Бьют, как из Пушкино

В городе идет уничтожаются исторические дома, жители смогли отстоять только дачу Паустовского

20.02.2014 в 18:11, просмотров: 8745

В январе власти Подмосковья объявили 2014-й Годом культуры.  А через несколько недель в социальных сетях появилось тревожное сообщение: «SOS!  Администрация Пушкинского района собирается снести дачу Константина Паустовского». Жители уже много лет борются с чиновниками за сохранность этого мемориального дома. И вот наконец в прошлую пятницу на публичных слушаниях, где решалась судьба  памятника, вынесен оправдательный вердикт: дачу Паустовского сносить не будут. «МК» провел собственное расследование и выяснил, кому и чем мешал исторический дом в Подмосковье.

Бьют, как из Пушкино
фото: Елена Березина
Горожане хотят разместить здесь музей Константина Паустовского и дачной жизни Пушкино.

Былое и новое

Пушкино — одно из старейших дачных мест в Подмосковье. Близко к Москве, лес, река, железная дорога рядом — 150 лет назад люди оценивали загородную недвижимость по тем же меркам, что и сейчас.

В сезон в Пушкино съезжалось до 5000 тысяч человек, а дачный городок (именно городок с улицами, площадями и летним театром) насчитывал около тысячи домов. Было даже создано общество дачного благоустройства, которое проводило освещение на улицы, мостило дороги, устраивало детские, спортивные, игровые площадки в общественных местах. Земство выделило деньги на постройку телеграфа, телефонной станции, почты, были открыты два приюта, библиотека-читальня. А какие шедевры деревянного зодчества возводили на своих приусадебных участках олигархи того времени — Рублевка отдыхает!

Увы, все это давно в прошлом. Сейчас архитектура города Пушкино — несколько чудом сохранившихся исторических зданий. Но в основном — это типовые «пятиэтажки» и унылые «панельки» советских времен. Правда, несколько лет назад строительный бум, прокатившийся по Московской области, принес в Пушкино новые веяния. Под натиском высоток стали исчезать последние дореволюционные дачи — на смену одноэтажному Подмосковью пришло 26-этажное.

На привокзальной площади в Пушкино толчея, как в Москве. Старинное здание железнодорожного вокзала совершенно теряется на фоне торговых палаток и ларьков. Центральная улица Гоголя тоже начинается с торжища под открытым небом, которое по закону уже больше года должно быть закрыто, однако рынок как ни в чем не бывало продолжает работать. Более того, его пару лет назад расширили, срубив ради этого вековые липы. По правую руку тянется городской парк — до революции здесь не только гуляли на пленэре. Отдыхающие могли поиграть в кегли, крикет, работал летний театр, где выступали такие звезды мировой величины, как Шаляпин, Обухова, Качалов и Собинов.

«Пушкино имеет вековые культурные и особенно театральные традиции, — рассказывает местный депутат и активная защитница дачи Паустовского Светлана Булаева. — Нашей театральной Меккой, конечно, является Любимовка — эта дача принадлежала Алексеевым, родителям будущего театрального гения Константина Станиславского. Они одними из первых завели моду устраивать на даче любительские спектакли. Позже к Станиславскому приезжали многие театральные знаменитости, был у него в гостях и Антон Павлович Чехов. Свою знаменитую пьесу «Вишневый сад» он писал здесь, можно сказать, с натуры, основываясь на впечатлениях от местной дачной жизни».

фото: Елена Березина

Культурные традиции

Светлана Александровна не случайно завела разговор про театральную жизнь в Пушкино — она не только депутат, но еще и художественный руководитель местной театральной студии, по ее словам, современные жители не меньше своих предков увлечены лицедейством. Вот только выступать любителям-театралам негде. Каретный сарай, где проходили первые репетиции молодой труппы МХАТа, канул в Лету. Летний театр, где выступали приезжие звезды, сгорел. Зато на бывшей даче купца Струкова есть и сцена, и зрительный зал, причем в очень приличном состоянии.

Сейчас здание занимает пушкинская вечерняя школа, но скоро ее собираются отсюда перевести. «Вот если бы здание передали нашему театральному коллективу, — вздыхает Булаева, — мы бы ухаживали за ним как за своей альма-матер. А кроме того, здесь можно устроить музей дачной культуры Пушкино и другие экспозиции. У нас собрано огромное количество материалов, а выставлять их негде».

