Похороны в карантине: на московских кладбищах изменилась обстановка

Люди прощаются с близкими в масках

Эпидемия коронавируса изменила многие привычные вещи, даже обряд прощания с усопшими. Пока москвичам пришлось отказаться только от проведения поминок в кафе и столовых, но в некоторых регионах власти уже запретили присутствие в ритуальных залах более 10 человек одновременно и ограничили посещение кладбищ. Мы побывали на Бутовском и Ваганьковском кладбищах, чтобы выяснить, как москвичам приходится проводить похороны в напряженной эпидемиологической обстановке.

Люди прощаются с близкими в масках

Бутовское кладбище — одно из немногих открытых для новых захоронений, где москвичи все еще могут получить бесплатный участок. Работа идет в обычном режиме: в полдень пятницы ритуальные «Газели» заезжают на территорию почти каждые полчаса. Вход в административные здания ограничен — внутрь помещений пускают только тех, кто отвечает за захоронения. Находиться внутри больше 20 минут запрещено.

На всей территории работают всего две лавки с цветами и ритуальными принадлежностями. Продавцы в перчатках и масках, правда, последних выдали всего две на человека

- Выдали две маски, мы их обрабатываем спиртом, просушиваем и снова надеваем. Делать нечего. Но здесь и нет скоплений людей, близко ни с кем не контактируем, - жалуется женщина, торгующая цветами.

Покупателей, действительно, немного. Похоронные процессии приезжают со своими цветами и венками, а людей, желающих навестить могилы близких, в эти дни почти нет.

- Запретов никаких нет, людей никто не выгоняет, поясняет сотрудница кладбища, но все меняется каждый день. Могут и запретить вход на Пасху и Красную горку. Погребения-то отменить нельзя, куда вы денете тело? А ходить толпами в праздники… Я бы и сама не пошла, зачем лезть в скопление людей? Мы, конечно, товар к Пасхе закупили, но готовы к тому, что никого не будет. И это правильно.

Сотрудники полагают, что народ потянется приводить в порядок могилы родных ближе к Пасхальным праздникам и настоятельно советуют этого не делать. Никто не хочет разворачивать людей у входа на кладбище и провоцировать скандалы.

- Лучше уж или сейчас приехать, пока вход не ограничили, либо уже когда все это закончится, - советует сотрудница.

В небольшой церквушке в обычном режиме идут отпевания покойных. Правда, в крохотную комнату могут поместиться всего несколько людей, желающих проститься. Из церкви время от времени выходят родственники покойных — почти все в масках.

Синие пятна масок на лицах людей повсюду — и в больших процессиях, где вокруг покойного собралось за полсотни родных (пока нет официального запрета на такие массовые похороны, это лишь рекомендация), и даже у посетителей-одиночек.  

- Теперь приходить на похороны можно только в масках? - спрашиваю я у работников кладбища.

- Строгих правил нет. Но люди сами понимают, что без этого нельзя. Мы масок никому не выдаем, все сами приезжают в защитной экипировке.

В масках, как ни странно, в основном люди молодые и среднего возраста. Две пожилые женщины выходят из «Газели» со спущенными на подбородок масками. Напомнить им о средствах защиты в такой момент, кажется, никто не решается. Несколько масок упали и начали утопать в рыхлом песке из свежевскопанных могил.

Большая семья прощается с совсем молодым парнем. Несколько пожилых женщин заходятся в рыданиях, их постоянно успокаивают стоящие рядом мужчины. Если необходимость носить маску люди приняли достаточно спокойно, то выдерживать дистанцию в полтора метра и отказываться от возможности обнять и утешить близких никто не собирается. Вряд ли найдется кто-то, желающий осудить людей в такой час.

- Много ли пожилых приезжают сейчас на похороны, - интересуюсь я у водителя катафалка, - они же наиболее подвержены риску сейчас...

- А как вы мать на кладбище не пустите? - раздраженно интересуется тот и показывает на плачущих женщин у гроба неподалеку.

Могильщики практически все трудятся без масок: копать землю в них тяжело, да и никто не выдает масок в достаточном на весь день количестве.

- Извините, вы с кем-то прощаетесь сегодня? - спрашиваю я у мужчин, стоящих у небольшого автобуса у ворот кладбища.

- Да, уже простились, - тихо отвечает мой собеседник.

- Нет ли у ритуальных компаний, водителей каких-то ограничений по количеству присутствующих?

- Нет, у нас никаких не было. И мы никого не ограничивали — каждый сейчас сам за себя отвечает.

Неподалеку за гробом идут всего три человека. Вирус ни при чем — приезжать никому не запрещали.

- Кто хочет проститься, тот придет. А почему кого-то нет — из-за вируса, или других дел — я не спрашиваю. Иногородние боятся ехать — многие города сейчас закрывают, неразбериха со штрафами за выход из дома, скорее, из-за этого кто-то не поедет.

Оставшись без возможности устроить поминки в кафе и ресторанах, от самого ритуала москвичи не отказываются. Сразу за воротами кладбища у нескольких машин только что похоронившие близких разливают водку по пластиковым стаканам. Правда, никаких закусок на капоте нет — нормальные поминки все проведут дома, сейчас только традиционные сто грамм.

На Ваганьковском кладбище, где похороны случаются нечасто, сейчас совсем нет посетителей. В основном сюда заходили посмотреть на могилы известных людей — здесь покоятся поэты, музыканты, артисты. Но с закрытием экскурсионного бюро и введением режима самоизоляции не стало ни туристов, ни праздных гуляк. Лавки с цветами и венками затянуты черной клеенкой — сейчас и спроса на них нет.

- Даже в родительскую субботу почти не было людей, - рассказывает сотрудник кладбища, - те, кто совсем рядом живут, еще заходят, других и нет.

Об ограничениях для посещения кладбищ здесь пока ничего не слышали, но если московские власти выпустят такое распоряжение — территорию закроют.

Кого можно встретить в карантин на столичных кладбищах: фотоинтрига

Кого можно встретить в карантин на столичных кладбищах: фотоинтрига

Смотрите фотогалерею по теме

Однако и без всяких запретов, помимо сотрудников кладбища, я встретила только одну женщину — она уверенным шагом проследовала к знакомой могиле со скромным букетом белых роз в руках.

Сюжет:

Пандемия коронавируса