Смерть пришла к десантникам из прошлого века

Снаряд на полигоне ВДВ мог остаться с советских времен

23.10.2013 в 18:59, просмотров: 12570

По факту подрыва на боеприпасе и гибели шести военнослужащих на полигоне Струги Красные в Псковской области возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 349 УК РФ («Нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих»), которая предусматривает лишение свободы на срок до десяти лет.

Смерть пришла к десантникам из прошлого века
фото: ODNOKLASSNIKI.RU
Погибший курсант Соловьев.

На данный момент Главным военным следственным управлением СК РФ установлено, что во вторник вечером «после проведения огневой подготовки личный состав курсантов второго взвода 11-й роты из 11 человек под руководством электрика-оператора занимались установкой мишени и подготовкой мишенного поля к стрельбе. На обратном пути следования примерно в 50 метрах от мишени произошел подрыв неустановленного боеприпаса, в результате которого погибло пятеро курсантов Рязанского высшего воздушно-десантного училища имени генерала армии В.Ф.Маргелова, а также сержант-контрактник в/ч 71231. Ранение получили еще двое военнослужащих». Их жизни ничего не угрожает.

Как объясняют военные, подрыв произошел в «условиях полной темноты» на «директрисе стрельбы БМД-4». На полигон сразу же вылетел командующий ВДВ Владимир Шаманов. «Предварительный анализ характера распространения взрывной волны, — считают военные следователи, — и образовавшиеся на месте подрыва воронки, а также типы ранений пострадавших военнослужащих указывают на то, что произошел подрыв артиллерийского боеприпаса».

Но откуда этот артиллерийский боеприпас появился на полигоне десантников?

Как выяснил «МК», ранее, в 70–80-е годы прошлого века, Стругокрасненский полигон принадлежал сухопутчикам, где они стреляли из танков и артиллерийских орудий. На КПП местного военного городка до сих пор стоит стела с названием полигона, а рядом на постаменте — артиллерийское орудие. В 1983-м полигон стал учебным центром в/ч 21804, дислоцированной в городе Луги, а в августе 1990 года был передан в состав ВДВ.

Ничего удивительного, что территория полигона напичкана тоннами всякого военного железа. В процессе выяснения, кто и как его сдавал-принимал, чистил и обезвреживал, возможно, вскроется еще масса неожиданностей, как это, например, случилось в прошлый четверг в Ростове-на-Дону. Там во время земляных работ в бывшей воинской части строители обнаружили крупную партию снарядов и мин. Военные тут же поспешили успокоить: «Они в основном учебные» (хотя слова «в основном» в данном случае сильно напрягают). Оказалось, все просто: при расформировании воинской части был придуман столь нестандартный способ утилизации этих боеприпасов — путем зарывания их в землю.

Возможно, нечто похожее было и на Стругокрасненском полигоне, а может, неразорвавшийся боеприпас был просто забыт стрелками и лежал в земле, пока осенние дожди не размыли над ним почву. Ясно одно: за чью-то халатность своими жизнями заплатили шестеро прекрасных молодых ребят.

Они в этом списке не первые и, к сожалению, не последние. На днях председатель комиссии Общественной палаты РФ по национальной безопасности, зам. председателя Общественного совета при Минобороны РФ Александр Каньшин напомнил: при бывшем министре обороны Сердюкове Главная военная прокуратура перестала информировать общество о «небоевых потерях» в силовых структурах. А перед тем как эта практика была приостановлена, за три года мирного времени в Российской армии погиб целый полк — больше 2 тысяч человек.