Раскрыто убийство жены хоккеиста Соколова: виновный избежит тюрьмы

Зарезавшего мать сына направят на принудительное лечение

23.01.2020 в 19:05, просмотров: 7055

В Ленинградской области завершено расследование дела о трагедии в семье известного российского хоккеиста, в прошлом вратаря сборной РФ Максима Соколова. Напомним, жена спортсмена, 45-летняя Ирина, погибла 13 июня прошлого года. В преступлении обвиняется ее старший сын, тоже Максим. Ни следствие, ни прокуратура не настаивают на тюремном заключении подозреваемого. Они считают, что парня необходимо отправить на принудительное лечение. Именно поэтому ему не будет предъявлено обвинение.

Раскрыто убийство жены хоккеиста Соколова: виновный избежит тюрьмы
Как и отец, Максим Соколов-младший играл в хоккей.

Ирина с двумя сыновьями, 18-летним Максимом и 15-летним Антоном (имя изменено), жила в своем доме в квартале «Антоновка» поселка Романовка Всеволожского района Ленинградской области. С мужем — легендарным хоккеистом Максимом Соколовым-старшим — женщина рассталась за два года до своей гибели. Официально разводиться не стали, но жили порознь. Ирина с детьми — за городом, Максим — в Санкт-Петербурге. Детей хоккеист навещал почти каждые выходные. Увы, в день трагедии его дома не оказалось.

«Он сошел с ума и убивает маму»

Трагедия произошла неожиданно для всех. Днем 13 июня 15-летний Антон ворвался к соседям. Подросток был в крови. Он кричал, что его старший брат сошел с ума и убивает мать, умолял взрослых помочь. Сосед по просьбе Антона на всякий случай, для возможной самообороны, прихватил с кухни пару ножей и отправился за подростком в коттедж Соколовых.

В прихожей они с Антоном сразу увидели Ирину в луже крови. Рядом лежал старший брат Антона Максим, парень тоже истекал кровью. По версии следствия, он порезался после убийства матери. Он еще дышал.

Увидев мертвую маму, Антон выхватил у соседа нож и пырнул брата. Мужчина оттащил обезумевшего от горя и ярости подростка, вызвал «скорую». Максима Соколова-младшего увезли в реанимацию Всеволожской межрайонной больницы. Там юноша провел несколько недель. Врачи боролись за его жизнь.

Антона же доставили в Следственный комитет, куда чуть позже приехал отец подростка Максим Соколов-старший. Школьник рассказал следователю, что набросился на брата, чтобы отомстить за убитую маму. И рассказал, как начался день убийства. Как он, Антон, сидел в своей комнате и слушал музыку. Как к нему ворвался с ножом в руке Максим и заявил, что убьет.

— Не убивай меня, я же тебя люблю! — прокричал Антон. Но Максим его будто не слышал.

Подростку удалось вырваться…

Погибшая мать Ирина Соколова.

«Максим всегда был тихим»

Версия младшего сына Соколовых выглядела настолько неправдоподобно, что первым подозреваемым в убийстве Ирины Соколовой стал именно Антон. Тем более что подросток не был паинькой. Знакомые семьи говорили, что Антон не любил учиться, из-за чего Ирину частенько вызывали в школу. Как следствие, мать с сыном ссорились. Незадолго до трагедии Антона даже посадили под домашний арест.

Старший сын был полностью противоположен младшему. Хорошо учился, пошел по стопам отца и серьезно занимался хоккеем — играл за команду «СКА-1946».

«Он всегда был тихим, воспитанным и сдержанным мальчиком, — рассказывал «МК в Питере» один из друзей Максима Соколова-младшего. — Последние года два я с ним не так близко общался, но знаком с ним лет восемь. Он увлекался литературой, очень любил читать, когда надо — мог вспылить, но только по делу и очень редко. Что нельзя сказать про его младшего брата».

Немаловажная деталь: в детстве Максим Соколов-младший перенес тяжелое заболевание. У него был лейкоз. Родители выходили ребенка, он чудом выжил. Ирина уделяла маленькому Максиму все свое время. С чего бы вдруг парню бросаться на мать с ножом?

«Изучали брызги и пятна крови»

Антона допрашивали, проверяли на полиграфе, просили вспомнить все детали того дня. В итоге следователи отпустили домой под поручительство отца и продолжили работать.

— Осмотр места происшествия мы проводили несколько дней, — рассказала «МК в Питере» старший помощник по вопросам взаимодействия со СМИ руководителя СУ СКР по Ленинградской области Юлия Матолыгина. — Там (в коттедже) было очень много улик. Мы изучали брызги и пятна крови, отпечатки ступней и другие улики. Поэтапно прошли по дому в соответствии с рассказом подростка. И все следы свидетельствовали о том, что он говорил правду, как бы дико она ни звучала. Показания соседей тоже логично укладывались в его рассказ. Тогда у нас появилась версия, что, возможно, обвиняемым станет Максим Соколов-младший.

