Хроника событий Волгоградцы почтили память жертв теракта октября 2013-го Два года назад в Волгограде произошел теракт в рейсовом автобусе Обвиняемые в терактах в Волгограде осуждены на сроки до 19 лет В Волгограде произошел второй теракт за два дня Убит еще один организатор теракта в Волгограде

Из Москвы смертница уезжала в спешке — она даже не довела до конца судебный процесс

Портреты террористов: жертва стоматолога и застенчивый жираф

22.10.2013 в 17:34, просмотров: 17206

«МК» удалось выяснить новые подробности биографии террористки-смертницы Наиды Асияловой и ее мужа Дмитрия Соколова. В этой паре спецслужбам теперь гораздо интереснее мужчина. Асиялова погибла, а вот Соколов, известный на Кавказе под кличкой Жираф и исламским именем Абдулжабар, по-прежнему на свободе. Как стало известно «МК», он давно разыскивался в Дагестане как организатор ряда терактов.

Из Москвы смертница уезжала в спешке — она даже не довела до конца судебный процесс
Дмитрий Соколов

Еще две недели назад Жираф попал в составленный одним из кавказских сайтов список самых опасных террористов, действующих на территории Дагестана. Там же опубликованы две фотографии для сравнения: в момент исчезновения из Москвы и после обучения в школе боевиков.

...Дмитрия Соколова вспоминают как тихого, застенчивого мальчика. Вместе с родителями он переехал в Долгопрудный в 2009 году, там же закончил школу.

— Пару раз его видели, — рассказывают жители военного городка, где жили Соколовы. — Рядом с отцом всегда крутился.

Отца Дмитрия Сергея Соколова все называют исключительно воспитанным и порядочным человеком. Подполковник Вооруженных сил, он служил заместителем командира части по воспитательной работе. Мотался по частям и гарнизонам: одно время служил в Красноярске, потом в селе Чугуевка Приморского края, пока два года назад его не перевели в военную часть 52116, расположенную в подмосковном Долгопрудном. Нежно любил сына. Активно занимался и общественной деятельностью: в 2011 году на выборах в Госдуму был членом территориальной избирательной комиссии.

Один из бывших коллег Сергея Соколова, Дмитрий, согласился рассказать об этой семье.

— Да, я был у него в подчинении. Как начальник он был на своем месте: когда нужно — мягкий, с провинившимися — строг. Перевели их из Приморья. У нас в части постоянная текучка: одних отправляют туда, других, наоборот, переводят к нам. Некоторое время их семья жила в офицерском общежитии. Потом им дали квартиру в военном городке. Вот только Серега у нас уже не служит. Некоторое время назад он уволился по собственному желанию. Свое решение никому не объяснял. Это мы только сейчас начали сопоставлять события и поняли: как раз тогда пропал его сын.

О семейных проблемах замкомандира части никому из сослуживцев не говорил. Например, они не знали, что Дима Соколов бросил учебу в Московском государственном университете леса через месяц после начала обучения в 2009 году.

— Мы его даже узнать не успели, — рассказали работники факультета лесного хозяйства. — В сентябре Дмитрий поступил, но не посетил ни единого занятия. В октябре принес нам заявление, что уходит в академический отпуск по собственному желанию. И все. Больше мы его никогда не видели.

Исчез Дмитрий в 2011 году. И об этом соседи тоже узнали почти случайно.

— Сергей рассказал, что Димка пропал. Мы видели, как он переживает из-за этого, и старались не расспрашивать, — продолжает собеседник. — Сейчас Сергей Валерьевич работает в администрации города Долгопрудный. Какую должность занимает — не знаю. Он туда устроился сразу после увольнения...

Как удалось выяснить «МК», прямого отношения к администрации города Сергей Соколов не имеет. Он работает в Территориальной избирательной комиссии, которая находится в здании администрации. Его фамилия есть в списках членов ТИКа, но самого мужчины на месте не оказалось. Впрочем, как и других представителей избиркома.

