Директор подмосковной гимназии описала работу в условиях пандемии

"Корона" не жмет?"

На этой неделе во всех столичных школах учащиеся с 6-го по 11-й классы перешли на дистанционную форму обучения. Причина — резкий рост заболеваемости коронавирусом. В Подмосковье ситуация с COVID-19 не настолько критичная: количество новых случаев в десять раз меньше. О том, как сохранить здоровье детей и преподавателей на пике новой волны пандемии, «МК» рассказала директор гимназии №11 городского округа Балашиха Марина Панченко.

"Корона" не жмет?"

— Ранее министр образования Подмосковья Ирина Каклюгина сообщила, что в некоторых учебных заведениях был превышен порог заболеваемости ОРВИ...

— В нашей гимназии, к счастью, ни у кого нет случаев заболевания коронавирусной инфекцией. А сезонными простудами дети, конечно, болеют. Но все как обычно в осенне-зимний период — количество отсутствующих на уроках не превышает 5. Среди учителей болеет и того меньше, из 134 человек четверо находятся сейчас на больничном: «острая инфекция верхних дыхательных путей».

—Как гимназия защищает учащихся и преподавателей от распространения вирусных инфекций? Некоторые учителя считают, что от «утреннего фильтра» больше вреда, чем пользы. Дети в ожидании, когда им измерят температуру, толпятся при входе в школу и заражают друг друга.

Мы соблюдаем все предписания Роспотребнадзора. А толкучка на входе – все зависит от того, насколько грамотно организован проход детей в школу. У нас три изолированные калитки, через которые учащиеся попадают на территорию школы. Классы приходят в свое строго определенное время, поэтому никакой толпы на входе нет.

— За здоровьем учителей такой же строгий контроль?

— Безусловно! Их термометрия проводится даже чаще — несколько раз в день. Утром, когда они приходят на работу, потом — когда классный руководитель встречает свой класс, и вечером, после окончания рабочего дня. Преподавателям разрешено снимать маски только во время объяснения материала у доски. Такие же требования и ко всем остальным членам коллектива: у нас нет ни одного сотрудника пищеблока на рабочем месте без маски или респиратора.  Дети ходят без масок. Я ни разу не видела, чтобы кто-нибудь из 2000 учащихся нашей гимназии был в маске. 

— Нередко мамы ведут простуженных детей в школу, как вы с этим боретесь?

— Еженедельно по пятницам на интернет-платформе классные руководители проводят родительские собрания, и наши мамы знают, что к больному ребенку нужно вызвать врача, а не отправлять его в школу, потому что с температурой, насморком и кашлем его все равно не допустят к занятиям.

— Знать, как надо поступать, и делать правильно — это не одно и то же. Далеко не все люди такие сознательные.

— Все люди, конечно, разные, но во время пандемии многие стали вести себя намного дисциплинированнее. Например, раньше многие родители позволяли себе опаздывать к началу занятий, привозили детей на 5–10 минут позже, оправдывались, что, мол, попали в пробку и так далее. А сейчас они понимают, что каждый класс должен зайти в школу в свое время, поэтому стараются приходить вовремя.

— Наверное, у преподавателей во время пандемии сильно увеличился и без того большой объем работы?

— Он не настолько увеличился, как кажется, просто стал структурно выглядеть иначе. Но в этом есть и положительный момент. Например, теперь абсолютно все классные руководители перед уроками встречаются со своим классом, а в конце учебного дня прощаются. Они в курсе всего, что происходит с их детьми, могут оперативно решить проблему, и, конечно, они видят, кто как себя чувствует, не заболел ли ребенок.

— Школьная жизнь — это не только учеба. Недавно прочла, что психологи отмечают признаки депрессии у детей из-за того, что им не хватает общения вне учебного процесса. Вы согласны с этим утверждением?

— Конечно, мы переживаем сейчас сложное время. Но любая ситуация имеет не только отрицательные, но и положительные моменты. Их только нужно захотеть найти. К примеру, появляется хорошая возможность для точечной, индивидуальной работы.  Поэтому у чуткого, думающего преподавателя в классе не должно быть детей, обделенных вниманием, оставшихся один на один со своими проблемами.

— Неужели никто из ваших коллег не жалуется на непривычные условия работы?

— Это взрослые люди, и они в состоянии понять, что если меняются условия жизни, то вынуждены меняться и методы работы. Каждый из нас сам решает: продолжать заниматься своим делом в тех условиях, в которые попали из-за коронавируса, или нет. Но если уж ты решил остаться в профессии, то обязан выполнять все требования. Кроме того, оплата труда школьных учителей и классных руководителей в Московской области постоянно повышается, поэтому жалоб на то, что у моих коллег прибавилось работы, я в своем коллективе не слышу.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28396 от 22 октября 2020

Заголовок в газете: «Корона» не жмет?