Воскресенск безмэрно счастлив

Подмосковный город почти полгода живет без руководителя, которого поймали на взятке

25.11.2010 в 18:42, просмотров: 9152

Если бы заезжий турист оказался в подмосковном Воскресенске и прошелся по его улочкам, то ни за что бы не догадался, что город уже четыре месяца живет без мэра, а городскую администрацию “трясут” следственные органы. Судьба-злодейка распорядилась так, что 20 июля с.г. Юрия Слепцова (мэра города и главу района одновременно!) арестовали при получении крупной взятки. С тех пор тут царит анархия — мать порядка.

Хотя, повторяем, она и не бросается в глаза. По-прежнему влачат существование старики, где-то играет гармошка… Словом, как в любом другом муниципальном образовании, где глава не имеет проблем с прокуратурой.

Воскресенск безмэрно счастлив
Юрий Слепцов — мэр и глава. Уже, наверное, бывший.

Это говорит только о двух вещах: или сама жизнь, быт, социалка так удалены от органов власти, что арест первого лица совершенно не сказывается на общей температуре по палате, т.е. городу. Или, напротив, команда управленцев у Слепцова подобралась из настоящих профи. Во что, по правде говоря, не очень верится.

И вот почему. В сентябре был арестован и заключен под стражу Виктор Мусагитов — советник главы Воскресенского района. По той же статье (взятка в особо крупном размере) — только размер ее был другой, 8 млн. рублей.

При всем уважении к власти — можно ли ее считать народной и справедливой, если советник главы “идет на дело”, за которое пару месяцев назад упекли самого главу? Напомним читателям, что, по версии следствия, г-н Слепцов в долгосрочную аренду передавал коммерческой компании канализационные сети. Но при условии отстегивания ему 25% прибыли от сделки и разового “пожертвования” в размере 540 тыс. руб.

Что же это за власть и так ли она нужна людям?

Украденная победа

Вопрос для местных жителей совсем не праздный. С выборами мэра Воскресенска в октябре минувшего года получился настоящий детектив. Еще задолго до дня голосования в городе тут и там вспыхивали стихийные митинги, мелькали лозунги и транспаранты. Никто не ставил и ломаного гроша на победу Юрия Слепцова — главы района, который к этой ноше решил взвалить на свои плечи еще и должность градоначальника. Ставки делались на Геннадия Егорова, который обещал землякам и справедливость, и борьбу с коррупцией, и лучшую жизнь.

Собственно, то же самое обещал и г-н Слепцов. Но за 7 лет правления Воскресенским районом власть себя полностью дискредитировала.

Воскресенск — единственный город в мире, где мойка автомобиля стоит на 70 рублей дороже, чем в Москве, Нью-Йорке или, скажем, Буэнос-Айресе. Дело в том, что местный цементный завод на юге города за ночь так “обрабатывает” кузов, что к утру все машины в округе становятся одинакового серого цвета.

Отмыть цемент совсем непросто — и только в Воскресенске это делают профессионально, с душой, с добавками уксуса и прочих ингредиентов. Но — на 70 рэ дороже.

Опять же рекорд, достойный Книги Гиннесса. В деревне Медведка, входящей в городскую черту, местные жители пользуются привозной водой. Строго два раза в неделю с ведрами и коромыслами они выстраиваются у водовоза — и о чем гутарят?

Что 7 лет назад к ним завезли трубы для подключения к городскому водопроводу. Но как только на должность главы района заступил Юрий Федорович (а он в то время как раз и заступил), трубы куда-то исчезли — и про Медведку снова вспоминают два раза в неделю, когда сюда надо доставлять воду.

В общем, подобных примеров бездействия властей в городе и районе наберется немало. И когда 12 октября 2009 г., на следующий день после выборов, “сарафанное радио” сообщило, что убедительную победу одержал Геннадий Егоров (с разницей в 11% голосов, между прочим!), никто не удивился, и все слои общественности кинулись поздравлять нового градоначальника.

Но через два дня территориальная избирательная комиссия (ТИК) заявила: воскресенцы поддержали-таки Слепцова, он, дескать, обошел своего соперника на всего ничего — на 1,2%.

На таких ступеньках местные жители зимой чаще всего и ломают ноги.

Опять митинги, транспаранты и даже сожжение символических избирательных урн.

