В Москве массово переименовывают станции: феминисткам захотелось женских названий

Может ли Маяковский уступить место на схеме метро своей возлюбленной

В Москве к первому дню календарной весны вдруг подоспело обострение «топонимической лихорадки». Одна за другой поступают новости, касающиеся наименований и переименований станций столичного метро и железных дорог.

Может ли Маяковский уступить место на схеме метро своей возлюбленной

Информация о грядущей смене табличек на трех станциях Московской железной дороги, расположенных в черте города, появилась в сообщениях пресс-службы АО «Центральная ППК».

«Станция Коломенское Павелецкого направления и Тушино Рижского будут носить названия Варшавская и Тушинская, – они находятся рядом с одноименными станциями метро. Станцию Перово Казанского направления переименуют в Чухлинку, поскольку она расположена рядом со станцией Горьковского направления, носящей такое же название».

По сообщениям пресс-службы, использование этих новых наименований начнется с 25 марта: «ЦППК просит пассажиров учитывать эту информацию при планировании поездок, – новые названия будут отражаться в актуальном расписании на сайте, мобильном приложении ЦППК и на бланках проездных документов».

Топонимические новости этим однако не исчерпываются. На днях появилась информация об инициативе феминисток, которые выступили с предложением чаще называть станции столичного и питерского метрополитена женскими именами.

Судя по сообщениям, авторы (или, может быть, правильнее – авторицы?) идеи, обнародовав ее незадолго до Международного женского дня, даже предлагают подумать о переименовании некоторых уже существующих станций.

Разработчицы креативного проекта уверены, что в истории России было достаточно много ярких женщин в разных сферах науки, культуры и общественной жизни, поэтому свое предложение они считают весьма актуальным. Активистки защиты женского равноправия даже провели флешмоб. Они показали, как бы могли называться станции столичного сабвэя: например, «Бауманскую» можно превратить в «Крупскую», напомнив о незабвенной супруге и соратнице Ильича, а «Тимирязевскую» сделать «Ковалевской» - в честь знаменитой российской женщины-математика Софьи Ковалевской.

На идею, выдвинутую феминистками, откликнулась председатель Молодежной палаты Красносельского района Ксения Мынкина. В своем комментарии этой новости для телеканала она предложила давать женские наименования для строящихся станций метро, но не менять существующие.

Свое мнение высказали и некоторые представители сильного пола. Например, депутат Государственной думы Виталий Милонов в интервью столичному телеканалу прокомментировал это предложение так: «Плохие станции метро меняйте на какие хотите. На женские? Пусть будет на женские. Я бы переименовал «Войковскую»…» А один из краеведов, отметив, что некоторым станциям метро смена названия не повредит, даже предложил (в шутку или всерьез?) свой вариант конкретного переименования знаменитого «продземного дворца» в московской «подземке». Мол, можно обозначить станцию «Маяковская» именем знаменитой «музы» этого поэта - Лили Брик.

Специалист-историк в области топонимики Аркадий Дымовский, комментируя для «МК» подобные новаторские предложения, предостерег от слишком радикальных экспериментах в данной области:

«Уже давно сложилась вполне правильная и полезная на практике традиция, когда станциям метрополитена или железнодорожным остановочным пунктам дают имена, по той местности, где они расположены, или по названиям проходящих вблизи улиц, проспектов… Это помогает пассажирам не заблудиться, не запутаться. Так что при предлагаемом переименовании какой-то ныне действующей станции «подземки» в честь женщины, вероятно, будет правильным тогда уж синхронно переименовывать таким же образом и одну из прилегающих к ней улиц. То есть в случае с гипотетической заменой «Маяковской» на «Имени Лили Брик» давайте переименуем, например, расположенный рядом Оружейный переулок и тоже назовем его в честь этой неординарной женщины – возлюбленной известного поэта.

Еще в подобных случаях, даже при условии желания максимально оптимизировать логику названий станций и удобство использования этих названий для ориентирования пассажиров, нельзя упускать из вида историко-культурную составляющую. Вот, скажем, не так давно на Горьковском направлении был переименован остановочный пункт – вместо Карачарово стала Нижегородская. С одной стороны вроде бы логично. Теперь эта остановка стала «тезкой» расположенной рядом станции Московского центрального кольца, и это помогает гражданам сориентироваться при пересадке. Однако нужно ведь помнить, что прежнее-то название уже получило «прописку» в классике отечественной литературы: Карачарово увековечено в знаменитом произведении Венедикта Ерофеева «Москва – Петушки». И как тут быть? Соответствующую мемориальную табличку на стене станционной разместить? Во всех изданиях ерофеевского бестселлера добавлять примечание: «Карачарово – ныне Нижегорордская»?..

Нечто подобное, кстати, уже происходило много лет назад, когда станцию Обираловка, увековеченную Львом Толстым как место гибели Анны Карениной, переименовали в Железнодорожную. Теперь тем, кто читает роман великого русского классика, приходится покопаться в спрвочных ресурсах, чтобы выяснить, где же конкретно оборвалась жизнь главной героини произведения».