Владимир Хватов: «Лучше меньше, но глубже!..»

Мы беседуем с главой Ногинска Владимиром Хватовым

10.07.2013 в 14:54, просмотров: 2054

Подмосковный Ногинск дал стране многих выдающихся сыновей: полярный летчик, спасатель челюскинцев Михаил Водопьянов, маршал авиации Александр Колдунов, экс-главком ВВС России Владимир Михайлов, министр иностранных дел Сергей Лавров…

Что это, город-сад, где расцветают таланты? Это мнение у меня укрепилось, когда совсем недавно президентом РАН был избран академик Владимир Фортов. Как вы думаете, откуда он родом? Да тут и думать нечего — из Ногинска!

Об этом и о многом другом мы беседуем с главой города Владимиром Хватовым.

Владимир Хватов: «Лучше меньше, но глубже!..»

— Владимир Алексеевич, ваши выдающиеся земляки — это что, особая богородская аура или специальная система воспитания?

— Наверное, и то и другое вместе взятое. Со своими знаменитостями мы поддерживаем хорошие отношения, Владимир Фортов в этом плане не исключение. Он большой друг главы района, бывает у нас в гостях и знает о наших проблемах. Мы желаем Владимиру Евгеньевичу удачи на новом, таком ответственном участке работы.

— Если попросите президента РАН провести в городской школе урок физики, не откажет?

— Думаю, на такой мастер-класс съедутся и известные профессора, ведь наш земляк — это имя в науке.

— Уж раз мы упомянули про богородскую ауру, не могу не спросить: почему Ногинску до сих пор не возвращено его историческое название — Богородск? Ведь документы ушли «наверх» еще лет 15 назад.

— Мы двигаемся в этом направлении, но в рамках своей компетенции. Была у нас улица 9 Января, теперь она стала Патриаршей. Была улица имени Розы Люксембург, сейчас она называется Тихвинская, в честь нашего собора.

Переименовать город могут глава государства и Государственная дума.

Мы со своей стороны сделали для этого все возможное. Изучили общественное мнение. Не скажу, что подавляющее большинство жителей, но большинство поддерживает переименование. На этот счет есть постановления советов депутатов города и района. Дело за федеральными структурами.

Ногинск еще не переименован, но Богородский проспект там уже есть.

— Ваш город один из немногих, куда еще ни разу не приезжал врио губернатора Андрей Воробьев. Как это понимать, область про вас забыла?

— Андрей Юрьевич до нас еще не доехал, это правда, ждем со дня на день. Зато главы всех 10 поселений Ногинского района были первыми, кого он принял в Доме правительства, возглавив регион. Всех нас поочередно выслушал, записал просьбы. Нам это было, безусловно, приятно, ведь во встрече участвовали и главы сельских поселений, которые руководителей такого уровня раньше видели только по телевизору. Все проходило просто и демократично, без галстуков.

— Беседа по душам городу что-нибудь дала?

— Очень много. У нас живет больше 100 тысяч человек, а плавательного бассейна нет. Мы обили все пороги предыдущих руководителей региона. Ответ был один: денег нет!

В Ногинске который год строится Ледовый дворец с площадками для керлинга — вида спорта, который не очень популярен в народе. А на массовое увлечение плаванием средств найти невозможно...

Врио губернатора, узнав об этой проблеме, предложил нам на выбор два физкультурно-оздоровительных комплекса: один бассейн побольше, но помельче, а другой — поменьше, но поглубже. В городе идет общественное обсуждение этих вариантов, лично я считаю, что лучше поменьше, но поглубже. В таком ФОКе можно будет устраивать даже международные соревнования.

Сколько лет в Ногинске не было бассейна? Миллион лет, в том числе и до нашей эры. А теперь он будет!

— Так когда?

— К декабрю 2014 года. Срок строительства объекта 14 месяцев. Мы еще не проводили тендер на определение подрядчика. Но кем бы он ни был, поможем ему в строительстве.

— А деньги? Откуда возьмете средства?

— Деньги выделило правительство области! Сметная стоимость от 150 до 200 миллионов рублей, как видите, не такие уж и великие деньги для подмосковной казны.

Дороги — это тоже одна из наших головных болей, о них мы тоже говорили с руководителем региона на той встрече. Длительное время был закрыт мост на Электросталь, все машины, как тараканы, ринулись через Ногинск. А на некоторых участках автотрассы даже основы нет, легковушки по ним ездят безболезненно, а когда фура по 12—20 тонн…

Средства на ремонт и строительство дорог муниципалитету тоже выделили! Заметьте, не в конце года, как обычно, когда их осваивать некогда, а в самом начале. Финансов, признаться, недостаточно, но добавим своих. На проведение работ мы провели аукцион, ремонт идет на улицах Бабушкина, Красноармейской, Московской, Рабочей и др.

Свободным от пробок город бывает только в ранние часы...

— Насколько я помню, все новые дороги на востоке области, которые хотели построить, вообще вели в Ногинск, у вас намечался целый узел развязок. Это реально или уже все забыто?

