Вожди в яйце: какую замену искали мавзолею на Красной площади

67 лет назад вместо здесь планировали построить грандиозный Пантеон

Мавзолей на Красной площади - одно из самых «резонансных» мест столицы. Уже неоднократно это сооружение становилось объектом жарких обсуждений и самых фантастических предложений. Только что отгремел очередной «заход» на «мавзолейную тему»: был объявлен и затем скоропостижно аннулирован конкурс на ре-использование ленинской усыпальницы. А вот в середине прошлого века подобный конкурс все-таки организовали, и его участники отметились удивительными предложениями.

67 лет назад вместо здесь планировали построить грандиозный Пантеон

Нынешняя инициатива Союза архитекторов России изначально выглядела вроде бы вполне утилитарно. Руководство объединения отечественных зодчих озаботилось вопросом, в каком качестве можно было бы использовать мавзолей в случае, если из него все-таки решат вынести тело Ленина.

Однако попытка пробудить интерес архитекторов к данной гипотетической проблеме моментально обернулась шумным скандалом. «Красная» сторона во главе с коммунистами заподозрила инициаторов идеи в покушении на главную реликвию сторонников советского строя и обрушила на возмутителей спокойствия вал возмущенных писем и обращений. В такой ситуации руководители Союза архитекторов сочли за лучшее дезавуировать предыдущее свое решение и столь провокационный конкурс вовсе не проводить.

Мавзолейные страсти-2020 в итоге бушевали всего-то пару дней. Совсем иначе, куда более масштабно, развивались события вокруг усыпальницы Ильича 67 лет назад — в 1953-м.

Тогда, после смерти Сталина очень остро встал вопрос о подобающем по торжественности захоронении советских вождей №1 и №2.

Судя по всему, при жизни Иосифа Виссарионовича о такой проблеме не задумывались и тем более не заикались: обсуждать похороны еще живого «хозяина» - это ж подрасстрельное дело. Ситуация в корне поменялась после случившегося 5 марта 1953-го. «Осиротевшие» обитатели кремлевских кабинетов сразу же спохватились: в мавзолее для двух саркофагов места маловато, такой некрополь будет выглядеть тесным и непрезентабельным. А потому нужно придумать какую-то замену чудо-пирамиде, построенной на Красной площади по проекту архитектора Щусева.

Откладывать дело в долгий ящик не стали. Уже на следующий день после смерти Генералиссимуса, 6 марта 1953 года был подписан директивный документ.

«Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР О сооружении Пантеона — памятника вечной славы великих людей Советской страны.

...В целях увековечения памяти великих вождей Владимира Ильича Ленина и Иосифа Виссарионовича Сталина, а также выдающихся деятелей Коммунистической партии и Советского государства, захороненных на Красной площади у Кремлевской стены, соорудить в Москве монументальное здание — Пантеон — памятник вечной славы великих людей Советской страны.

По окончании сооружения Пантеона перенести в него саркофаг с телом В. И. Ленина и саркофаг с телом И. В. Сталина, а также останки выдающихся деятелей Коммунистической партии и Советского государства, захороненных у Кремлевской стены, и открыть доступ в Пантеон для широких масс трудящихся».

Как видим, соратники «отца народов» проявили тогда дальновидность. Раз СССР суждено существовать в веках, то, значит, руководить страной будут многие поколения вождей - выдающихся коммунистов. Все они после смерти заслуживают подобающего по торжественности и престижности места захоронения. Но куда же помещать эти почитаемые останки? Ведь на «кремлевском погосте» под Сенатской башней места не так много, да и стена, в которой замуровывают урны с прахом, тоже имеет очень ограниченную длину.

Значит, нужно осуществить кардинальную «реновацию» - перенести все главные захоронения в другое место. Бывавшие за границей партийные руководители сообразили: лучшего варианта, чем увиденные ими в Париже и в Риме  Пантеоны, не придумаешь! А «намоленный» уже мавзолей, который признан одним из шедевров советского зодчества, пусть останется на Красной площади выполнять роль трибуны для руководителей страны во время традиционных парадов и праздничных демонстраций.

Предварительно были предложены несколько мест для сооружения московского Пантеона вождей. Одно из них — на Софийской набережной, прямо напротив Кремля за Москвой-рекой. Другое — многострадальная  «макушка» Воробьевых (Ленинских) гор. Позднее именно этот вариант был утвержден специальным решением Исполкома Моссовета. В документе даже уточнялось, что Пантеон должен возводиться  в 3,5 км южнее высотного здания МГУ.

