Воровство «без границ»

Общественная палата Подмосковья провела слушания на болоте

30.09.2013 в 16:45, просмотров: 3203

Резиновые сапоги. Свитер. Теплая куртка. Так мы с фотографом Геной Черкасовым собирались на выездное заседание Общественной палаты Московской области. В таком режиме заседания проходят не всегда, но тут был особый случай.

Воровство «без границ»
фото: Геннадий Черкасов

Летом ОП уже проводила слушания по факту варварского уничтожения ледниковых озер в Дмитровском районе — заказника «Озера Нерское, Долгое и Круглое». Если в трех словах, их продают, засыпают и застраивают. На те слушания съехалось много специалистов, они написали много рекомендаций, но...

— То, что было сделано, нас не удовлетворило, — сказал председатель ОП Подмосковья (и наш главред) Павел Гусев. — Мы вернулись к этому вопросу и решили поддержать местных жителей и остановить беззаконие.

Тяжелее всего сегодня приходится озерам Круглое и Долгое, которые раньше соединяла небольшая петлистая речка Альба, она же Мещериха. Ученые говорят, что эти пейзажи — озера, река и окружающие их болота с клюквой — не менялись миллионы лет. Даже вода в озерах — ледниковая.

Положение о заказнике было утверждено в 1984 году. Границы сделали описательные: «по западному краю 154 и 140 кварталов, по северному краю 140 и 141 кварталов и далее по краю водной растительности...» и т. д. И заказник жил.

Но вот я стою на месте бывшей реки, оглядываю рукотворный пустырь и спрашиваю местную жительницу:

— Ну а если бы изменилась граница «водной растительности»?

— Веками не менялась! — говорит Настя. — Если гидробаланс не нарушен, она и не изменится. И никому в голову раньше не приходило оспаривать границы заказника, они всех устраивали. Пока не начали эти земли продавать...

Первой пострадала речка. Альба — не Волга, в разных местах она была всего от 5 до 20 метров в ширину и четких, твердых берегов не имела. Сначала застройщики пришли к ее истоку — там, где она вытекает из Долгого. Компания ООО «Альба» получила разрешение (!) и засыпала несколько га русла. А для воды вырыли рядом канал. Спрямили русло, так сказать. Вместе с рекой засыпали глиной близлежащие болота. И начали строить дома. Прямо на засыпанном болоте! Тут же коттеджи начали появляться на берегу Долгого, прямо в водоохранной зоне.

Настя показывает мне фотографии в ретроспективе — один и тот же вид в разные годы. 2005-й — берег и один дом. Кругом зеленый лес. 2008-й — берег, зеленый лес, домов уже натыкано один другого выше. 2013 год — берег, дома и — пятнами серые елки. Лес умирает — в одном месте болота осушены, вода пошла в другое место, и деревья стали погибать.

Жители подали на ООО «Альба» в суд. Но Дмитровский суд подтвердил (!) право строить дома на территории заказника прямо по реке и болотам.

А через несколько километров Альба впадает в Круглое. Здесь вы ее тоже теперь не найдете. Тут похозяйничал некий «Интер-Спорт».

Сначала он для своих нужд насыпал гравиевую дорогу в глубь заказника к месту будущей стройки. Она прошла как раз поперек русла. Саму реку загнали в трубу.

фото: Геннадий Черкасов
А вот как сейчас выглядит заказник возле Речников — глина по колено и заборы.

Жители снова пошли в суд. Тут суд счел дорогу незаконной. Но она и по сей день клином врезается в заказник — разбирать ее местные власти опасаются. А ну как хозяин все-таки суд выиграет?

Ситуация обострилась 17 сентября, когда по этой дороге на территорию заказника въехало два десятка «КамАЗов», которые начали сваливать по обе стороны дороги грунт. Одновременно с этим несколько га земли было зачищено от растительности: под бензопилы пошли березки и кустарник. Теперь территория вдоль реки напоминает кашу — глина, ветви, вода. А было — болото с клюквой...

Именно эту кашу мы и пошли месить с комиссией из ОП Московской области. Судите сами по фотографиям — так теперь выглядит заказник возле озера Круглое. До самого озера — 200 метров. А смотреть на реку, тихо вытекающую из ржавой трубы, просто больно.

...Когда мы ехали обратно в совхоз Останкино, где проходило заседание, кто-то из местных чиновников в микроавтобусе жужжал у меня за спиной:

— Ну а как быть, если границ у заказника нет? Что это такое: «по границе водной растительности»?..

Вот в этом и вся проблема — заказник есть, но вокруг него не стоит забор. Значит, можно продавать, авось никто не заметит...

