Охотник за полтергейстом: "Главные странности происходят после смерти родственников"

Настоящий фильм ужасов

31.01.2019 в 16:29, просмотров: 4004

«МК» продолжает знакомить читателей с жителями Москвы в рамках проекта к 100-летию газеты «Люди города».

Георгий Федоровский более десяти лет занимается исследованиями аномальных явлений в столице и за ее пределами. С командой единомышленников они выезжают к людям, которые столкнулись с чем-то необъяснимым. Предметы обихода, которые самопроизвольно перемещаются в пространстве, привидения, странное поведение животных, непонятный шум и другое. Многое из этого можно объяснить с научной точки зрения. Но есть сюжеты, которые не вписываются ни в одно объяснение. За годы работы исследователи составили психологические портреты городских жителей, которые заявляют о встречах с полтергейстом. О том, как строится работа группы, которая фиксирует аномалии в городе, и почему это не имеет никакого отношения к тому, что показывают в фильмах, — в материале «МК».

Охотник за полтергейстом:
фото: Из личного архива
Так выглядит проведение измерений напряженности электрического поля.

«Наша работа сводится к ответу: а был ли полтергейст?»

— Вы просите не называть вас охотниками за привидениями. Почему?

— Я никогда так не представляюсь, потому что мы занимаемся исследованием паранормальных явлений. Наша группа называется «Настоящие охотники за привидениями» (НОЗП), но это скорее шутки ради.

— Что конкретно вы исследуете?

— Меня интересует феномен полтергейста и все, что с ним связано. В нашем понимании это процесс, включающий в себя ряд необъяснимых вещей: передвижение предметов, самовозгорание, появление воды и пр. И наша работа чаще всего сводится к ответу на вопрос: а действительно ли люди видели полтергейст?

— Почему именно полтергейст?

Это наиболее интересный феномен. Причем я говорю не только о физике, но и о психологии. Потому что люди, которые заявляют о встрече с полтергейстом, тоже представляют интерес.

Полтергейст — это чаще всего городской феномен. Он всегда происходит внутри помещения. Поэтому наша область — квартиры, музеи, школы, все замкнутые пространства.

— В кино мы видим, что охотники за привидениями — это такие отважные борцы с нечистью, которые приезжают и вступают с ней в схватку. Как это происходит в Москве?

— Все совсем не так. Что нам показывают на экране: у людей начинается некая аномальная активность, к ним приезжает группа исследователей, которая на протяжении 1–2 недель находится с героями. Мы такого себе не можем позволить. Во-первых, в Москве не двухэтажные дома, а квартиры. Мы там просто все не поместимся, никто нас не поселит у себя на такой долгий срок. Во-вторых, у нас проводные камеры, они лежат на полу и создают неудобства людям. Мы даже не можем закрепить камеру на стену — хозяева не разрешат нам испортить обои или мебель. Так что наша группа рассчитана на оперативный выезд.

фото: Геннадий Черкасов

— Как люди на вас выходят?

— У нас нет «горячей линии», на которую можно позвонить. Обычно мы находим сообщения на городских форумах или люди сами находят нас через Интернет или знакомых.

— Как осуществляется ваш выезд?

— По возможности мы стараемся быть на машине — это обычный автомобиль без каких-либо опознавательных знаков. У нас громоздкое оборудование — три-четыре большие сумки. Формы как таковой нет — мы надеваем обычную практичную одежду, на которой есть нашивки с нашей символикой.

— В чем заключается ваша работа на месте?

— Мы подключаем профессиональное оборудование, которое используется в экологических лабораториях. К примеру, у нас есть измерители электромагнитного излучения, с их помощью можно судить о состоянии квартиры. В домах москвичей часто хранится старая техника — телевизоры, мониторы, микроволновки и пр. Даже если эта техника выключена, она все равно будет фонить, создавать помехи. Это может вызывать чувство чужого присутствия и даже галлюцинации. Британский исследователь Вик Тенди написал об этом хорошую работу: о влиянии инфразвука на зрение. (Ученый доказал, что техника и ветер могут издавать сильный шум в инфразвуковом диапазоне и тем самым вызывать оптические иллюзии. — Авт.) Так что если человек чувствует, что ему положили руку на плечо, — не надо пугаться раньше времени, это может быть просто одна из форм галлюцинации. У нас было достаточно вызовов, связанных именно с этим. Мы собираем данные с приборов и по возможности отправляем их на дальнейший анализ в лабораторию.

