Загадочные телодвижения

Президент выберет одного из четырех им же отобранных кандидатов

Г-н президент, как вы поживаете? Хорошая погода, не правда ли? Давно не писал вам, обучался вежливости и любезности. Теперь хорошо получается, не так ли? Не то что у хамов; например, у некоторых нобелевских лауреатов. Так грубо, так грубо сказать про Сколково… Как он мог?! Вот увидите, это ему даром не пройдет; отравится каким-нибудь полонием в своей английской лаборатории.

Кто нас обидит — дня не проживет. Но это дома, а за границей может, конечно, подольше протянуть.

Всё-таки ещё не очень привык вежливо писать. Не знаю, как перейти к делу — к выборам мэра Москвы. Точнее — к вашим выборам мэра Москвы, потому что мы его не выбираем, а с надеждой и благодарностью уповаем, что вы нам назначите самого лучшего, самого честного, достойного, умного (видите, уроки вежливости не пропали даром). Но речь сейчас не о кандидатуре, а о процедуре. Она изумляет.

Президент выберет одного из четырех им же отобранных кандидатов
Рисунок Алексея Меринова

Г-н президент, по новым правилам (которые вы же предложили и утвердили) руководитель региона назначается так: партия-победитель предлагает вам несколько кандидатур, из которых вы выбираете губернатора. (Его потом утверждают местные депутаты, но это формальность, о которой даже не стоит говорить.)

И вот партия-победитель (это, естественно, “Единая Россия”) долго совещалась внутри себя и внутри своих руководящих органов (вы, конечно, знаете фамилии этих органов). Но нам — народу России и гражданам Москвы — они не говорили, кого они хотят… Не знаю, как лучше закончить эту фразу: хотят назначить миллиардером? хотят посадить нам на шею? — но это невежливые варианты. Лучше оставить фразу незаконченной.

Потом эти органы “Единой России” обсуждали вопрос с национальным лидером России. И опять мы ничего не узнали. Опять все гадали, исходя из того, кто был приглашён, кто ближе к лидеру сидел (как в советское время — будущее предсказывали по расстановке на Мавзолее). Но это же чепуха. Никакого совещания, в смысле совета, не было. Национальный лидер говорит “надо”, а органы встают и отвечают “есть!”.

Всем было ясно, что теперь кандидаты выбраны, их вам предложат, а вам останется назвать кого-то одного. И скорее всего вы уже знали, кого назовёте, потому что ради такого случая встретились с лидером один на один.

Но произошло что-то абсурдное (вежливо говоря). Народу сообщили, что руководство ЕдРа обсудило с вами, кого им надо включить в список. Это что-то совсем новое, недоступное среднему уму. Следует учесть важное византийское обстоятельство: они приехали к вам в резиденцию. Значит, на этой встрече вы были не только президентом, но и хозяином.

автор фото: AP

И когда вы по-хозяйски сказали им, кого включить в мэрский список, возникла ещё одна досада. Вы же, г-н президент, уже знаете, кто станет мэром. И остальные фамилии названы вами просто так. В списке четыре человека (могло быть и десять). Раз вы назвали А, Б, В, Г, то ясно, что в их числе тот, кто будет назначен. Остальные — пустышки, каково им играть такую роль?

Эта ситуация нам знакома. Три года назад президент Путин решил, что президентом станете вы. Но нам (народу) он не сказал это прямо. Нам показали спектакль (невежливо так говорить, но более мягкого слова не подберёшь). К Путину пришли: Грызлов, Миронов и какие-то Х и У (икс и игрек). И вот эти М, Г, Х, У предложили президенту вашу кандидатуру. Вероятно, чтобы создать видимость всенародной просьбы. Грызлов представлял депутатов, Миронов — животных, У (в отсутствие Зюганова) — рабочих и крестьян, а Х — предположим, демократов (туда им и дорога). Только мир растений не был представлен, вот и горим.

Эти инициативные, высокосознательные выступления изображены в песне Галича, когда на трибуну поднимается мастер цеха по изготовлению колючей проволоки, депутат горсовета Клим Петрович Коломийцев и зачитывает с дрессированным жаром:

Израильская военщина
Известна всему свету!
Как мать, говорю, и как женщина
Требую их к ответу!

Это референт перепутал, дал Климу женскую бумажку.

…Г-н президент, люди предполагают, что в реальности всё наоборот. Не ходоки сказали Путину, кого сделать следующим президентом. Это им велели пойти и попросить. И сейчас решали не ходоки, которые явились в вашу резиденцию. Если бы ставить этот фарс на сцене, официанты входили бы строго в ряд, и хором:

— Прикажите предложить!

...Задавать вопросы императору запрещено. Султаны вообще головы отрубали тем, кто раскрыл рот без спросу. Таким образом, и вежливость, и безопасность побуждают задать вопрос не вам, а в никуда — в воздух, в природу.

О, родная природа! Скажи правду, открой: зачем нам рассказали всю эту кухню? Зачем всему народу все телеканалы показали, как функционеры идут в резиденцию президента? Зачем сказали тему встречи? Власть могла скрыть сам факт визита или наврать, что обсуждали бюджет. Неужели всё это ради того, чтобы показать, кто у нас самый главный?

Мы, г-н президент, полностью отстранены от выбора. В этом смысле демократическая Россия всё ещё в XVI веке. Вот разговор народа во время выборов Бориса Годунова.

Один из народа.
А как нам знать? то ведают бояре,
Не нам чета… Что там ещё?

Другой.
Да кто их разберёт?

Это Пушкин очень вежливо написал. Мы же знаем, с какой интонацией народ произносит “да кто их разберёт” — типа “да пошли они”. Но будем питать радужные надежды. До сих пор все назначения были прекрасны: Зурабов — Минздрав, Фурсенко — образование, Сердюков — армия, Чубайс — нанотехнологии, Греф, Грызлов… Может, и Москве повезёт. Бог милостив.