— Сергей Валерьевич на больничном, — отрезали в соседнем кабинете. — А до этого он был в отпуске, так что мы и сами его давно не видели.

Квартира Соколовых располагается на третьем этаже панельной пятиэтажки в военном городке. На звонки в дверь никто не отвечает. Впрочем, жильцы подъезда говорят, что и до событий понедельника семья эта общительной не была.

— Переехали они в эту квартиру два года назад. Но за это время мы едва двумя словами перекинулись. Только и знаем, что соседку зовут Ольга. «Здравствуйте, до свидания», — вот и все общение. Она всегда старалась прошмыгнуть в квартиру незаметно. Сына их мы и вовсе не видели, — говорит соседка Соколовых. — Мне кажется, и не жил он с ними.

Едва соседи уходят, как у порога квартиры появляется женщина: неприглядная куртка, лицо закутано в платок. Заметив камеры, старается прошмыгнуть домой.

— Извините, я только что от следователя — мне велели ничего не рассказывать журналистам, — пытается захлопнуть дверь мать Дмитрия Ольга Геннадиевна… Потом все же останавливается на пороге.

— Не верю я, что это Дима все совершил. Не могу поверить. Пропал он год назад: просто вечером позвонил мне от станции метро «Пражская», сказал: «Мама, не волнуйся, я еду домой, скоро буду». Больше мы с ним не разговаривали, телефон он отключил. Ни СМСки, ни письма... мы сперва искали его по знакомым, потом обратились в правоохранительные органы. А дальше что рассказывать — вы все знаете.

По словам матери, с Наидой Асияловой ее сын познакомился по Интернету — он случайно «набрел» на страничку, где собирали помощь смертельно больной женщине.

— Он собирал ей деньги, навещал в больнице. Потом сказал, что полюбил эту женщину и хочет вместе жить.

— Вы были не против: все же она старше его на 8 лет?

— Конечно, мы с отцом его отговаривали, уверяли, что она ему не пара. Но он все время твердил, что любит ее. Жили они вместе, пока она не уехала в Дагестан.

— Сейчас говорят, что они познакомились в институте, что у них были общие друзья...

— Никогда у него не было никаких знакомых из Дагестана. По крайней мере мне он об этом не говорил. Да, он интересовался арабским языком, но мы думали, это просто хобби. Дима — очень хороший, добрый мальчик. Но подвержен чужому влиянию. Уверена, если бы не эта женщина, все было бы по-другому.

Действительно ли Наида Асиялова страдала опасным заболеванием (она даже организовала сбор средств в Интернете на лечение)? Косвенно это подтверждают ее московские мирные работодатели. В столице Наида трудилась в одном из кадровых агентств. Как пояснил «МК» директор фирмы, девушка занималась аутстаффингом — то есть подбором наемного персонала.

— У нас она проработала недолго: всего пару месяцев. Каких-либо конфликтов с другими работниками или клиентами за это время не было. По крайней мере я об этом не знаю. Сам я с девушкой общался всего один раз. Она попросила у меня помочь ей с судебным процессом, — поведал «МК» директор кадрового агентства Юрий Чинков. — Наида рассказала, что некоторое время назад она обратилась в одну из столичных стоматологических клиник с просьбой вылечить больной зуб. Но, видимо, там ей занесли инфекцию. После этого у нее начали гнить кости. Зрелище это было ужасное. Она обратилась с иском в суд. Мы подготовили документы. Но процесс так и не дошел до финала: неожиданно Наида забрала документы и уехала на родину. К чему такая спешка, она не объяснила.

Что ж, видимо, серьезный недуг и стал тем крючком, на который Наида подцепила Дмитрия. Но теперь уже не это главное. Важнее — и страшнее — другое: Жираф, по некоторым данным, может находиться в Волгограде. Есть версия, что он все же курировал действия Асияловой. А значит, есть все основания опасаться новых взрывов.

Теракт в автобусе в Волгограде. Хроника событий