За украденную победу Геннадий Егоров судится второй год, но пока безрезультатно. Воскресенск — город небольшой, члены УИКов (участковых избирательных комиссий) не скрывают, что голоса в основном были за Егорова. Как он умудрился проиграть — тайна, покрытая мраком. Возможно, свет на нее прольют судебные заседания. По сообщениям информагентств, уголовные дела заведены на руководителей 14 участковых избирательных комиссий, подававших данные в ТИК и заменявших действительные бюллетени на подложные.

Таково положение сегодня в городе и районе. Верхи не могут, низы не хотят и ничему уже не верят.

Дворец спорта в обмен на тепло?

Например, в канун холодов воскресенские теплосети выдвинули ультиматум. Город за тепло задолжал около 200 млн. рублей, и тепла жители не получат, пока теплосетям на пополнение оборотных средств не упадет кредит порядка 200 млн. рублей. Однако такую астрономическую сумму никакой банк не выделит даже под гарантии горадминистрации. Стало быть, власть должна заложить что-нибудь из ликвидной собственности. Точнее, не что-нибудь, а в прошлом знаменитый на весь мир дворец спорта “Химик” (сегодня он называется “Подмосковье”), где в свое время играли такие асы отечественного хоккея, как Рагулин, Ляпкин, Ларионов и многие другие. Все они выросли и стали олимпийскими чемпионами именно в Воскресенске.

Нужно ли говорить, что хоккей тут — больше чем хоккей?! Прямо в городе можно запросто познакомиться с мастером спорта (или кандидатом в мастера) по фигурному катанию. Он или она с удовольствием расскажет, как их, мальчишек и девчонок, на лед ставили не кто-нибудь, а звездная пара Людмила Белоусова и Олег Протопопов, которые свое мастерство также оттачивали в Воскресенске.

Однако сопричастности к этим видам спорта у жителей с каждым разом остается все меньше. После того как в 2003 г. Юрий Слепцов стал президентом хоккейного клуба “Химик”, а впоследствии и его единственным учредителем, наступил закат воскресенского хоккея. Основной команды в городе не осталось, ее “забрали” в область. Играет молодежь, но воскресенских представителей там почти нет. Детский спорт коммерциализирован уже с 6 лет, папы и мамы не могут позволить покупку своему чаду дорогой хоккейной формы. За “Химик” сражаются не воскресенские мальчишки, а со всей страны, чьим родителям не в тягость проплатить спортивные успехи ребенка.

Есть опасения, что с передачей легендарного дворца спорта финансовой структуре у людей не останется даже надежды на возрождение хоккея и фигурного катания в городе.

А такие планы, как считают жители, г-н Слепцов вынашивал еще с весны, когда был на свободе. Дворец спорта — одно из немногих в городе, что еще не продано. А вместе с прилегающей территорией — около 15 га дорогой земли! — это весьма лакомый кусок.

“Инициатива” теплосетей очень кстати. Схему и придумывать не надо, за годы реформ она отработана на местах до мелочей. В установленные сроки банку не возвращают кредит (в СМИ указывается, что балансовая стоимость “Химика” оценивается в 180 млн.), а уже финансовая структура, вступившая в права собственника, обустраивает дворец спорта с прилегающими 15 гектарами земли по своему усмотрению: кинозалы, спа-салоны, пиццерии, суши-бары, жилые новостройки…

Были спортивные традиции — и не станет никаких традиций.

Куда бедному воскресенцу податься?

Там, где кончается маршрут

Как театр начинается с вешалки, так и любой город — с администрации. Впрочем, попытки “МК” пройти в кулуары местной власти успехом не увенчались: посторонним сюда вход воспрещен.

— Раньше, — вспоминает пенсионерка Наталья Дмитриевна, — мы входили практически свободно. Сидел вахтер, он записывал в журнал, кто и к кому направляется. Я сама решала: нужно мне или не нужно встречаться с чиновником. Сейчас, видите, турникет, чиновник должен выписать пропуск, он определяет — впускать меня или нет. Нет на вахте пропуска — жди до посинения. После принятия 131-го федерального закона это называется власть стала ближе к народу…

Вместе с Натальей Дмитриевной в большом мраморном холле первого этажа Белого дома (так воскресенцы называют здание администрации) нервно названивают сотрудникам аппарата с просьбой выписать пропуск другие ходоки из деревни и города.

— Себе жизнь они сделали комфортную, — считает военный пенсионер. — Паркинг у здания был общий для всех. Теперь он огорожен двумя шлагбаумами, пропускают только “своих”. Очень удобно, кнопку на специальном брелоке нажал — и уже на охраняемой территории. А пройдись по городу — кругом мусор, есть подъезды в домах без входных дверей. И никому не пожалуешься.

