Воробьева горы

Врио губернатора Московской области: «Все, чего требуют люди в Подмосковье, это понятные вещи и знакомые проблемы. Их отлично видно из моего окна»

03.03.2013 в 18:49, просмотров: 6887

Пятница, конец рабочей недели и канун Дня защитника Отечества. Предпраздничное настроение ощущается даже в строгой атмосфере аппарата правительства Московской области. Вот и глава Подмосковья Андрей Воробьев, к которому мы спешим на интервью, встречает нас без пиджака. «Не возражаете? — кивает на свой внешний вид и добавляет: — Обещаю, раз у нас интервью «без галстука», будем говорить предельно откровенно».

Воробьева горы
фото: Михаил Ковалев

С террасы губернаторского кабинета на 16-м этаже открывается потрясающая панорама на Москву-реку и ближнее Подмосковье. Пока фотограф выбирает лучший ракурс, один из журналистов «МК» признается, что живет в районе Павшинской поймы. Андрей Воробьев сразу мрачнеет: «Этот микрорайон — дежурный пример того, как мы строить больше не будем». Второй корреспондент не выдерживает и тоже добавляет свою ложку дегтя: «А вот тот лес видите? Это рядом с деревней Сабурово в Красногорском районе. Местные власти пытаются его вырубить и построить коттеджи, хотя жители категорически против». Воробьев тут же реагирует: «Передайте документы, будем разбираться». Так спонтанно началось интервью Андрея Воробьева нашей газете.

Смотрите фоторепортаж по теме: Воробьева горы
11 фото

— Вы сразу наступили на «губернаторскую мозоль»! Балашиха и Павшино — густонаселенные территории со слабой инфраструктурой — социальной и транспортной. Будем искать путь комфортного развития. В Балашихе люди жаловались мне, что жилья в городе построили несколько миллионов квадратных метров, но шоссе там как было «4 метра шириной», так и осталось. Я слышал и другие слова: «Ни школы, ни детского сада, ни работы у нас здесь нет, поэтому ездим в Москву и каждый день совершаем транспортный подвиг». Особенно хорошо это понимают те, кто выезжает на трассу задним ходом и пятится километр-другой. Сразу вспоминается анекдот про то, что только в России тебе могут «въехать в зад», когда ты «несешься» по встречной полосе. В общем, ситуация и с транспортом, и с застройкой в городе критическая. Я уже объявил мораторий на коммерческую застройку в Балашихе, принято решение составить план-график развития социальной инфраструктуры. Меня не удивляет, что главный архитектор города написал заявление об уходе.

На все это нужны деньги, а бюджет области не резиновый. Поэтому, чтобы развиваться, нам нужно увеличивать доходы и в конечном счете увеличить бюджет до триллиона рублей.

— Мэр Москвы может уволить любого префекта, а вы можете уволить плохого руководителя района?

— Нет, но этого и не нужно, ведь самоуправление — это одно из достижений демократии, и оно независимо. В Подмосковье каждый занят своим делом: я — стратегическим развитием региона, а глава муниципалитета — проблемами своего района, города или поселка. И если кто-то не справляется, за него в следующий раз просто не проголосуют. Очень действенный стимул, чтобы не быть временщиком! В своем Послании Президент России высказался за развитие институтов демократии, я считаю — это правильно, и надеюсь, что со временем граждане смогут активнее участвовать в жизни своей территории, страны и предлагать свои инициативы. Может быть, и законодательные.

— А если муниципалы убеждений не понимают и не идут на контакт — может, следует ограничить их власть, которая сегодня практически безгранична, да и что там говорить — бесконтрольна? Народ поддержит.

— Отношения с главами в большинстве случаев складываются на основе взаимоуважения и партнерства. А контроль есть, не сомневайтесь! Он реализуется Счетной палатой и правоохранительными органами. Но самое главное — жители! Их голос в Московской области слышат. Признанные лидеры мнения работают у нас в 71-й Общественной палате, а «активисты» реализуют себя в общественных организациях и разнообразных советах. В Видном, например, Тимоховский овраг спасли благодаря именно таким людям.