— Если приборы показали, что «шалит» домашняя техника, вы скажете об этом людям?

— Конечно, если мы делаем вывод, что на человека оказывается техногенное влияние, то прямо говорим об этом. Но в большинстве случаев люди отказываются в это верить. Эти ощущения часто настолько реальные, что человек не готов их объяснить так просто.

«Если вы охотитесь за привидениями, это всегда приведет вас к краху»

— Часто поступают жалобы именно на привидения?

— Да, но большинство из них мы не спешим воспринимать всерьез. Особенно если у людей есть домашние животные. Что обычно мы слышим от людей: в ночи, краем глаза, спросонья увидел привидение. Или часть привидения — руку, ногу...

Люди периодически пытаются использовать истории о паранормальных явлениях для пиара. Провинциальные музеи, театры и культурные учреждения любят байки про привидения. Такие вещи привлекают туристов. Они звонят на телевидение и говорят, что засняли призрака на камеры. А мы видим, что это просто пыль летает. Нам тоже поступают подобные звонки. Но это не наша компетенция. Если они не засняли человека, который проходит сквозь стену, мы с дивана не поднимемся.

— Конкретный случай попытки пропиариться можете вспомнить?

— Как-то раз мы с коллегами приехали в белорусскую деревню — сотрудники школы очень складно рассказывали о встречах с привидением. Сторожа говорили, что по ночам к ним являлась молодая женщина с белыми волосами. Причем ее видели только мужчины. Эту историю связывают с местной легендой, согласно которой в стародавние времена в этой деревне жила девушка, которая страдала от несчастной любви. После смерти она якобы стала являться жителям. Мы провели все необходимые исследования и пришли к выводу, что, скорее всего, это был трюк по привлечению туристов — уж слишком хорошо история про призрак вписалась в план развития туризма, разрабатываемый местными властями.

— Получается, всегда надо быть настороже?

— Скептическая позиция — самая адекватная в нашем деле. Если вы охотитесь за инопланетянами или привидениями, это всегда приведет вас к краху. Мы ставим и другие цели. Например, социологические. Как именно в массовом сознании рождаются подобные мифы? Это очень сложный вопрос. И, конечно, он неинтересен ни государству, ни частным организациям, потому что он не несет в себе коммерческой выгоды.

— А вы сами как решаете финансовый вопрос в группе? Ваши услуги доступны обычному населению?

— Мы не зарабатываем на этом денег, это волонтерская история, чистый энтузиазм. Периодически нас пытаются благодарить — угостить конфетами, напоить чаем. Иногда предлагали деньги, мы всегда отказывались. У нас есть семьи и основная работа. Но наши исследования — это больше чем досуг, потому что мы тратим на них буквально каждую свободную минуту.

«Все проблемы люди списывают на полтергейст»

— Кто вообще в наше время обращается к исследователям паранормальных явлений, что это за люди?

— Как ни грустно это признавать, большинство городских случаев столкновения с полтергейстом маргинальны. Недавно главный психиатр Москвы говорил в интервью, что у нас очень много людей с психическими проблемами, за которыми невозможно уследить. Я с ним согласен.

фото: Из личного архива

— Можете описать среднестатистический портрет человека, который столкнулся с полтергейстом?

— В большинстве случаев это женщина старше 40, с ребенком. Она либо разведена, либо с очень напряженными отношениями в семье. Она нам звонит, мы приезжаем и видим целый ворох родственников, которые ютятся в одной квартире. Часто бывает, что все они выпивают, а она единственная, кто пытается вести нормальный образ жизни. Но социальная обстановка в семье такая, что она не может вырваться из этого круга.