Вслед за появившимся 6 марта Постановлением, той же весной 1953-го был объявлен открытый конкурс на лучший проект грандиозной усыпальницы.

За последующие несколько месяцев в центральные органы власти поступили десятки предложений. Причем, не только от профессиональных архитекторов, но и от простых граждан. Часть из них сохранились в музейных фондах. В свое время эти артефакты даже демонстрировались на выставке. Увиденное там произвело на корреспондента «МК» сильное впечатление.

Во многих работах, предложенных маститыми зодчими, явно просматривается сходство будущего Пантеона с их же конкурсными проектами так и не построенного Дворца Советов. Конечно, эти профессиональные разработки смотрятся основательно, однако куда «эксклюзивнее» выглядят варианты, предложенные далекими от архитектуры людьми, которые, тем не менее, загорелись патриотической идеей создать советский чудо-мемориал.

Один из самодеятельных конкурсантов предложил построить Пантеон в виде огромного яйца, поставленного «на попа» и оформленного снаружи в стиле индийских храмов. Другой соискатель успеха нагромоздил в своем эскизе целый лес островерхих башен… Учитель черчения В. Железняк направил описание придуманной им архитектурной конструкции напрямую в канцелярию генсека Хрущова. В этом послании указаны формы и их символическое значение. - На огромной квадратной площадке, «символизирующей четыре стороны света», возвышается цоколь пятигранной формы (по числу частей света). Над цоколем поднимается 60-гранный корпус - «символ народностей 60-ти национальностей, составляющих СССР». Вместо купола этот корпус венчает огромный глобус, на котором ярко выделена территория Советского Союза. На главном фасаде Пантеона — шесть полуколонн, «символизирующих 6 союзных республик, составлявших СССР на заре его существования». Эти полуколонны подпирают мощную каменную плиту с надписью «Ленин — Сталин» и барельефами  вождей. 

Пожалуй, по своему «вопиющему» своеобразию работы всех остальных участников затмил проект, присланный неким слесарем. Собственно говоря, это даже не проект, а лишь эскиз, старательно и не очень умело нарисованный работягой на листке из обычной школьной тетради. Зато какой! Слесарь придумал установить две исполинские фигуры — Ленина и Сталина. Два великих вождя стоят, взявшись за руки, и призывно указывают свободными руками вперед - «в светлое будущее».  А в боках этих скульптур сделано множество углублений для урн с прахом «заслуженных людей Страны Советов». Судя по перспективам, через некоторое время одежда монументальных Ильича и Виссарионовича оказалась бы сплошь покрыта «заплатками» мемориальных плит, закрывающих эти ниши.

Подобная предусмотрительность — забота о захоронении ныне здравствующих и даже будущих поколений великих граждан СССР, встречается и в других конкурсных проектах. Судя по всему, советские люди уже твердо усвоили тогда идею об обязательной мумификации каждого очередного усопшего «вождя страны». А значит, места должно хватить для всех! 

Довелось слышать, что один из простых трудяг, по простоте душевной решивший поучаствовать в конкурсе, дал конкретное пояснение к своему рисунку. Мол, здесь, по соседству с Лениным и Сталиным, я предусмотрел площадку для саркофага с забальзамированным телом нашего великого вождя и верного сталинца Никиты Сергеевича Хрущева... За столь трогательную заботу о живом и здоровом лидере страны этого бедолагу, якобы, быстренько «взяли в разработку» органы госбезопасности.

Столь бурно начавшаяся эпопея с созданием Пантеона вождей по прошествии времени сошла на нет. Забальзамированное тело Сталина все-таки вполне благополучно разместили в щусевском мавзолее, превратив его в «коммуналку». Новые вожди о смерти своей думать явно не желали... В итоге упоминания о проекте «Народ — вождям» из газет и журналов вовсе исчезли. Этот факт с явным одобрением отметил известный советский поэт Твардовский. В своей дневниковой записи, датированной 23 апреля 1955-го, Александр Трифонович упомянул, что пресловутый Пантеон «как будто канул в забвение среди насущных дел».

А еще год спустя грянул ХХ съезд, с его осуждением «культа личности». Потом последовал вынос мумии Сталина из мавзолея… Какой уж тут пантеон?!