Подробности избиения фигуранта по делу Фургала: «Говорили, что по заданию следователя»

Обстоятельства получения травм Андреем Кареповым полны загадок

В деле экс-губернатора Хабаровского края Сергея Фургала, похоже, новые и весьма неожиданные сюрпризы. Один из главных фигурантов Андрей Карепов (по версии следствия, он по заданию Фургала организовывал убийства) был жестоко избит. Карепов настаивает: били не сотрудники ФСИН, а работники другого ведомства, при этом объясняя, что все это делается якобы по поручению следователя.

Сам Фургал в порядке и даже порадовал хорошими новостями.

Обо всех перипетиях подозреваемых в громком деле - в материале обозревателя «МК», члена ОНК Москвы.

Обстоятельства получения травм Андреем Кареповым полны загадок

Накануне нашего визита в «Лефортово» произошёл ряд событий, которые стоит, как нам кажется, придать огласке. Вообще о Фургале за решёткой пишем много, и это привлекло внимание соответствующих структур. Но как не проверять экс-губернатора и как не писать, если в ОНК приходит тысячи (!) запросов «по его душу». Люди требуют полной объективной информации по его условиям содержания. И мы даём.

И вот незадача - близких к Фургалу людей, по их словам, вызвали на допрос в региональное ФСБ и там спрашивали в духе - зачем обращаетесь в ОНК, какую связь поддерживаете с Евой Меркачевой?

Что на это сказать? Только порекомендовать следователям читать закон об общественном контроле и изучить ту самую всемирную конвенцию против пыток, после подписания которой в России был создан институт Общественных наблюдательных комиссий.

Накануне нашего очередного визита в ОНК Москвы обратился сын Андрея Карепова. Он волновался - почему перестали давать отцу диетическое питание (полагается из-за болезней), не вывозят в больницу на обещанное обследование и не поменяют кровать. Карепов - мужчина внушительный размеров, рост 194 см - так что нары ему маловаты (ноги свешиваются, спать неудобно, почти мучительно). Он заметно похудел по сравнению с тем фото, которое растиражировали СМИ (совместное с Фургалом). Как говорит сын, у него два высших образования - юридическое и педагогическое (по специальности «учитель физкультуры»). Юрист-физкультурник, как писали СМИ, имел отношение к одной из ОПГ. Так ли это - в данном случае неважно, ибо все подозреваемые равны в правах. Но замечу - Карепов был помощником Фургала в его бытность депутатом.

Как только Карепова привели к правозащитникам, стало понятно, что речь пойдет не о кровати и даже не о медицине. 

- Меня избили вчера, - заявил Карепов и стал показывать травмы.

Ссадина на виске, кровоподтёк на плече, руке — это то, что мы сразу увидели. Он сам заявляет, что пострадала спина, ноги и т.д.

- Вызывали «скорую», в институт Склифосовского возили. Все зафиксировали. 

- Кто, когда и чем вас бил? Была ли причина применения силы?

- Это случилось в среду при вывозе на следственные действия.  

Началось с того, что я попросил застегнуть наручники спереди, а не сзади (у меня старое ранение, вот видите опухоль большая сбоку, так что когда наручники закреплены сзади, то больно). Били руками. Говорили про этом, что по заданию следователя, не уточняя, какого именно (их несколько в следственной группе). Били в том числе на территории СИЗО «Лефортово», на крыльце административного здания. 

…Уточить детали инцидента сотрудники СИЗО не дали, поскольку «это не относится к условиям содержания». «Прокуратуру известили, она во всем разберётся без вас», - отрезали сопровождающие и увели Карепова. Он кричал вслед: «Я опасаюсь за свою жизнь! Они обещали бить каждый раз!»

Вообще странная история. Зачем бить подозреваемого в таком громком деле, да ещё так, чтобы оставались видимые следы, которые заметят члены ОНК и поднимут шум?! Поверьте, даже простые полицейские умеют, когда им надо, не оставлять синяков и ссадин после экзекуции.

Ещё одна странность - избили по дороге не из СК в СИЗО, а из СИЗО в СК, где Карепова ждали следователь и адвокаты. Кстати, не понятно, почему защитники молчали, когда видели, как из СК их клиента госпитализируют в НИИ Склифосовского. С них взяли тут же подписку о неразглашении. Но она разве распространяется на информацию об избиении?

В общем сплошь нестыковки. Но факт остаётся фактом: травмы есть, мы их видели, попросили сфотографировать (в соответствии с законом об ОНК), хотя никто этого делать не стал.

Тем временем к нам вышел другой фигурант дела экс-губернатора - Мистрюков. Если коротко - результаты гистологии ему так и не озвучили. Боли в животе не прошли. Он надеется, что полечат глаза (один глаз ослеп). Говорит, что из-за стресса в СИЗО весь организм «подсыпался» - болезней теперь целый «букет», в том числе, как выражаться, сердечко хватануло. Писем не получает, но зато полно посылок и даже пришла передача от Фургала-младшего.

«Холодильник забит, всем спасибо!»- говорит Мистрюков и добавляет, что адвокаты к нему не ходят, а он очень ждёт.

А вот и заключённый, к которому приковано повышенное внимание. Фургал неплохо выглядит:

- Сегодня четверг, банный день. Ничего не замечаете?

- Постриглись?

- Да! Сокамерник меня, а я его. Мы с ним хорошо живем: вместе чай пьем, вместе гуляем. Но главное другое - получил 15 писем и две открытки с видами Хабаровска! Среди писем, правда, нет ни одного от близких. Написали чужие люди с Хабаровска, Кирова, Амурской области, Москвы, Санкт-Петербурга. Не знаю, по какому принципу их отбирал следователь-цензор, но все они добрые.  

Ответил почти на все письма. Долго пишу - стараюсь выводить буквы, чтобы было понятно. У меня ж профессиональный почерк врача (восемь лет меддокументы заполнял).

- Может, поэтому ваши письма долго цензурируют? Расшифровать почерк не могут?

- Ну это вряд ли. Вообще стал получать газеты, где про Хабаровск можно почитать. Вот интервью врио губернатора даже принесли. Интервью как интервью. Мне важно хоть что-то про край знать, это теперь уж моя судьба. 

- Правда, что вы ограничили круг людей, которые могут вам передать передачу или послать посылку? И даже сына старшего туда не включили. 

- Так я не знал, что он в Москву приедет! Ограничил, потому что слишком много было. 

- А как же книги и вещи? Люди вам посылают футболки, к примеру.

- Футболки — это хорошо! Я уже получил несколько, они на складе, обещали выдать. Пришло 80 книг. Сейчас читаю «Sapiens: Краткая история человечества». Следующим будет книга Гиляровского.

- А денежные переводы?

- В эти выходные мне пришли деньги от 1300 людей! Я тронут. Сейчас пытаюсь этими деньгами оплатить коммунальные услуги за жильё. Коммунальщикам все равно, что ты в СИЗО, - будь добр, за горячую воду заплати.

Читайте также: Главный фигурант по делу Фургала зверски избит в СИЗО