— У нас намечается настоящий дорожный бум. Чтобы разгрузить город, необходим еще один мост через Клязьму, хордовое соединение областной трассы, идущей через Ельню с Центральной кольцевой автодорогой. Проект подготовлен, правительство области совместно с областной Думой занимается этим вопросом. В перспективе — и не в самой дальней — многоуровневая развязка на 50-м километре Горьковского шоссе, перед поворотом на Ногинск. Хордовое соединение в районе Обухова трассы М7 со Щелковским шоссе. Также идет землеотвод и привязка к местности платной трассы, которая будет сооружена от Рязанского направления до Бунькова, она значительно разгрузит и нас, и Балашиху.

Все эти проекты живы, причем «второе дыхание» получили в последние полгода, при новой команде областных управленцев.

И не только они. Взять наши дошкольные учреждения. Скрывать не буду, ситуация напряженная. Сколько лет говорили про нехватку детсадов, но ведь ничего не менялось! По распоряжению врио губернатора нам выделили средства на строительство в новом микрорайоне Заречье-2 детсада на 180 мест. Там даже по проекту ничего из социалки не планировалось. Два детсада на 85 и 80 мест мы капитально отремонтировали своими силами. Если дело так пойдет и дальше, эту программу мы выполним раньше намеченных сроков.

Словом, региональная власть нас не забыла, совсем даже наоборот.

— Как говорится, на губернатора надейся, но сам не плошай. Свою инициативу проявляете?

— Два года назад в городе не осталось ни одного лифта, который отработал свой ресурс, все были заменены по нашей программе. В 2011 году приступили к комплексному благоустройству внутридомовых территорий, с покраской домов и бордюров, ремонтом проездов и въездов. Около 40% наших жителей почувствовали себя комфортнее, ведь некоторые дворы не ремонтировались десятилетиями!

Совместно с районом в городе был создан Бориловский комплекс на 3000 высокооплачиваемых рабочих мест, там предприятия мирового уровня, мировых брендов. На 3000 жителей Ногинска на работу в Москву стали ездить меньше. А ведь это не только зарплата или налоги в бюджет, это еще и сэкономленное время, сохраненное здоровье.

На той встрече в Красногорске я запомнил фразу Андрея Юрьевича: «Человек живет подробно». Лично я это отношу к вопросам комфортности, бытовым мелочам, к наличию и обустройству детских, спортивных площадок.

Само собой, и к системе жилищно-коммунального хозяйства, которое нас сопровождает всю оставшуюся жизнь: в квартире или рядом с домом.

Проблем в ЖКХ — воз и маленькая тележка. Наши управляющие компании считают себя главными в доме, часто стараются уходить от ответственности. А на деле-то главные — жители, ведь они собственники, они все оплачивают.

К сожалению, жильцы большей частью инертны, они привыкли просить. А спрашивать с тех же управляющих компаний многие почему-то считают обязанностью власти.

Мы решили, что пора все ставить с головы на ноги, инициировали создание в городе советов многоквартирных домов. Это своего рода посредники между жителями и управляющими компаниями.

Павлины, говоришь?!

— Но какова их роль и задача?

— Советы получают отчеты о проделанной работе от управляющих компаний, контролируют качество работ…

— А, понял! Это что-то наподобие общественного контроля?

— Ничего вы не поняли, это настоящий финансовый контроль! Члены советов имеют удостоверения с фотографиями, подписывают все акты о приеме работ.

По правде говоря, мы подняли огромный пласт, в деятельности управляющих компаний теперь все стало намного прозрачней, а жители наконец знают, сколько, допустим, средств у них на специальном счете для капительного ремонта дома, сколько из своего бюджета готов выделить город и пр., и пр., и пр.

— Несколько лет назад у вас обсуждалась идея замены ногинского трамвая скоростным, французским. На словах обстояло красиво. Но вот я проехался по городу, даже старого трамвая не встретил. Как таковой он умер? А ведь какой был у Ногинска шарм…

— Наш трамвай, конечно, жив и будет жить. Когда обговаривалось заключение контракта с французской компанией, мы надеялись на поддержку областного бюджета. Но денег нам не выделили. Более того, дотации на содержание нашего депо, которое являлось собственностью Московской области, стали расти как на дрожжах.

В конечном итоге все это хозяйство нам пришлось взять на баланс города, но своими силами «трамвай» не вытянем. Как средство транспорта он заметной роли в городе не играет, это показывают наши опросы населения. Тем не менее ногинский трамвай на запасном пути. Все подстанции запитаны, вагоны выходят на маршруты. Поскольку сегодня они превращены больше в исторические экспонаты, то плату за проезд мы вообще не берем.

Ногинчане должны знать, что трамвай есть и мы его непременно реанимируем, шарм от нас никуда не денется. Но, скорее всего, без помощи иностранных компаний, их услуги все-таки очень накладны даже для бюджета области.

— Не так давно в Ногинской районной администрации разразился скандал, связанный с тем, что в качестве служебных машин чиновники пытались закупить дорогостоящие «Лексусы». На каких авто разъезжают сотрудники вашей горадминистрации?

— В нашем парке «Шевроле», «Ниссаны», «Форды» — все российской сборки. Есть джип «Гранд Чероки», звучит мощно, но ему уже больше 20 лет, рыдван. Была одна «Нива», мы ее передали, кажется, нашему МУПу по благоустройству.

А так — никаких излишеств. Да и к чему они? Ведь человек живет подробно!