Вдруг появляется то, что она называет полтергейстом. Например, ей кажется, что предметы сами передвигаются в пространстве, буквально летают по дому. Как правило, родственники сначала настроены скептически. Но постепенно они этот миф подхватывают и начинают его раскручивать. И миф вырастает до такого состояния, что абсолютно все свои проблемы они начинают списывать на полтергейст. Например, вот что я слышал на одном из вызовов: «Недавно мне позвонили в дверь, я посмотрела в глазок и увидела человека в черном. Я не стала ему открывать!» «А при чем здесь он?» — спрашиваю. «Так ведь это полтергейст пришел!» Это уже помешательство, и я, если честно, не очень понимаю, чем тема полтергейста для них так привлекательна. Гораздо проще свалить всю вину на инопланетян: они же по легенде всемогущие, с кучей технологий. Инопланетянами можно объяснить все!

— В таких случаях вы разворачиваетесь на пороге и уходите?

— Нет. Мы в любом случае приезжаем, проводим исследования и приходим к выводу, что человек нездоров или, скажем мягко, сегодня с ним не все в порядке. Как мы это понимаем? Во-первых, достаточно обычного разговора. Если ситуация глубже и сложнее, есть психологически тесты. Результаты отправляем более компетентным специалистам. Они подтверждают: в семье сложные, запутанные отношения, которые могут являться причиной для, например, электронного терроризма со стороны одного из родственников.

— Что происходит потом?

— Когда мы получаем такие результаты, мы фиксируем это в отчете и закрываем дело. Мы прощаемся с людьми и просим их звонить, если опять что-то случится. И они звонят, а мы их слушаем, выступаем в данном случае как бесплатная психологическая поддержка. Но выезжать к ним не будем.

«По квартире летали предметы — такого мы еще не видели»

— Насколько реально встретить в Москве настоящий полтергейст?

— Такие феномены — которые нельзя объяснить техногенными факторами и психологическим состоянием людей — встречаются крайне редко. Например, никакие сантехники не могут объяснить явление, когда из стены вдруг появляется вода. Стены вскрывают — а там нет труб, и подтеков никаких нет. Мы не знаем, как эта вода там появилась. Но наша цель не только обнаружить сам полтергейст, но и провести социологическое исследование этого случая.

— Но вы хоть раз сталкивались с аномалией, которую действительно нельзя объяснить ничем, кроме как потусторонней силой?

— Единственный случай в Москве, который я могу назвать аутентичным полтергейстом, был зафиксирован нами в ноябре 2016 года. Центр города, сталинский дом, приличная квартира с антикварной мебелью. В квартире живет мама с дочкой-школьницей. На странности жаловались сразу несколько человек: сама хозяйка, ее гости, домработники. Они наблюдали полеты предметов по квартире, и такого мы еще не слышали. В доме сами по себе падали стулья, вешалка, сушилка, гладильная доска, слетала с плиты сковородка. Обычно речь идет о нескольких эпизодах полетов и перемещений, здесь их было минимум пара десятков. Няня вместе с хозяйкой квартиры видела, как горшок с растением плавно поднялся в воздух и переместился с подоконника на стол. Хозяйка пригласила священника, но после его обряда активность все равно возобновилась.

— Но вы сами видели что-то из описанного? Может, записали на камеру?

— Нет, и мы не смогли зафиксировать это на видео: они отказались от съемки. Но эти люди были в полном здравии, без проблем с психикой. Я всегда ищу рациональное объяснение, и в данном случае я его не нашел. Либо люди ни с того ни с сего сошли с ума ровно на одну минуту, либо это полтергейст. Хозяйка твердила: «Нам нужно от этого избавиться. Я должна уехать по делам, и я не хочу оставлять ребенка с няней дома в таких условиях» Всё. Простой практичный запрос, который вызывает у меня доверие. Это те люди, у которых нет никаких причин нас обманывать. Чего не скажешь, например, о проблемных семьях, к которым мы выезжали неоднократно. Для них мы как минимум хорошее развлечение: приехали люди, внимание оказывают, может, еще помогут чем-то. Если у них проблемы в стиле Плюшкина, мы поможем им выкинуть мусор.

— Чем закончилась история в сталинке?

— В конце февраля 2017 года всякая активность в этой квартире сошла на нет. Часть моих коллег до сих пор считают, что все перечисленное в той квартире — проделки ребенка. Действительно, однажды при нас девочка специально уронила сушилку. Но при других случаях, описываемых очевидцами, ее или не было дома, или она сидела в другой комнате. Ребенок не человек-паук. Он не может вылезти из окна своей комнаты и забраться в другое окно, чтобы напугать близких. Может быть, она просто решила подыграть феномену.