Дача Струковых, где с 1928 по 1930 год жил и работал Константин Паустовский, выглядит, несмотря на свой более чем солидный 135-летний возраст, еще вполне себе ничего. По всему Подмосковью таких патриархов деревянного зодчества остались считанные единицы, а в Пушкино это вообще одна из самых старых построек. В списке городских памятников числится всего 15 зданий, которые были построены лет на 10–15 раньше, чем дача Струковых. Старше только железнодорожный вокзал, его построили в 1870-м. Казалось бы, муниципалитет должен холить и лелеять такой раритет. Тем более областное правительство объявило на территории Подмосковья 2014-й Годом культуры. Чем не повод сделать горожанам подарок? Однако у чиновников своеобразное чувство прекрасного: руководство пушкинского муниципалитета, на балансе которого находится вечерняя школа, отдало участок под многоэтажную жилую застройку.

Мы со Светланой Александровной обходим по периметру добротный бревенчатый сруб. Он хорошо сохранился — по мнению экспертов, износ составляет всего 40%. Возможно, это благодаря тому, что дом стоит на высоком кирпичном цоколе. Булаева показывает мне кирпичи с клеймом местного заводчика «Челноковъ» и сердито спрашивает: «Как можно такой красивый дом сносить или переносить?! Люди, принявшие такое решение, оторваны от культурных корней города. Я сама родилась в Сибири, но в Пушкино живу давно и помню, какой это был чудесный, уютный, зеленый город.

А сейчас творится строительный беспредел! Еще одна потеря: осенью подожгли бывшую усадьбу лесопромышленника Шарикова, где часто гостили Шаляпин, Рахманинов, Шостакович, сестры Гнесины. Мы уверены — это сделали, чтобы освободить участок под застройку.

Старинные дачи поджигают, столетние липы вырубают. И на их месте вырастают высотки, высотки...».

Дача Струковых действительно выглядит в окружении типовых многоэтажек как пришелец из другого мира. На окнах — резные наличники, подзоры, на кровле — шпили, профилированные карнизы. В 60-е годы для местной школы, где тогда занималось около 500 человек, была сделана большая пристройка, но она не уродует здание, чувствуется, что тот, кто ее проектировал, относился с уважением к труду предков. Чего не скажешь об авторах проекта, ради которого собирались пустить под снос старинный дом.

фото: Елена Березина
На старую дачную усадьбу Струковых, где сейчас располагается вечерняя школа, наступают многоэтажные дома.

Выступая на публичных слушаниях, представители проектировщика даже не пытались скрыть свое пренебрежение. Они убеждали жителей, что здание ветхое и не подлежит восстановлению, по их мнению, оно лишь занимает участок, пригодный для застройки. Между тем застройщик не против пойти на компромиссный вариант: за собственные деньги разобрать и перенести дом на Акулову Гору. Получается, не мытьем, так катаньем, лишь бы освободить себе стройплощадку.

«К сожалению, мы знаем, к чему приводит свободное перемещение культурных объектов. Некоторое время назад попытались создать музей под открытым небом около Ново-Иерусалимского монастыря, — рассказывает председатель пушкинского отделения ВООПИиК Алла Громинова. — Но лишенные привычной исторической среды и ландшафтной привязки памятники стали выглядеть случайным нагромождением разностилевых и разновременных построек-новоделов. А с церковью бывшего села Семеновское получилось и того хуже. Памятник разобрали, а сохранить не сумели. Уцелела лишь одна дорожная плита».

Алла Громинова призналась, что пушкинцы давно вынашивают идею создания на даче Струковых постоянной мемориальной экспозиции, посвященной жизни и творчеству Константина Паустовского. Здесь он написал романтическую повесть «Блистающие облака», действие которой начинается в зимнем Пушкино, а также несколько рассказов. Дом писателя был всегда открыт, к нему приезжали журналисты из Москвы, заходили на огонек другие литераторы, обитавшие тогда же в Пушкино, Михаил Булгаков, Владимир Маяковский, Николай Асеев.

Дом окружает островок усадебного парка. С одной стороны растут мощные дубы, с другой сохранилась липовая аллея, на участке есть несколько корабельных сосен, которым, по оценке дендрологов, около двухсот лет. Эти деревья — живые свидетели того, как Паустовский здесь жил и писал. Этот парк описан в его произведениях и потому бесценен. Хотя по иронии судьбы именно наличие большого приусадебного участка поставило дом под угрозу сноса — предприимчивые коммерсанты быстро сообразили, что здесь можно поставить две семнадцатиэтажные башни. А это огромные деньги…

В духе Тарантино

На публичных слушаниях, состоявшихся в прошлую пятницу, где проходило обсуждение проекта планировки многоэтажной жилой застройки на участке, расположенном между полосой отвода Ярославской железной дороги и улицей 1-й Серебрянской, авторы проекта заявили, что их главная цель — предоставить жилье обманутым дольщикам. Якобы они радеют за людей, которые вложили деньги в квартиры, а в результате остались и без денег, и без жилья.