Слушания открыл Павел Гусев:

— Ситуация близка к экологической катастрофе, — сказал он. — Преступные действия ряда структур допустили ситуацию, когда уничтожаются реликтовые леса, озера, то, что природа создавала сотни лет. Более того, уничтожено русло реки. Это только государство может принять решение перенести русло после научных обоснований и экспертиз. А не какая-то фирма. Но то, что это происходит на территории заказника, это — вдвойне преступление... Так что у нас с вами впереди непростой путь. Но мы победим!

Потом к микрофону вышла Ирина Аниховская, координатор РОО «Защита нашей природы»:

— Мы и дальше будем бороться через суд — удалось же нам по суду остановить прокладку дороги. Но озеро мелеет, оно на глазах стало уходить, когда реку убрали в трубу. Люди, покупающие здесь дома, они покупают их на болоте!

Ее соратник Римма Аймадинова поблагодарила Общественную палату и правительство Подмосковья за то, что они не оставляют жителей один на один с хищниками.

— Мы ведь совсем одни. За два последних месяца прошло много встреч, направлено много запросов и ответов, а стройка так и идет. Не сделано элементарного — не установлены информационные щиты о заказнике! Стоимость их копеечная, но каждый бы прочитал и подумал: «А стоит ли тут покупать, раз это — ООПТ?» Тогда бы за эти месяцы не возвели новые дома. И не заехали бы эти «КамАЗы» с землей. ООПТ — это общее достояние. Но сейчас все распродается, и скоро через заборы озера не видно будет. Мы сейчас слышим: «Нет границ, нет кадастровой регистрации». Конечно, потом удобно будет привязать новые границы к уже проданным участкам...

фото: Геннадий Черкасов
Из этой ржавой трубы вытекает заповедная речка Альба.

От властей, то есть от поселения Габовское, выступал Денис Киркунов, который уже через 5 минут стоял красный как рак:

— Проблема именно в том, что до сегодняшнего дня четких границ заказника нет. Мы неоднократно обращались с просьбой поставить заказник на кадастровый учет, и нам неоднократно отвечали, что все будет... Но разрешения на строительство домов мы не даем! К нам обращались, мы отказывали в разрешениях!

Зря Денис Владимирович так сказал. Потому что в зале присутствовала девушка с подписанным им документом. Бумага разрешала строительство именно там, в заказнике, куда сейчас возят глину. На фотографии видны стены — дом уже построен до второго этажа, и ее с мужем в администрации уверили: строить можно, ограничений нет, границ нет...

Но Киркунов не растерялся:

— У нас нет оснований отказать. Мы откажем — человек в суд пойдет, и суд ему разрешит. Потому что границ — нет!

В зале, набитом, кстати, под завязку — люди стояли даже в проходах, — раздалось восхищенное: «Браво! Продавайте дальше!» Завязалась небольшая дискуссия: а не пойти ли сейчас всем и не захватить ли кусок ООПТ, раз все равно границ нет.

Представитель Министерства экологии Власов тоже был неубедителен. На вопрос: «Что сделало министерство, когда ООО «Альба» засыпало реку?» — он ответил:

— Мы написали в Росреестр, что это незаконно... А сейчас идет реорганизация заказника, описаны новые границы...

— Но вы собираетесь восстанавливать реку и болота?!

— Нет, это не предусмотрено... Но в сентябре-октябре по границе заказника будут установлены информационные щиты.

Осталось непонятным — как можно установить щиты, если «границ нет»? Что там можно написать: «Путник, будь бдителен: где-то здесь плюс-минус 10 метров проходит граница заказника»? Но за Минэкологии вступилась председатель РОО «Защита нашей природы», староста деревни Рыбаки Валентина Шаулене:

— Не будем на Минэкологии сильно нападать. С новой командой хоть шевеление какое-то началось, раньше все было глухо (новый министр экологии и природопользования Анзор Шомахов вступил в должность в январе 2013 года. — Авт.).

Одним словом, замять ситуацию с продажей заказника теперь не получится. По результатам слушаний будут приняты обращения губернатору Подмосковья и в областную прокуратуру.

И напоследок о хорошем. Несмотря на ужас, который там сейчас творится, биологи считают, что заказник можно восстановить. Если снять глину и вернуть реке свободу, то через лет 20 его раны почти затянутся.

СПРАВКА "МК"

Согласно закону «Об особо охраняемых природных территориях» на территории заказника запрещается любая деятельность, если она противоречит целям создания заказника или причиняет вред природным комплексам и их компонентам, в том числе: ...предоставление земельных участков под застройку, а также для коллективного садоводства и огородничества; сооружение дорог, трубопроводов, линий электропередачи и прочих коммуникаций.