фото: Из личного архива
Составленная группой исследователей схема квартиры в центре Москвы, где «орудовал» полтергейст.

«Первые, к кому идут люди при встрече с аномалией, — это экстрасенсы»

— С какими еще жалобами обращались к вам москвичи?

— Рассказывают о странностях после смерти родственников. За все время нашей работы я пришел к выводу, что посмертные явления на самом деле существуют. Некоторые поддаются объяснению с точки зрения психологии, но многие не были исследованы в полной мере и поэтому необъяснимы. Часто люди жалуются, что после смерти родных в течение 40 дней происходит что-то необычное, в частности, проблемы с электроникой. Изучить эти явления очень сложно — хотя бы потому, что никто не зовет нас для исследования в рамках этого периода, людям не до посторонних. Нас зовут после — а это уже поздно.

— Приведите пример.

— Совсем недавно мы исследовали такой случай на Бабушкинской. Хозяин квартиры напился, сильно поранился и умер от потери крови. Когда мы приехали, то поняли, что умирал он долго — кровью была залита вся квартира. Настоящий фильм ужасов. С нами связался сын этого человека. Он рассказал, что когда после смерти отца приехал в эту квартиру, на его глазах сам включился телевизор, а в другой комнате зажегся свет. Также соседка по подъезду рассказывала, что из пустой квартиры доносится какой-то шум, свет включается и выключается. Все это было в промежутке до 40 дней после смерти. То есть уже два человека рассказывают о каких-то странностях. Мы приехали и на неделю поставили камеры. Просмотрели и ничего подозрительного не увидели. Возможно, если бы нас вызвали раньше, нам удалось бы что-то нащупать.

К этой же категории мы относим вызовы, когда люди жалуются на изменившееся поведение животных после смерти родных. Собаки и кошки начинают странно себя вести: следить за невидимой точкой, передвигающейся по квартире, или неотрывно смотреть на кровать, где лежал покойный. Это тоже сложно поддается изучению. Нам, конечно, дадут их погладить, но проводить серию тестов никто не позволит. Мы выносим это на обсуждение, отмечаем и в отчетах, и всё.

— Я правильно поняла, что люди не спешат разыскивать вас сразу после встречи с некой аномалией?

— Да, в основном москвичи рассказывают об этом по прошествии какого-то времени: «Ой, вы знаете, у нас 10 лет назад в квартире такое творилось, летало все!» Я всегда спрашиваю: «А почему вы об этом никому не говорили, не пытались найти специалистов?» Люди живут в этом много месяцев и не говорят никому ни слова, боятся, что окружающие решат, будто они сошли с ума. Этим мы отличаемся от, например, американцев. Там почти в каждом городке есть группы при учебных заведениях, которые изучают аномальные явления. У них появляются большие сообщества по интересам.

Меня поражает, насколько высоким был интерес к паранормальному во времена СССР. Тогда существовали даже комиссии по аномальным явлениям, все это изучалось очень серьезно и финансировалось государством. В старых газетах я нашел обращение уфологов к главе местного райкома партии. Они могли себе позволить написать даже такое: «Мы требуем (!), чтобы строительство корпуса для нашей организации ускорилось!» Сегодня это все кажется нереальным.

— За время работы какие вы смогли сделать выводы о поведении людей при встречах с полтергейстом?

— Сегодня у жителей города, наблюдающих нечто паранормальное, есть возможность обратиться к трем категориям людей. Первые, к кому они идут, — это экстрасенсы. Они обещают решить любые бытовые проблемы, но за большие деньги. У вас все падает из рук, вы начали заикаться — вам кажется, что это порча, и вы идете к экстрасенсу. А идти надо к врачу или психологу.

Следующий пункт — священники и госслужбы, например, полиция. Они, конечно, проведут свои обряды, как духовные, так и бюрократические, но полтергейст — это вообще не их компетенция.

Третья категория — это мы, исследователи. До нас народ обычно не доходит. Более того, многие не доходят даже до священника, останавливаются на экстрасенсах. Обычная логика людей — пригласить кого-то, кому можно заплатить и получить гарантию. Но на самом деле никакой гарантии нет.