Что же касается полномочий, Бюджетный кодекс очень четко определяет компетенцию всех уровней власти.

— Что же все-таки может сделать губернатор?

— Губернатор — это глава региона, результатам его работы дают оценку и люди, и руководство страны.

Он обязан сформировать команду, которая будет эффективна в решении региональных и муниципальных задач. Важно, что полноправным членом этой команды сегодня все чаще выступает общество. За примерами далеко ходить не надо: в Жуковском жители долго были недовольны деятельностью главы, в результате был образован общественный совет. Мы, правительство области, изучив ситуацию, пришли к выводу, что недовольство жителей оправданно. В ходе моей встречи с мэром Жуковского я донес до него позицию жителей, и он подал в отставку.

Власть должна работать для людей, и очень важно, чтобы это подтверждалось на практике. Для этого при губернаторе и создаются различные советы — лесной, по вопросам дольщиков, по детскому здравоохранению, градостроительный и другие.

— Да, люди — это поддержка на выборах, а застройщики — это деньги. Выходит — интересы разные?

— Деньги нам нужны для того, чтобы заботиться о жителях. Некоторые предприниматели хоть и ведут себя до сих пор как временщики, большинство давно усвоило: репутация дороже всего! Нельзя зарабатывать на том, чтобы кому-то становилось хуже.

Проблему «временщиков» решить просто — для этого нужны единые правила игры. Я знаю, о чем говорю, ведь сам был бизнесменом и построил с нуля завод в Ногинске. Поверьте, никому из предпринимателей не хочется, чтобы ребенок подошел и спросил: «Папа, а почему о тебе так плохо отзываются люди?»

Я верю в сотрудничество и готов оказывать предпринимателям поддержку.

— Одним из ваших соперников на губернаторских выборах может стать Геннадий Гудков. Какие у вас отношения, вы были и в одной фракции, и в разных фракциях. Потом вы инициировали его уход из Госдумы.

— У меня нет с ним никаких особых отношений. Мы знакомы в прошлом как коллеги по цеху и только.

— Протестное движение в Подмосковье действительно большое. Оно не политизировано, как в Москве, люди протестуют против элементарных бытовых вещей: против сверхплотной и точечной застройки, вырубки лесов, против несанкционированного вывоза мусора. Судя по вашим многочисленным рабочим поездкам, вы пытаетесь соединить протестное движение и административный ресурс?

— Раздраженность и протестные настроения среди жителей Московской области очень сильны. Но это не протест ради протеста или политики. Все, чего требуют люди в Подмосковье, это понятные вещи и знакомые проблемы. Их, повторюсь, отлично видно из моего окна — Павшинская пойма совсем рядом. Добавьте еще отсутствие рабочих мест в этих 40- или 50-тысячниках — вот вам и комплект острейших проблем. Я вынужден констатировать, к сожалению, что Подмосковье долгое время развивалось не в интересах человека.

Мы должны многое исправить. Поэтому в Балашихе, пообщавшись с жестко настроенными жителями, я предложил ввести запрет на строительство в городе коммерческого жилья. И сосредоточиться только на создании того, чем до сих пор застройщики не занимались: детских садов, поликлиник, парков, дорог и безопасных перронов. Такое впечатление, что часто в Балашихе заботились не о людях, а строили дома для каких-то бездушных существ из другой галактики. Будем вместе исправлять ситуацию.

— Вы действительно приняли беспрецедентную программу по строительству социальных объектов на ближайшие годы. Насколько реально ее выполнение?

— Ближайшие три года мы будем строить по 85 детских садов, на это в бюджете заложено 20 миллиардов. Такого в области еще не было, и у нас есть понимание по каждой территории. Например, в Можайском районе в 2013 году сдадут два садика. В самом городе — на улице Полосухина, а в поселке Уваровка на улице Урицкого. В одном будет 220 мест, а в другом — 60. Еще два детских садика построим в Мытищинском районе.

То же самое касается спортивных сооружений — например, в микрорайоне Заветы Ильича в городе Пушкино мы построим спорткомплекс с бассейном.

