Гастарбайтера арестовали возле дачи Сталина: хранит страшную тайну

Узбек решил устроить сеанс видеосвязи с приятелем на фоне режимного объекта и погорел

Сталина давно нет, но «дело» его живет. Именно такой вывод захотелось сделать, когда стало известно об инциденте, произошедшем на днях возле бывшей подмосковной дачи «вождя народов». Сотрудники Федеральной службы охраны задержали гастарбайтера, устроившего сеанс видеосвязи на фоне бывшей загородной сталинской резиденции.

Узбек решил устроить сеанс видеосвязи с приятелем на фоне режимного объекта и погорел

ЧП произошло в окрестностях подмосковной деревни Калчуга. Начиная с 1920-х гг. и вплоть до брежневских времен здесь, на территории бывшей помещичьей усадьбы Зубалово, находились правительственные дачи, в которых жили видные большевики – руководители партии и советского государства. Среди VIP-«зубаловцев» были Дзержинский, Микоян, Бухарин, Ворошилов… Но главным здешним дачником являлся, конечно же, Сталин.

Иосиф Виссарионович подолгу находился в приглянувшемся ему Зубалове с середины 1920-х и вплоть до 1932 года вместе со своей семьей.

Сталинскую сельскую идиллическую традицию нарушила трагедия, случившаяся в семье вождя осенью 1932 года. После самоубийства Аллилуевой Иосиф Виссарионович не смог больше приезжать в Зубалово, где все напоминало об ушедшей от него столь страшным способом супруге.

В итоге Сталин перебрался в другую загородную резиденцию, подготовленную для него – на «ближнюю» дачу в Кунцево. Однако покинутое им Зубалово, все равно, оставалось «режимной» зоной.

Именно в таком качестве дача-усадьба сохраняется и поныне. Это один из закрытых, строго охраняемых «спец-объектов» в Подмосковье. Вход на территорию бывшей сталинской резиденции, окруженной высоким забором, посторонним строго воспрещен. Более того, даже снимать данный комплекс снаружи на фото и видео не разрешается. 

Именно на этом и погорел сейчас бедолага-гастарбайтер. Как сообщают информационные агентства, на днях сотрудники ФСО, «опекающие» упомянутый режимный объект, заметили некоего подозрительного гражданина, который расположился неподалеку от забора усадьбы с включенным смартфоном в руках. Мужчина явно вел съемку «спец-усадьбы», а потому прибывшие на место сотрудники госбезопасности его задержали «для выяснения обстоятельств».

В результате проведенного расследования оказалось, что задержанный – вовсе не шпион, а заурядный трудяга-гастарбайтер, приехавший в Россию из Узбекистана и работающий в Калчуге. Как объяснил чекистам сам нарушитель режима, он даже не подозревал о том, что за этой стеной скрывается бывшая дача знаменитого советского вождя, и что фотографировать здесь запрещено. Узбеку просто приглянулся симпатичный пейзаж, на фоне которого он и решил устроить сеанс видеосвязи со своим другом.

Усадебный комплекс у деревни Калчуга, неподалеку от берега Москвы-реки построен на рубеже 19-20 столетий тогдашним владельцем этих земель, богатым нефтепромышленником Л. К. Зубаловым. По его заказу архитекторы Н. Н. Чернецов и П. С. Бойцов спроектировали ансамбль, выдержанный в средневековом стиле: четыре дома-«замка», окруженные высокой кирпичной «крепостной» стеной. Особняки эти были возведены в период с 1892 по 1902 гг. и предназначались для самого Зубалова и его ближайших родственников.

После революции «замок» под Калчугой на некоторое время оставался бесхозным. Однако уже вскоре Зубалово оказалось на заметке у кремлевских обитателей. Видные большевики оценили достоинства бывшего зубаловского имения и некоторые из них решили воспользоваться здешними постройками в качестве своих загородных резиденций.

Первым VIP-дачником стал «главный чекист советской страны». Вот как написано об этом в сборнике «История сел и деревень Подмосковья» (автор статьи А. С. Лившиц): 

«…В 1924 году на усадьбу обратил внимание руководитель ОГПУ Ф. Э. Дзержинский, который поселился тут на летний сезон вместе с женой и ближайшими родственниками… В 20-е годы ХХ века на территории бывшей зубаловской усадьбы разместились дачи многих «сильных мира сего»: …Н. И. Бухарина, Н. В. Гамарника, А. И. Микояна, И. С. Уншлихта, К. Е. Ворошилова…»

Среди прочих государственных лидеров на территории экс-усадьбы обосновался и И. В. Сталин.

А. С. Лившиц: «На даче Сталина всегда бывало много народу. Кроме родителей его жены – Сергея Яковлевича и Ольги Евгеньевны Аллилуевых, приезжали их дети, по воскресеньям собирались деятели пратии и государства, часто с женами и детьми. Сидя за столом, они вели долгие разговоры о положении в стране, партии, под аккомпанемент гармошки С. М. Буденного пели русские и украинские песни, даже плясали, часто спорили и, порой даже резко, обращаясь друг с другом на «ты», как это было п ринято в партийной среде…»

Двухэтажный дом, где обитал Иосиф Виссарионович, насчитывал 12 комнат. Кабинет вождя находился на втором этаже.

Вот что вспоминала о зубаловском житье-бытье дочь вождя Светлана Аллилуева в своей книге «Двадцать писем к другу»:

«Солнечный дом, в котором прошло мое детство, принадлежал раньше младшему Зубалову, нефтепромышленнику из Батума. Анастас Микоян с семьей и детьми, Ворошилов и несколько семей старых большевиков разместились в Зубалове-2, а отец с мамой ― в Зубалове-4, неподалеку, где дом был меньше. Осенью 1941 года было взорвано наше дорогое Зубалово, так как ждали, что вот-вот подойдут немцы. Мы поселились во флигеле».

В послевоенное время здания бывшей усадьбы были восстановлены.

Некоторые исследователи делают вполне конкретные выводы: почему именно этот загородный комплекс приглянулся «вождю народов». Дело, по их мнению, в том, что Зубалов и Сталин – родственные души. Одной из отличительных особенностей обоих являлась крайняя подозрительность и осторожность.

О нездоровой мнительности советского вождя хорошо известно. Однако знакомые помещика Зубалова отмечали и у него похожую фобию: он опасался за свою жизнь, постоянно ожидая нападения неких злоумышленников. А потому богач предпринял необходимые меры защиты от них. Построенный для него загородный дом, обнесенный высоченным забором, очень походил на неприступную крепость. В здании была предусмотрена целая сеть малозаметных переходов между помещениями, а также несколько потайных выходов. Сам Зубалов, живя в усадьбе предпочитал чуть ли не ежедневно менять помещения, в которых спал. Очень похожую практику использовал порой и Сталин.