастей Ми-24. Контрабандисты пренебрегают правилами конспирации, смело публикуя свои контакты. С учетом того, что продажа этой детали — уголовно наказуемое деяние, шаг как минимум рискованный.

Пример одного объявления, размещенного в ноябре 2019 года: «Здравствуйте! Продам лопасти несущего винта для вертолета Ми-24. Так как эта продукция относится к компетенции «Рособоронэкспорта», то мы готовы обсудить все вопросы при встрече. Сообщите, пожалуйста, свой телефон или позвоните. Мы находимся в Москве. С уважением, Илья Анатольевич».

Мы позвонили по указанному телефону, трубку взял мужчина. Он действительно представился Ильей Анатольевичем:

— Да, объявление в силе. Все технические вопросы по поставке, сроки, место обсудим при личной встрече. Все это реально, скажем так.

— Как скоро мы можем получить лопасти?

— Если есть комплект, то доставим в течение недели. Если сейчас нет, то будет через две недели.

— Касаемо оплаты... сначала идет аванс, как обычно?

— Ну да… но все по этим деталям решается при встрече. Мы находимся в Москве.

— Возможно ли какое-то уменьшение цены?

— Это обговариваем на месте. У нас гибкое ценообразование… Встретиться можем как у нас, так и у вас в офисе.

— По документам на изделие все будет в порядке?

— Да. Единственное, вы должны сказать: их надо будет куда-то отправлять или вы сами этими вопросами занимаетесь?

— А у вас есть возможность переправки за пределы России?

— Видите ли, это серьезная деталь — даже не двойного, а прямого назначения. Логистика оговаривается при встрече. Завязки есть, переправим куда надо. Учтите: логистика будет стоить отдельно. Это кропотливое, серьезное дело… Но давайте все обговорим при встрече.

Можно только предполагать, откуда возьмет товар Илья Анатольевич. Теоретически существует два пути. Во-первых, это незаконная реставрация поврежденных лопастей. Есть компании, которые этим занимаются. Сложность восстановления зависит от технического состояния пришедшей в негодность детали.

Впрочем, судя по разговору, речь все-таки идет о новых деталях. А это ни что иное, как контрабанда с завода-изготовителя в Ростове-на-Дону. Тут деталь, к примеру, может списаться как бракованная. Или «уйти» на сторону под левыми документами (например, под видом лопастей для гражданского вертолета Ми-8 — обыватель не отличит одни лопасти от других).

Цепочка контрабанды может включать десяток лиц — силовиков, таможенников. Так, вертолетные лопасти перевозят на трейлерах. Если нет правильных знакомств и связей, то сложности возникнут на первом же посту ДПС.

Конечного заказчика детали вычислить сложно. Порой об этом не в курсе сами посредники. В нашем случае один из участников сделки обмолвился, что контрабандные лопасти должны были отправиться в ОАЭ. Но на вооружении богатых нефтью Эмиратов нет вертолетов Ми-24. Страна шейхов располагает парком американских вертолетов AH-64D («Апач Лонгбоу»).

ОАЭ, очевидно, были промежуточным пунктом в путешествии секретного изделия. Согласно данным открытых источников, вертолеты Ми-24 участвуют в боевых целях в Сирии, Ираке, Пакистане.

Спецоперация УФСБ стартовала 28 июня. Агенту-«продавцу» позвонил мужчина, представившийся Романом. Он договаривался о встрече, чтобы потенциальные покупатели посмотрели комплектующие к Ми-24.

Первую встречу-просмотр назначили в складском помещении на Алтуфьевском шоссе. Пришли несколько человек — звонивший Роман, Сергей, Лариса Николаевна, а также Алексей, Константин (эти люди полностью не идентифицированы). Рамзан в этот день предпочел оставаться в тени.

— Они осмотрели ремонтный комплект для лопастей несущего и хвостового винтов Ми-24, проявили интерес. Увидели прицелы дневного и ночного типа, а также устройства, которые применяются в системах наведения комплексов ПВО С-300 (так называемые клистроны). Спросили про стоимость. Из разговоров было ясно, что Сергей ранее продавал кому-то прицелы, зная, что это продукция военного назначения и содержит сведения, составляющие государственную тайну, — позже отчитывался агент.

После нескольких встреч и переговоров по телефону были озвучены пожелания покупателей — по комплекту лопастей, клистронов и четырем прицелам.

Непосредственно на сделке присутствовали Сергей, Лариса Николаевна и Рамзан — этот фигурант уголовного дела о покушении на контрабанду, по версии следствия, вошел в дело на заключительных стадиях.

Троицу взяли на складе подмосковной Ивантеевки. Как только Рамзан передал $12,5 тыс. как предоплату за лопасти и $2,5 тыс. — как аванс за прицелы, в помещение ворвались сотрудники УФСБ.

— Лицо, выступающее продавцом, неоднократно участвовало в такой роли и по другим делам, что выглядит как провокационная деятельность, поскольку граждане, приобретающие изделия в каких-либо целях, не предполагают, что эти детали относятся к военной технике, — отметил адвокат Александр Мельцев. — Никаких сведений, что Рамзан планировал вывоз боевой техники за пределы России, не имеется. Доказательная база построена исключительно на показаниях Ларисы Николаевны. Она излагала свое отношение к преступлению для обеспечения меры пресечения, не связанной с лишением свободы.

Впрочем, контрразведчики полны решимости довести уголовное дело до логического конца. Всем троим предъявлено обвинение в покушении на контрабанду вооружения, совершенном организованной группой. Им грозит до 12 лет лишения свободы.