И крепость становится хрупкой...

Жители Чехова столкнулись в суде с газовщиками

10.07.2013 в 13:42, просмотров: 857

Ссылаясь на то, что дома стоят в зоне риска, компания «Газпром трансгаз Москва» заставляет их снести постройки. Однако жильцы уверены: они закона не нарушали. И недоумевают, что происходит. Земля была им выделена по закону, по закону и используется. Борьба длится уже два с половиной года.

И крепость становится хрупкой...
Стоя над газовой трубой, дом семьи Хасан видишь как на ладони.

МЫ УВЕРЕНЫ, ЧТО ВСЕ БЫЛО ПО ЗАКОНУ

Семья Хасан свой участок освоила от и до. От края до края растет какая-нибудь полезная культура.

— Ну вот, недоглядел! — Николай Николаевич сердито давит колорадского жука. — У нас тут такая картошка растет! Вы посмотрите — июнь, а помидоры уже цветут. Без урожая не сидим. Я тут в теплице арбузы выращиваю каждый год.

— И вызревают?

— Ну да. В том году сняли урожай самый большой — шесть с половиной килограммов был. И гораздо вкуснее, чем покупные. И дыни выращиваем.

И пока на кухне остывает ароматный собственноручно собранный жасминовый чай (покупной семья перестала пить, как только на освоенной земле появились свои культуры), Хасаны вспоминают, как радовались своему участку в 1993 году. Столько земли, столько можно сделать! Ее тогда в местной администрации раздавали всем желающим — под индивидуальное земельное строительство и ведение подсобного хозяйства. Огородничать начали очень быстро. Годы голодные, со своей грядки продукты были просто необходимы. Да и нравилось семье это дело.

А что такое в девяностые простой русской семье дом построить? Гараж-то поставить кирпичный — уже достижение и радость великая. Так что строительство затянулось. И только в 2007 году Хасаны въехали в новое жилье. Прописались. Оформили землю в собственность. Дом добротный, двухэтажный. Семья им гордится.

В том же 2007 году получили уведомление, что рядом проходит газопровод высокого давления.

— Ну мы и отреагировали как на уведомление. Спасибо, мы теперь знаем, тут газопровод, все ясно, — рассказывает Николай Хасан. — Мы же не волновались ни о чем. Знали раньше и сейчас так думаем, что в 90-е никому никакой кусок земли не дали бы, не пройдя согласования со всеми. С военными, нефтяниками, связистами, газовщиками. Тогда все выверяли. Раз отдают — значит, нет других претендентов. И бумага официальная, что земля в нашей собственности, у нас есть.

Однако после оказалось, что претенденты на землю все же имеются.

ТРУБА РАЗДОРА

Рядом с возведенными на Очаковской улице домами появилась техника. Началась укладка труб. «Мы ведем вам газ», — объяснили рабочие.

Шло время. Готовили жители улицы, несмотря на проложенные трубы, как и прежде — на газовых баллонах. О плохом не думали.

2011 год начался для Хасанов с судебного разбирательства. Узнали о нем случайно. А вопрос шел — что удивительно — о сносе их дома. И других домов по той же улице.

«Газпром трансгаз Москва» заявил, что все постройки незаконны. Они находятся в зоне риска. Рядом — труба высокого давления. И по закону все дома ближе 140 метров должны быть снесены за средства владельцев собственности. Своими руками восемнадцати семьям было предписано снести то, что они строили годами.

— Куда же мы пойдем, если дома снесут? — ужасается семья Хасан. — Мы ведь все продали, чтобы построиться. И квартиру в городе тоже продали. Нам, знаете, это недешево все обошлось! Мы здесь прописаны, землю приватизировали...

Никакой альтернативы семьям не предлагают. Сносите — и все. Ваши дома — вне закона.

Теперь регулярно идут судебные разбирательства. Одни только Хасаны 8 раз бывали на процессах по их вопросу. Два раза выиграли. Шесть раз — проиграли. Вновь и вновь они подают иски. Дошли до Европейского суда.

— А что нам остается? Только бороться. Мы знаем, что ничего против закона не делали. Эту землю нам выделили официально. И почему мы спокойно жили 20 лет, а в 2011-м все это началось? Нет, мы будем бороться до конца!

Инженер по профессии, Николай Хасан оперирует законами не хуже бывалого юриста. Жизнь заставила выучить. На полках две толстые стопки — документы со всех процессов, запросы, измерения, распечатки...

— Вот смотрите. Это измерение расстояния от труб до нашего дома. Во-первых, я не понимаю, почему оно идет не от ближней к нам трубы, которую как раз недавно проложили, а от старой, шестидесятых годов. Ну да ладно. Смотрите, что интересно: газовщики намерили тут 136 метров. Я лично прошел тот же маршрут с линейкой — 250.

Эта история длится уже два года. Не раз к Хасанам приходили судебные приставы, показывали постановление о сносе, требовали. Спасало только то, что документы по делу (и глава семьи вместе с ними) не выходят из судов. Раз за разом подаются на пересмотр дела. Пока идет процесс, трогать строение никто не будет.

Хасаны, все их соседи, надеются, что Фемида рано или поздно разберется в ситуации. Все-таки богиня. Им, мудрым, все видно.

И продолжают жить — рядом с газопроводом высокого давления, постоянно покупая на кухню новый баллон газа...

Вот эта бумага и осчастливила семью Хасан в начале 90-х. Согласно этому документу семья владеет участком на законных основаниях.

У соседей

В такой же ситуации оказались жители садоводческих товариществ «Факел», «Прожектор» и «Маяк». Нескольким домовладельцам уже выдали предписания на снос. Один из несчастливых — ветеран Великой Отечественной войны — обратился за помощью к главе Серпуховского района Александру Шестуну.

— В чем вина гражданина, который купил участок по установленному государством регистрационному свидетельству? В том, что они изменили полосу отвода? — тут же возмутился глава.

И тут, прямо к случаю, с рабочим визитом в регион прибывает министр энергетики Михаил Кручинин. Тему поднимают на совещании. При областных чиновниках Александр Шестун делает громкое заявление.

— Как только начнут сносить дома, я не представляю, что будет. Я сказал ветеранам, что, как только это произойдет, я вместе с ними лягу под экскаватор!

На это тут же отреагировал министр энергетики Михаил Кручинин.

— Я возьму на себя смелость выйти на «Трансгаз Москва», будем разбираться, — сказал он в интервью. — Но такие вопросы с лёта не решаются. Мы не знаем, в какую зону отвода он попал. То, что мы человека не бросим, это совершенно точно. И под тем экскаватором, под который собрался глава района ложиться, думаю, что место для меня точно найдется.

В Чехове министру энергетики тоже рассказали бы немало. Вот только тут местная администрация никаких смелых заявлений не делает. И бороться жителям пока приходится самим.