— Есть какой-нибудь универсальный рецепт, что нужно сделать, чтобы полтергейст ушел?

— Удивительно, но в большинстве случаев полтергейст (даже если это была фальсификация) необъяснимым образом прекращается в течение пары-тройки месяцев. От него можно избавиться и самостоятельно — во многих случаях людям помогала перестановка в квартире или ремонт. Объяснить это можно тем, что эти явления часто зависят от человека. Человек утомляется жить в этой неспокойной атмосфере, начинает себя накручивать. Перестановка помогает перейти к новому уровню жизни. Это эффект плацебо в чистом виде.

Был очень интересный случай. Деревенский дедушка жаловался, что у него поселился домовой, вызвал полицию. И ему попался хороший участковый, который сказал что-то вроде: дед, не переживай, сейчас мы его в банку поймаем. Он оставил банку в доме на ночь, утром пришел, закрыл ее и унес со словами: все, дед, домовой пойман. И странности действительно прекратились! Это отличный пример того, как полиция должна работать с такими случаями.

— В последние годы появились новые виды полтергейста, о которых вам довелось слышать или наблюдать?

— Современные люди готовы принять за полтергейст вообще все, что не могут объяснить. Нас несколько раз просили помочь устранить угрозы, которые посылаются по SMS или путем взлома почты. Однажды мы исследовали случай в городе на юге страны. Честно говоря, атмосфера в семье сразу поставила под сомнение необходимость нашего присутствия. К нам обратились две женщины: пожилая мать и ее дочь лет 50. Мать повторно вышла замуж за мужчину, профессионального спортсмена, почти вдвое моложе ее. Эти люди состояли в секте, запрещенной в России. После свадьбы молодой муж начал получать анонимные SMS и электронные письма с требованиями, чтобы он начал употреблять алкоголь. Если он не выполнял эти приказы, в доме, по их словам, начинался полтергейст: двигались столы, летали предметы. Сейчас мужчина пьет в таких масштабах, что уже должен быть в больнице. И это продолжается 9 лет. Мы приложили все усилия, чтобы доказать, что проблема не в их психическом здоровье. И не доказали. Для себя мы убедились, что в семье сложилась очень напряженная обстановка. Мы с врачом составили список рекомендаций этим людям. И что они нам сказали: «По врачам мы не пойдем». Ну и ради бога.

— Насколько сложно выстроить общение с такими людьми, чтобы не обидеть их и одновременно помочь?

— Мы не станем нагнетать негатив и обвинять людей в сумасшествии. Просто адекватно объясним, что к чему. Например, честно говорили, что человека дурят соседи, которым может быть выгодно, чтобы он съехал.

***

— Что происходит с количеством обращений — становится ли их больше?

— По сравнению с тем временем, когда мы начинали, сейчас в городе все изменилось кардинально. Я с грустью наблюдаю, что москвичи совершенно перестали сообщать о необычных вещах. Взять, например, 2013 год — это небо и земля. Тогда на любых тематических форумах стабильно размещались жалобы от населения. Раньше мы выезжали на исследования по нескольку раз в месяц. Сейчас у нас несколько выездов в год. Разочарование, конечно, есть. Теперь я не бросаюсь на каждый случай, как раньше. Если сейчас мне позвонят и скажут: «Здравствуйте, год назад я видел в моей квартире привидение», я отвечу: «Поздравляю с интересным опытом, будет что рассказать внукам». И никуда не поеду, такое мне больше не интересно. Зато мы направили силы на организацию лекций, посвященных научно-популярным темам, паранормальным и необъяснимым явлениям. Мы открыли лекторий «Необъяснимые встречи», где доступным языком рассуждаем об аномальных явления. Там выступают самые разные люди — независимые исследователи, практикующие специалисты, научные сотрудники, доктора наук, общественные деятели.

— Значит ли это, что исчез сам полтергейст?

— Я уверен, что прямо сейчас аутентичных полтергейстов происходит порядка десяти по всей стране. Но мы не можем их нащупать. Мы готовы работать и 20, и 30 лет. Может быть, однажды мы подведем итоги и скажем: мы сделали все, что могли, расходимся. Но не сейчас.