Есть и другая проблема — перинатальные центры. Их нужно семь, а у нас есть только один. В этом году построим три — в Коломне, Щелкове и Наро-Фоминске. Каждый из них стоит 3 млрд рублей.

За счет чего мы это сделаем? Нас поддержал Президент России, и есть понимание в правительстве. Но и от нас зависит очень многое — будем наполнять бюджет и приглашать новых инвесторов.

— То есть вы хотите предложить инвесторам готовые площадки с оформленными документами, без откатов и с подключенными коммуникациями?

— 15 марта я пригласил на деловой завтрак ведущих российских бизнесменов. Будут иностранцы и представители бизнес-организаций. Лозунгом «Добро пожаловать в Московскую область!» мы не отделаемся. С бизнесом будем говорить конкретно: сколько гектаров земли готовы дать, что будет с электричеством и газом.

Будем предлагать и готовые площадки, и greenfield. Мы заинтересованы в приходе инвесторов и готовы обсуждать с ними детали. Если мы будем чаще встречаться, у нас появится шанс стать богатым регионом, дать людям работу и сделать жизнь в области комфортной.

— Вы часто сетуете, что область используют все кому не лень. Например, вы упомянули, что многие компании работают в Подмосковье, а налоги платят в других регионах. Ваши слова уже услышали, кто-нибудь из крупных инвесторов согласился на перерегистрацию своих активов в области?

— Да, процесс пошел. Есть договоренность с рядом серьезных банков, что их филиалы будут зарегистрированы в Подмосковье, с крупными строительными компаниями — тоже. Мы не блефуем, и если что-то говорим, это должно отразиться в цифрах.

— А с Москвой как складываются ваши отношения — например, по такой животрепещущей теме, как вывоз мусора, утилизация отходов?

— Последние годы область потихонечку превращается в свалку. Природа Подмосковья ежегодно получает отравление 10 миллионами тонн мусора, из которого примерно половину «производит» Москва.

В регионе 39 мусорных полигонов, 24 мы закроем уже в этом году. Вывозом мусора занимаются более 1000 компаний, но эта отрасль — непрозрачна. На машины-перевозчики нам нужно установить приборы ГЛОНАСС, а вместо полигонов построить перерабатывающие заводы. Сейчас у нас нет ни одного. Каждый владелец квартиры за вывоз мусора платит в среднем 90 рублей в месяц, но куда идут эти деньги, мы толком не знаем.

Нам нужно научиться работать с отходами так, как это делают в цивилизованных странах: наладить вывоз, сортировку, переработку и захоронение. Если мы сделаем это, владельцам жилья, может, и придется платить больше, зато экология станет лучше, а воздух — чище.

— Трения между Москвой и областью были всегда...

— С Москвой мы — единый столичный регион… С мэром столицы Сергеем Собяниным мы проговариваем все важные детали и поддерживаем партнерские отношения.

— Кроме мусора, какие еще конфликты интересов существуют между Москвой и областью?

— Конфликтов у нас нет, а есть важные вопросы. 1 марта в силу вступило ограничение для движения по МКАД грузовиков, и это один из таких вопросов.

Люди хотят знать, что и как будет. Мы стараемся объяснить. 1 марта я сам выезжал в область, встречался с водителями и дальнобойщиками.

На МКАД можно попасть только через Подмосковье. А значит — мы должны строить стоянки, развивать инфраструктуру и информировать участников движения.

Сейчас уже начаты проектные работы по строительству ЦКАД, и все, что нам нужно сегодня, — это время и понимание со стороны общества.

— Совместные транспортные проекты решаются на условиях софинансирования?

— Трехсторонняя комиссия с участием представителей Федерации, Москвы и области принимает основные решения и планирует бюджетные расходы. Хотя, например, для строительства стоянок мы привлекаем и частных инвесторов. Интерес у них есть: дальнобойщик будет платить за постой, за туалет, за душ. Но как это скажется на бизнесе перевозок? Этот сложный вопрос мы будем решать вместе с Москвой и Минтрансом.

Кстати, уже сейчас запущена интерактивная карта стоянок для грузовиков: http://cbddmo.ru/spec_stoyanki/#big.

