Политический цирк с экстремистами на Манеже

Друзья Егора Свиридова не хотели и не организовывали погромов

12.12.2010 в 17:14, просмотров: 25128

“Болельщики “Спартака” устроили погром на Манежной площади…”

“Фанаты бойней почтили память убитого…”

“Первая фанатская война…”

Такие заголовки украшают многие сегодняшние газеты. И это грустно.

Политический цирк с экстремистами на Манеже

Грустно от того, что не хотели друзья Егора Свиридова, болельщика московского “Спартака”, чтобы все закончилось именно так. И очень жаль, что в современном обществе мало кто пытается докопаться до сути событий, хватаясь лишь за видимую и зачастую самую неприглядную их часть.

За громкими событиями, произошедшими на Манежной площади, теперь уже мало кто вспомнит, в какой тишине хоронили Егора. Как спокойно прошла акция памяти на Кронштадтском бульваре. Что происходило у здания Головинской прокуратуры. И самое главное — за что был убит Егор Свиридов, ранены и ограблены разбойниками его друзья.

Давайте попробуем разобраться во всем этом, восстановив хронологию событий.

Тут-то и становится ясно, что “эффект бабочки” существует и побоище на Манежной площади было столь же неотвратимо и предсказуемо, как и вся череда тех по-идиотски глупых событий, которые наслаивались друг на друга, разрастаясь как снежный ком после выстрелов, прозвучавших в ночь с прошлого воскресенья на понедельник.

Напомню, что в ту трагическую ночь Егор со своими друзьями (кстати, лишь двое из них имеют отношение к футболу и “Спартаку”) стояли на остановке, провожая знакомую девушку на такси. Со слов очевидцев, к одному из них, самому, к слову, щуплому и стоявшему отдельно, пристал один из группы стоявших поблизости, как пишут в газетах, уроженцев кавказских республик.

Пристал не просто словесно, вежливо “попросив закурить”, а подчеркнуто нагло, с вызовом. А его подельники моментально набросились на парня, затащив в свой круг, начав хватать за одежду и нанося удары один за другим.

Конечно, Егор и его друзья устремились на выручку. Началась потасовка.

Поняв, что нахрапом взять не удалось, что поживиться легкой добычей не выйдет, а дело принимает серьезный оборот, прикрывавший группу малолетних (1988—1992 годов рождения) разбойников Аслан Черкесов вышел из-за палатки, как из засады, достал пистолет и начал стрелять в упор в безоружных людей.

Даже на девушку навел ствол — наверное, она тоже угрожала его жизни и хотела убить. А потом начал “собирать трофеи” — шарить по карманам лежавших на земле людей, забрал себе сумку одного из них.

Милиция, надо отдать ей должное, сработала оперативно. В течение получаса все нападавшие были доставлены в местное ОВД. Но вот дальше начинаются те события, к которым мы в нашей повседневной жизни уже привыкли и которым уже не удивляемся.

Я их просто перечислю. Сухая констатация фактов.

К отделу слетаются дорогие машины с представителями диаспор. Представители прокуратуры, прибывшие на беседу с пострадавшими, их родственниками и близкими, первым делом интересуются: “Где тут терпилы?”.

Яне, жене Егора Свиридова, ставшей вдовой буквально час назад, наносится такой же выстрел в упор, только словесный, и не от бандитов, а от стражей закона: “Ты здесь никто и звать тебя никак”. А затем... пятерых нападавших отпускают на свободу под подписку о невыезде! “Они же патроны не подносили, какие они соучастники…”

Весть об этом моментально разносится по Москве. Становится известно, что допрос Яны (!) будет проводиться в Головинской прокуратуре, недалеко от станции метро “Аэропорт”. Также становится ясно, что на сочувствие следователей ей рассчитывать не приходится. Про соблюдение законности и объективное расследование при таком раскладе речь тем более не идет.

У здания прокуратуры собираются, по разным оценкам, от одной до трех тысяч человек. В основном — фанаты столичных футбольных команд. Собираются молча.
Первый звоночек властям.

Второй звоночек: среди фанатов в толпе оказывается множество представителей различных политических движений и организаций. Которые вряд ли знали Егора, но которых всегда интересовала среда фанатья, на сплоченности которой в различных ситуациях можно погреть руки.

Первые петарды летят в сторону ОМОНа и его начальника Вячеслава Хаустова, которые даже с некоторым сочувствием общались с друзьями погибшего.

Первый выход на проезжую часть. Обходится парой разбитых витрин и уговорами покинуть дорогу, чтобы освободить проезд домой москвичам, не имеющим никакого отношения к делу.

Все кончается мирно. Но, видимо, такой расклад не всех устроил.

На проводы — отпевание и похороны Егора — собрались, кажется, лидеры и представители всех фанатских движений страны. Более трех тысяч человек от станции метро “Люблино” до кладбища соблюдали абсолютную тишину и полный порядок. Ни единого инцидента, несмотря на близость местного “Черкизона”. Подчеркиваю: ни единого инцидента!

Фанаты ведут себя с образцовым спокойствием, солидно, что еще раз подчеркивает всю трагичность ситуации.

А тем временем по Интернету уже ходят призывы идти на Манежку…

Кто-то утверждает, что на митинге у прокуратуры видели представителей ДПНИ (Движения против нелегальной иммиграции. — “МК”) и прочих союзов….

Их лидеры, в свою очередь, распространяют информацию о том, что — цитирую — “фанаты московских клубов обратились к нам за помощью в проведении акций в память о Егоре Свиридове”.

Это наглая ложь вызывает возмущение у представителей и лидеров фан-движений, которые поинтересовались у этих товарищей: кто же к ним обращался? Выяснилось, что “в Интернете кто-то написал”. Ну, хорошо хоть не на заборе…

Фанаты, понимая, что процесс запущен и информация о митинге соберет на Манежную площадь, в выходной, кстати, день, всеразличную публику, всеми возможными способами заявляют, что не имеют к этим “мероприятиям” никакого отношения. Что они уже поддержали Яну и семью Егора. Что провели сбор средств на похороны и оказали семье материальную помощь. Что в конце концов добились от Следственного комитета задержаний подозреваемых и уже достойно проводили Егора…

Но процесс запущен, и народ, увы, не остановить.

Чтобы не оказаться втянутыми в возможные беспорядки, представители фанатских движений снова образцово-показательно провели мирное шествие по Кронштадтскому бульвару, встретившись намного раньше, чем анонсировали неизвестные “организаторы”.

В тот день на Кронштадтском, на той самой остановке, горели свечи и лежали живые цветы с шарфами всевозможных клубных цветов…

А на Манежной, где выступали неизвестные с мегафонами и в масках, бушевали страсти.

Основа фанатская туда не пошла, потому что знала: тем, кто это организовал, доверять нельзя.

Кто это был?

Опять же в сообщениях прессы и в Интернете утверждается, что это — лидеры политических организаций экстремистского толка. Даже называются их фамилии, которые я не хочу повторять.

Они и стали инициаторами и лидерами погрома. Только не удалось им на этот раз прикрыться фанатским движением. Поумнели наши ребята, помнят 2002 год...

Жаль только, что Егора не вернуть.

И что вспомнят о нем теперь лишь родные, близкие, друзья и товарищи.

И помянут только они.

А не те, кто организовал массовое побоище на Манежной.