Но на вопрос жителей, присутствовавших на публичных слушаниях, почему жилье для обманутых дольщиков нужно строить именно на месте исторического памятника, внятного ответа не последовало. Однако не нужно быть искушенным бизнесменом, чтобы понять — участок земли в исторической черте города дорого стоит и так просто от своих планов они не откажутся. Поэтому застройщик и чиновники и пытались столкнуть лбами защитников культурного наследия и обманутых дольщиков.

По идее, эти публичные слушания вообще нужно было отложить, а проект отправить на доработку, как только стало известно, что здание признано памятником культурного наследия. Однако даже после того, как 24 января в адрес руководителя администрации Пушкинского района Маргариты Смайловской поступило письмо из министерства культуры Московской области, в котором сообщается, что дачу Струковых нельзя ни сносить, ни переносить на другое место, публичные слушания все равно решили провести. Более того, они шли более двух часов — и до последней минуты создавалось впечатление, что администрация города настроена утвердить проект в первоначальном виде.

фото: Александр Ноздровский
Публичные слушания длились 2 часа, пока администрация города не пообещала оставить дачу Паустовского в неприкосновенности.

К счастью, этого не случилось. После изнурительных дебатов с жителями власти вынуждены были объявить, что дача Струковых (она же дача Паустовского) останется на прежнем месте. Из проекта застройки будет исключен участок, на котором находится памятник культурного наследия. Однако, несмотря на такой хеппи-энд, осталось еще множество вопросов к проектировщикам, застройщикам и муниципальным чиновникам.

Например, вызывает удивление тот факт, что муниципалитет города Пушкино разрешил застройщику строительство 17-этажных домов. Известно, что начиная с этого года действуют новые региональные градостроительные нормы, и согласно этому документу высотность жилых зданий в городах Подмосковья должна ограничиваться 9 этажами. Так почему же в Пушкино продолжают штамповать высотные дома?

Следующий момент также не укладывается в градостроительную концепцию, которую старательно транслирует под камеры губернатор Подмосковья. Участок, отведенный под строительство высотного жилья, мягко говоря, мало для этого приспособлен, поэтому говорить о комфорте для жителей не приходится. На планах застройки, которые демонстрировали на публичных слушаниях, с одной стороны, высотки вплотную подходят к железной дороге, а с другой — наступают на пятиэтажки. Получается, что и новоселам будет шумно жить под стук поездов, и коренным жителям новостройка перекроет солнечный свет. На слушаниях многие люди жаловались, что им, когда начнется строительство, придется жить практически на стройплощадке. Стройка лишит их дворовых территорий, детских площадок.

Критиковали жители проектировщиков и за то, что дома собираются строить буквально на берегу реки Серебрянки. Во-первых, это повредит экологии реки. Во-вторых, берега там заболоченные, много родников. Геологическая экспертиза проекта не проводилась, так что строить просто опасно. Несколько лет назад в этом месте уже был взрыв болотного газа, к счастью, тогда обошлось без жертв, но сейчас застройщик запланировал возвести на болоте... детский сад.

И последнее. В Пушкино, как, впрочем, и в большинстве городов Московской области, нет генерального плана развития территорий. На конец прошлого года только 66 поселений из 360 имели утвержденные генпланы, хотя меньше чем через год (с 1 января 2015-го) разрешение на любое строительство без этого документа будет невозможно.

Думаю, что не торопятся принимать генплан в Пушкино не случайно. Для тех, кто думает прежде всего о собственной выгоде, а не о красоте города и комфорте жителей, выгодно затягивать этот процесс. Ведь в генплане все будет четко прописано: где историческая зона, а где многоэтажная застройка. Сколько собираются построить жилья, а сколько инфраструктурных объектов. Достаточно ли машино-мест для такого количества жителей и так далее. А пока этой ясности нет, можно потихоньку отгрызать лакомые кусочки от города, поджигать старые дачи, освобождая место под стройплощадку, нарушать регламент этажности и другие градостроительные нормы. И все это ради наживы.

Застройщик участка на берегу реки Серебрянки планирует построить 60 тысяч кв. м жилья, по самым скромным подсчетам, это принесет ему 600 млн рублей.

За такие деньги, как писал когда-то Константин Георгиевич, «вам… голову оторвут и в глаза бросят». Кстати, это реплика из повести «Блистающие облака», которую он написал именно в Пушкино и про Пушкино.

С тех пор прошло почти 85 лет, но, как видим, мало что изменилось...