Шлагбаумы у “Белого дома” — единственное место в городе, где всегда спокойно и нет никаких пробок.

Снова и снова удивляюсь стойкости русского человека. Ведь если бы где-нибудь в Германии арестовали мэра или бургомистра, то немцы без руля и ветрил и дня бы не протянули. А в Воскресенске под следствием сразу два высокопоставленных чиновника (в едином, правда, лице — мэра и главы района) — и вроде бы ничего себе, терпимо. Ну поворчат себе в тряпочку, поплачутся друг другу в жилетку, но жизнь-то продолжается.

По городу снуют пассажирские “ГАЗели”. Хотя, как мне позже расскажут, без разрешения на обслуживание маршрутов.

Прозрачный и понятный конкурс среди транспортных предприятий должен был здесь состояться еще год назад. Но неугодные властям перевозчики к тендеру допущены не были. А угодных, по сути дела, и нет.

Законом допускается перевозка по временным разрешениям, их выдают в администрации. Но до этой ли текучки местным чиновникам? На допросах у следователя мэр, возможно, даст какие угодно показания. А если аресты прокатятся по всей администрации? Как и зачем работать в таких условиях?

Но жизнь-то продолжается, и строгость российских законов компенсируется возможностью их невыполнения. Оказывается, если у лицензированного перевозчика нет никакого разрешения на маршрут (из пункта А в пункт В), то он все равно вправе возить по нему пассажиров. Только проверяющим комиссиям водитель всякий раз должен объяснять, что везет людей из пункта С в пункт Д, а маршрут А—В полностью лежит на его пути следования. И вопросов больше не возникает.

Возникает другой вопрос: может, и не нужно заморачиваться с разрешениями? Если их так просто обойти, если перевозчику дан маневр, то зачем они вообще придуманы? Выгода будет прямая: “разрешительных” чиновников можно сократить — экономия бюджета. Потом вся эта разрешительная процедура наверняка сопровождается еще и откатами — наступим на хвост коррупции, без всяких деклараций закроем кормушку для чиновников, и жить сразу станет легче, жить станет веселее.

В конечном итоге рыночная экономика подразумевает минимум управленцев. И, судя по Воскресенскому району, некоторые сферы деятельности без “руководящей и направляющей силы общества” окрепли, достигли такого уровня, что способны обойтись без административного вмешательства.

Посмотрим на социалку, от которой давно стонет народ. За услуги ЖКХ с “двушки” тут платят по 6 тыс. руб. в месяц. В городе заверяют, что в этой системе собраны все родственники родственников чиновников. Они ведь не просто ничего не делают, а еще и подворовывают. Убери этот балласт, и тарифы на коммуналку рухнут.

Конечно, обидно резать по живому, тем более по своим. Но разве платить по 6 тыс. за ЖКХ в дальнем Подмосковье не обидно?

Или взять хлеб наш насущный. Производители воскресенских хлебопродуктов свой товар для мелкой торговли продают по 18 руб. за буханку, а супермаркетам — по 11,5. Что это, сговор с целью вытеснения конкурентов?

В последние годы тут застраивается каждая “точка” — и, как правило, огромными магазинами. Даже центральный городской парк с прудами (излюбленное место отдыха) был, по сути, уничтожен, пруды загажены, и на месте вырубленных деревьев вырос крупный торговый центр “Воскресенск”.

Как при наступлении крупного капитала уцелеть мелкому? Понятно, что за хлебом жители двигают в супермаркеты. И еще понятно, что как только с этого рынка выдавятся мелкие структуры, так хлеб станет и по 40, и по 50 руб. за буханку.

Сам рынок подсказал правила игры мелкому бизнесу. Чтобы конкурировать с гигантами, оптовики покупают хлеб у них же! И продают его в ларьках примерно по тем же ценам!

Зачем нужна орава чиновников, чтоб на каждом шагу одним давать “зеленую улицу”, а другим ставить барьеры?!

Земля, которую мы потеряли

…Встречаясь с жителями Воскресенска, заезжий турист может сделать ошибочный вывод, что надежды на улучшение у них уже не осталось. Откуда ей взяться, если руководитель мунобразования под стражей, а чиновники администрации защищены от жалобщиков толстым стальным турникетом? Не достучаться и не дозвониться.

Даже на заседание Совета депутатов, где избиратели по закону вправе присутствовать на слушаниях, не попадешь. Слуги народа входят в здание администрации, турникет за ними плавно “закрывается” — и никакой связи с “большой землей”, с теми, кто тебя выбрал. А небожители, они ведь мыслят совсем другими категориями, что им болтающийся по подвалам чужой ребенок?