Но поговорить с юношей следователям удалось не сразу. Он был в тяжелом состоянии, и даже когда пришел в себя, врачи не сразу допустили к нему сотрудников. Сначала Максим сказал, что ничего не помнит, но затем частично признал свою вину.

— Он вспомнил, что перед случившимся у него был конфликт с матерью из-за учебы, — говорит Юлия Матолыгина.

Как установило следствие, конфликты у Ирины Соколовой случались с обоими сыновьями. И на самом деле получать знания в школе не особо хотели оба брата. Антон искал себя, пробовал разные хобби и быстро их забрасывал. Максима интересовал только хоккей. Ирина же настаивала, что необходимо уделять внимание и учебе.

О том, что на мать, возможно, напал старший сын, первой, пока еще шло следствие, заявила бабушка парней Нина Соколова. Правда, она в случившемся обвинила покойную сноху. В разговоре с телевизионщиками Нина Соколова не скрывала возмущения по поводу методов воспитания Ирины. По ее словам, Максим в тот день сдавал ЕГЭ. Она считает, что невестка что-то наговорила сыну, отчего он «взялся резать горло матери». И сейчас источник в следствии подтвердил «МК в Питере», что женщина была права в своих предположениях.

«Он не осознавал, что делает»

Как сообщила «МК в Питере» Юлия Матолыгина, во время следствия Антон рассказал, что в последнее время замечал странности в поведении брата. Так, примерно за два месяца до трагедии Ирина с детьми ехала в машине. И Максим вдруг начал рассуждать о жизни и смерти. Что хорошо было бы совершить самоубийство. А потом вдруг предложил матери и брату сделать это вместе. Тогда на слова юноши ни Антон, ни мама Ирина внимания не обратили. Возможно, зря. Но за медицинской помощью с психическим состоянием детей семья Соколовых ранее никогда и никуда не обращалась. Очевидно, Ирина, будучи по образованию психологом, считала, что справится сама. А может быть, никаких предпосылок не было. Сейчас этого, увы, уже не установить.

13 июня Максим практически осуществил то, о чем рассуждал в машине.

«Молодой человек взял нож и нанес им не менее 33 ударов в область шеи своей матери, причинив ей телесные повреждения, от которых женщина скончалась на месте происшествия. Непосредственно после этого молодой человек зашел в спальню 15-летнего брата и нанес ему не менее 20 ударов ножом в область жизненно важных органов, от большей части из которых несовершеннолетний уклонился, а также пытался его задушить», — сообщили в областном Следственном комитете.

На днях прокуратура Ленинградской области направила во Всеволожский городской суд уголовное дело с утвержденным заключением.

В связи с тем, что во время следствия одна из проведенных экспертиз установила, что юноша страдает психическим заболеванием и нуждается в принудительном лечении в стационаре, следователи и гособвинение ходатайствуют не о тюремном заключении, а принудительном лечении Максима Соколова.

КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА

Практикующий психолог Елена КОРАБЛЕВА:

— У старшего ребенка часто проявляется ревность, когда в семье появляется второй ребенок. Особенно если старший — мальчик и рождается тоже мальчик, прямой конкурент старшему. У Максима и Антона (имя несовершеннолетнего изменено. — Ред.) Соколовых разница в возрасте примерно в три года. А три года для ребенка — это очень сложный возраст, это очередной этап взросления и кризис. В это время ребенок особенно остро переживает появление конкурента.

По словам психолога, у старших детей часто присутствует так называемый «синдром первенца». Пытаясь заслужить любовь матери, перетянуть ее внимание на себя, они стараются хорошо учиться, быть во всем безупречными. Младшие же часто более избалованные и чувствуют себя свободнее. Если по мере взросления у младших возникают сложности в учебе, поведении, родители вынуждены уделять ему больше внимания, чтобы помочь. Старшему же, у которого вроде все хорошо, внимания достается еще меньше.

— Важно добавить, что 18 лет — это тоже кризисный возраст. Это все еще гормональная перестройка, это повышенная эмоциональность и чувствительность. Неизвестно, о каком психическом заболевании идет речь, но оно могло еще давать неуравновешенность, — рассуждает Елена Кораблева. — Спровоцировать трагедию мог какой-то совсем несправедливый, по мнению старшего, поступок матери. Она могла ему запретить что-то важное для него, обвинить в чем-то, и все это на фоне попустительства (по мнению старшего) к младшему сыну. А поскольку ревность накапливалась, случился вот такой взрыв.

 «МК в Питере».