Зарегистрированный кандидат в депутаты Мосгордумы рассказала о трудностях начала кампании

Ольга Шарапова: «На собственном опыте убедилась, как непросто собирать подписи»

19.08.2019 в 19:04, просмотров: 2451

Особенность выборов в Мосгордуму 2019 года в том, что проверку сбором подписей избирателей в этом году проходят не только те, кто впервые пытается пройти в городской парламент, но и большинство действующих депутатов МГД. Это оказалось не только дополнительным подтверждением репутации нынешних депутатов (большинство из них с честью прошли испытание), но и неоценимым жизненным опытом для многих из них — ранее они не занимались сбором подписей, так как шли по партийным спискам. В числе таких депутатов — Ольга Шарапова, главный врач городской клинической больницы №64 имени Виноградова. В интервью «МК» она рассказала о том, чего стоила ей и ее штабу успешно проведенная подписная кампания.

Зарегистрированный кандидат в депутаты Мосгордумы рассказала о трудностях начала кампании
Фото: duma.mos.ru

— Сбор подписей дался нам очень сложно. Во-первых, нужно было собрать более 6000 подписей. Мы собирали в пикетах, ходили по квартирам. При этом в пикетах мы собрали примерно 1500 подписей, по квартирам всю остальную часть.

— Что сложнее — собирать подписи в пикетах или по квартирам?

— Ходить по квартирам, когда нам открывают дверь только в 10–20% случаев, — сложно. Я знаю это на собственном опыте — сама ходила по квартирам и стояла в пикетах после работы и по выходным. Кроме подписей собирала и так называемые наказы.

— Когда ваш штаб начал работу?

— Мы начали за полтора месяца до моего выдвижения. Начали работать с волонтерами, подбирать их — не все волонтеры подходили. Мы работали с психологами на отборе волонтеров: они должны быть коммуникабельными, хорошо разговаривать с людьми. Волонтеры у нас разных возрастов, обычно студенты, но были и постарше. Всего было 120 человек изначально, из них студентов около 80%, остальные люди разных возрастов. Была и отработанная нашими политтехнологами тактика: мы четко понимали, кто где стоит, куда идут, что говорят.

— А проверка подписей — как вы ее организовали?

— Было два основных этапа проверки. Первый фильтр — когда мы сами смотрели подписные листы вместе с волонтерами, которые собирали подписи. И утверждали или не утверждали их. Далее мы отдавали получившиеся листы юристам — группе сильных профессионалов, которые регулярно работают на этих кампаниях. Они — обычно по ночам — еще раз изучали подписи. Очень много подписей, особенно собранных в первый период, приходилось браковать. Мы злились, ругались, я говорила, что сама лично собирала эти подписи. Но мне спокойно отвечали: «а вот там неправильно указан номер паспорта» или «недописана цифра». Они проверяли подписи по нескольким базам. Гигантская работа.

— А окружная комиссия забраковала вам что-либо?

— Мы собрали более 6000 подписей, а сдали в комиссию 4787 с учетом количества избирателей в нашем 36‑м округе. А далее часть подписей была забракована, и я очень сильно внутренне переживала, хотела все бросить, невозможно устала. Сил не было даже шуметь и доказывать, потому что в течение месяца мы просто измотались с волонтерами от и до. Если мне после этого кто-то скажет, что мне подыгрывали и что я провластный кандидат, — ну бог им судья, на каждый роток не накинешь платок, как говорила моя бабушка. А нас в самом начале предупреждали, что проверка будет очень жесткой. Так и вышло — мне не удалось отстоять даже тех избирателей, подписи которых я собирала лично. Очень странное ощущение, когда тебе говорят, что этих людей не существует, а ты их реально знаешь и видела.

Что могу сказать: получился настоящий экзамен жизни. Я сама преподаватель, принимаю экзамены у студентов 4–6‑го курса, но лучше выучить предмет и сдать экзамен, чем сдать подписи в ТИК. Самый счастливый день моей жизни — даже не рождение детей, а когда мне дали удостоверение. 3 июля я уже сдала подписи, а 12 июля мне вручили удостоверение.