После ЧП с леопардом власти захотели запретить контактные зоопарки

Устав ждать принятия закона на уровне страны, столичные депутаты разработали свой проект

12.11.2018 в 18:59, просмотров: 4407

Происшествие в Московском цирке Никулина, где леопард напал на девочку, заставило вспомнить о других заведениях, где возможен контакт с животными. Если ЧП случилось в месте, где за зверьми следят особенно пристально, что же творится в печально известных контактных зоопарках, на уличных и других фотосессиях? Между тем Закон «Об ответственном обращении с животными», который должен был полностью запретить контактные зоопарки, прошел только первое чтение. Зоозащитники уже не верят, что он когда-нибудь будет принят, а московские депутаты предлагают согласовать такой же проект на уровне столицы.

После ЧП с леопардом власти захотели запретить контактные зоопарки

Зоозащитники называют несколько видов «неформальной» работы с животными. Это цирки и контактные зоопарки, уличные и студийные фотосессии со зверушками. И в каждом таком бизнесе есть место жестокому обращению с животными.

— В одном цирке тигр упал в обморок, много случаев побегов животных: страус в Казани выскочил в зрительный зал, удав уполз… Мы каждый день получаем жалобы, — рассказала «МК» президент Центра защиты прав животных «Вита» Ирина Новожилова. — Более чем в 50 странах цирки вообще запрещены!

Но если в цирке за животными хоть как-то следят, и делают это, как мы верим, профессионалы, то в контактных зоопарках дела обстоят значительно хуже. Об этих местах, где люди могут потрогать животных, писали уже не раз, в том числе в «МК». В Москве больше пятидесяти таких заведений. Зоозащитники считают, что со зверями в таких зоопарках обращаются жестоко, животные живут недолго и мучительно.

— Они не регламентируются ни одним законом, — говорит Новожилова о контактных зоопарках. — Очень опасны, потому что животные за день проходят через сотни рук, переносят патогенные микроорганизмы, кусают…

Новожилова рассказывает, что такие заведения чаще всего открываются в торговых центрах, и именно они чаще всего становятся причинами пожаров. Часто эти зоопарки представляют собой просто линолеумный пол, на который, бросив сено и солому, поместили десятки животных. Рядом — заведения общепита. Животные убегают, лезут в техническую зону с проводами, где все небезопасно.

Представьте себе ситуацию: контактный зоопарк, где помимо кенгуру и страусов появился морской котик. Мы подумали, что это шутка, выехали туда вместе с камерами. Нет! Сидит морской котик, рядом — подобие ковша с водой черного цвета. Он истошно кричит. Клетка то открыта, то закрыта, дети к нему лезут… А это очень агрессивное животное — оно даже в естественной среде проявляет агрессию к сородичам. Журналист, который подошел к открытой клетке с микрофоном, чуть не лишился кисти руки. Мы были уверены, что хозяин зоопарка будет осужден. Но нет — три года мы не можем ничего добиться. А потом он… подал в суд на нас — просил 9 миллионов за испорченное реноме. Но суд ему отказал. И я не говорю про страуса: ему вольер по пояс, один удар клювом — и у ребенка будет разбито лицо!

По словам зоозащитницы, они поставили в одном контактном зоопарке камеру и увидели следующую картину: каждые десять минут заходила семья, вытряхивала ежика из его домика, вытягивала на длину руки, чтобы сделать селфи. Ежик оказывался на высоте полуметра над столом. Иголки впивались в руку — и всякий раз животное падало и отбивало себе все органы.

Другой вид заработка на зверях — фотосессии на улицах или в студиях. Речь идет об обезьянках, голубях, совах… Обычно это явление характерно для южных городов, но есть примеры и из Москвы. Например, в этом году зоозащитники боролись с «бизнесменами», предлагающими сделать фото с неясытью на Кузнецком Мосту. Чем опасен лишь один кадр с животным? Оставим этическую сторону, хоть она и важна. Звери являются переносчиками разных болезней. Например, милые обезьянки переносят почти все человеческие болезни — такие, как туберкулез, гепатит, бешенство, тропические лихорадки. К тому же сами животные не получают должного ухода, а ночные звери вынуждены «работать» днем.

Исправить ситуацию мог бы Закон «Об ответственном обращении с животными». В июле прошлого года в него планировали внести поправки о полном запрете контактных зоопарков. Но дальше первого чтения дело не пошло. После каждой громкой истории, как, например, после пожара в «Зимней вишне», о проекте снова вспоминают.

— Если закон и примут, то это будет фикция, — считает Новожилова. — Мы за 18 лет ничего не приняли. Я причастна к семи законам — каждый раз встают какие-то препятствия. И они непреодолимы, даже несмотря на то, что Президент России после истории с хабаровскими живодерками сказал: закон надо принять экстренно!

Однако московские депутаты, устав ждать принятия закона на уровне всей страны, начали разрабатывать свой проект.

— 13 ноября будут парламентские слушания по национальному проекту «Экология», — рассказала председатель комиссии по экологической политике Мосгордумы Зоя Зотова. — Одно из направлений слушаний — биоразнообразие. Я хочу поднять вопрос о проблеме содержания и охране диких животных. И ставлю этот вопрос так: или мы у себя в Москве разрабатываем этот закон (об охране диких животных) и доводим его до конца, или мы готовим поправки в федеральный закон. Потому что требования к содержанию животных в неволе там не прописаны.

— Получается, в Москве может появиться свой закон, запрещающий контактные зоопарки?

— Как правило, мы работаем в соответствии с федеральным законодательством. Но мы два года разрабатывали свой закон, выясняли мнение москвичей по вопросам содержания животных в общественных местах, контактных зоопарках, квартирах. Я хочу договориться с федеральным законодателями: можем ли мы продвигать свой закон и выйти на принятие или готовить поправки в федеральный? Однако какие-то моменты — про те же контактные зоопарки — должны быть приняты на федеральном уровне.