Кстати, в городских СМИ уже появилась информация, что городские нардепы, в угоду местным теплосетям, одобрили передачу в залог дворца спорта “Химик”.

Можно ли в таких условиях хоть как-то влиять на принятие решений? Тут любой руки опустит. Куда ни кинь, везде узкие места и дефолты.

Мы уже говорили про Виктора Мусагитова, который в сентябре “погорел” на земельных аферах. Сегодня это самая больная тема в районе. Земли выводятся из сельхозоборота, и впоследствии на них появляются и экологически опасные производства, и дворцовые застройки. Вместе с ними выводятся крестьянские земельные паи, которые люди зарабатывали собственным горбом. Какая уж тут правда и справедливость? Сплошное разорение для селян.

А нынешний год для властей и вовсе знаковый: с 1 января 2011 г. запрещена продажа колхозных земель и земель за пределами поселений — главный источник дохода чиновников. Но пашня формально продана, за нее получены деньги. И если застройщики не успеют до конца года оформить ее в собственность, провести по кадастру и регистрационной палате, плакали их земля и денежки.

Делают так. Скажем, в 10 утра объявляется, что в 11.00 состоятся общественные слушания по передаче сельхозземель какой-нибудь деревушки под садовое товарищество. На “слушания” собираются сотрудники сельской администрации (а почему нет — они ведь тоже местные жители и как никто другой радеют за район) и голосуют за все, что предложит власть.

Дальше уже дело техники. За день-два земля из категории садовых товариществ плавно переводится в промзону или под застройку.

— Обнаглели до того, — рассказывает Дмитрий Глазков, — что под товарищества выделяются площади, даже когда никакого товарищества и формально не создано! Его оформят задним числом, соберут копии паспортов с тех же родственников чиновников — вот вам и товарищество, вот вам уже и промзона…

Отчего у нас в поселке...

Тем не менее надежда умирает последней, и воскресенцы считают, что шансы на светлое будущее у них еще не потеряны.

— Необходимо использовать преимущества вертикали власти, — уверена общественная активистка из поселка им. Цюрупы Ирина Харитонова. — Вода камень точит, нам нужно звонить во все колокола, будить людей. У нас в поселке теперь каждая старушка — пропагандист.

Ну кто бы мог подумать, что стихийное обращение народа к президенту Медведеву с жалобой на газификацию (точнее, негазификацию) найдет поддержку в Кремле и поселок им. Цюрупы сразу газифицируют?! Ведь сколько лет бились, еще с хрущевских времен. А тут составили письмо, подписались всем миром, отправили в Кремль — и свершилось! С газом живет поселок!

Окрыленные успехом, поселковые активисты написали жалобу Генпрокурору России на главу поселения за разбазаривание земель. Вы не поверите, петицию проверили следователи. Проверили — и поверили! Того самого Виктора Мусагитова тоже посадили, взяли, так сказать, с поличным.

Теперь тут пытаются выяснить судьбу своей некогда знаменитой текстильной фабрики, чьими акциями владеют местные жители. Но как-то так получилось, что фабрика перекочевала в частные руки, потом ее обанкротили, и текстильщицы оказались на улице. Между тем за забором предприятия кипит какая-то жизнь, в ворота въезжают и выезжают машины...

В поселке уже не сомневаются, что вертикаль власти существует. И правды можно добиться даже в нашем государстве. Но, как в той песне, нужно только выучиться ждать, нужно быть спокойным и упрямым.

Пример тому — история с уже знакомым нам местным предпринимателем Дмитрием Глазковым. Больше 20 лет он арендовал площади в одном из торговых центров, по закону имел полное право выкупить их в собственность. И сумма выкупа составляла какие-то сущие три копейки. Но, не поладив с главой района, пять долгих лет судился с властями, пытался спасти свое имущество, которое Слепцов приказал вышвырнуть с арендованной территории. Все ему говорили: “Куда ты лезешь? Не смеши людей! То, что положено Юпитеру, не положено быку”. И он действительно проигрывал все суды в районе и области. А на федеральном уровне… выигрывал. Ведь его дело было правым, и в конечном итоге Дмитрий Глазков победил!

— Геннадий Егоров также должен выиграть в суде! — считают в Воскресенске. — Не идти на новые выборы, а именно вернуть свою победу через суд. Создать прецедент, чтобы чиновники на местах знали, что волей избирателей нельзя манипулировать.

Удастся ли создать такой прецедент — вот в чем вопрос…