Запланирована реализация более 30 проектов новых логистических центров.

— В этом трехстороннем соглашении зона ответственности Московской области в чем заключается?

— Московская область — это земля и инфраструктура. Осуществить землеотвод сейчас крайне сложно, это требует времени. Пока суд да дело, проекты нередко устаревают.

Мы надеемся, что решение этой проблемы не за горами — в Госдуме сейчас находится законопроект, упрощающий процедуру изъятия земель под госнужды. Если он будет принят, то сроки строительства ЦКАДа могут сократиться. То же самое касается хордовых дорог. Здесь мы будем учитывать мнение людей и соизмерять его с нуждами всего региона.

— Даже элитные поселки порой выглядят не лучшим образом…

— Согласен. Часто там, где мы живем, нет архитектурной гармонии. Нам необходимо этому научиться — это вопрос культуры.

— А нет желания заложить в Подмосковье образцово-показательный город?

— Я не располагаю такими ресурсами, как Петр I, который, по легенде, ткнул пальцем в карту и построил Питер. Если я так сделаю, то рискую попасть в лес, который запрещено вырубать, или на федеральную трассу. И что потом? Лучше уж мы будем развивать то, что есть. Так, нам предложили интересный проект в Химках: пяти- или шестиэтажная застройка, корпуса объединены стилобатом, есть парковка, наверху — двор без машин, где играют дети и можно заниматься спортом.

Но если говорить о парке «Россия», то рядом с ним должен быть построен, по сути, новый город — красивый и привлекательный.

— А наступит ли такой день, когда люди смогут найти высокооплачиваемую работу рядом с домом?

— Не сразу, но я в это верю. Сегодня каждый муниципалитет готовит планы по размещению новых предприятий. В Красногорске и Балашихе, например, будут деловые центры, а там, где земли побольше, — новые предприятия.

— А сами вы живете в Москве?

— Нет, живу я в области. Когда мы приехали в Москву из Красноярска, жили вместе с братом и родителями на отцовской даче в Усове. Потом родители переехали в Москву, а я со временем построил свой собственный дом в Подмосковье.

— Жуткий трафик на дорогах вам мешает или вы пролетаете без пробок?

— К сожалению, пробки являются частью нашей жизни, поэтому я стараюсь лучше планировать время. Из-за пробок сложно ездить в Москву. Например, сегодня была коллегия Федеральной налоговой службы — ведомства, которое администрирует 86% наших налоговых поступлений. Я опоздал на это важное мероприятие на 15 минут — из-за пробок мне не хватило целого часа для того, чтобы добраться до места.

— Как вы сегодня оцениваете свой рейтинг среди жителей Подмосковья? Люди в вас верят?

— Рабочую неделю я начинаю в районах и там вижу, что люди доверяют мне. Я очень им за это благодарен, хотя и понимаю, что это — аванс. От меня ждут результата.

— То есть вы чувствуете, что на людей можете опереться?

— Конечно! Нет ничего важнее этого доверия. Без него на выборы идти смысла нет. Но если люди меня поддерживают, я должен стать их опорой.

Любовь крепка, когда она взаимна!

— Для вас борьба за кресло губернатора — пик карьеры или ступенька куда-то выше? Говорят, есть пул преемников президента.

— У меня сейчас одна цель — состояться в этой должности. Как до этого в Государственной думе, а еще раньше — в бизнесе. Людьми повелевают Бог и судьба, а мы лишь создаем и используем возможности. Губернатор Московской области — это высокая позиция, и чтобы добиться успеха, надо сосредоточиться на работе полностью.

— А как все-таки вам удается выдерживать такой напряженный ритм жизни: вы каждый день выезжаете в область, встречаетесь с множеством людей, они ждут от вас готовых решений своих проблем — это огромная нагрузка. Как вы поддерживаете свои силы?

— Ответ самый простой — я веду здоровый образ жизни. Два раза в неделю играю в хоккей и не курю. Но самое главное, что дает силы, — это вера и ответственность.

— То есть сейчас ваша Олимпиада?

— Да, это моя Олимпиада!